Первый снег

ГЛАВА 18. Беда не приходит одна

 

– Все собрали? – вытаскивая из мешка для картошки спрятанные в нём походные сумки, спросил Рем.

– Вроде всё. Пошлите! – водрузив тяжёлую сумку на плечи, вздохнула Руфина.

Выйдя в коридор, мы попрощались с отцом Руфины Роулом Урсом и пришедшим на наши мини-проводы отцом Кассия Харта Гракка и вышли на ночную улицу. Так получилось, что отцы моих друзей с самого начала были посвящены в наши планы и были согласны, что наш уход – это лучшее из возможных выходов в сложившейся ситуации, а матери друга мы решили не рассказывать так как тётушка Иллари, во-первых, очень сентиментальная, а во-вторых, она ждёт ребёнка. Волнения и переживания мужчинам не нужны. Это они сейчас думают, что смогут избежать основную волну слёз и упрёков. Кассий этого, конечно же, избежит, но вот другим мужчинам будет очень несладко особенно её мужу. Мы с Руфиной понимали, что такой поступок неправильный, но поделать нечего не могли и извинились перед тетушкой в письме. Своим приёмным дяде и тёте я не стала рассказывать оставила только записку. Возможно, я неправа осуждая поступок Кассия и других мужчин. Я же делаю также, но это только из-за того, что думаю о том, что тётушка может не принять мой выбор и попытаться помешать нам уйти. Дядя же думаю, принял бы мой выбор, но рисковать я всё же не хочу.

Продвигаясь по тёмным освещённым только ночным небосводом улицам, мы шли вперёд. Приграничье, накрытое ночным спокойствием точно пуховым одеялом спало. Лесная рать тихо переговаривалась шелестя листвой от редких порывов ветра, а бодрствующая живность находилась в поисках пищи, либо настороженно наблюдала за округой из своего укрытия желала пережить и эту ночь, чтоб на следующее утро поприветствовать солнце вновь.

Стараясь не издавать ни шороха, мы медленно подобно мышкам прокрадывались к стоящему точно стеной лесу. Он, приветливо шелестя, подзывал нас. На его территорию мы наконец смогли успокоиться. Наконец можно идти, спокойно не боясь за каждый звук, слышимый при случайном касании хрупкой палочки, либо камней.

– Ну наконец-то вы здесь, а то мы уже заждались, – выйдя перед нами из темноты леса, произнёс хмурый мужчина. Ничего не понимая мы осмотрелись вокруг. Все пути отступления перекрыли. Нас окружили. Что это значит… неужели патруль. Осознав плачевность сложившейся ситуации, мы желали бы сбежать, обезвредив противников, но понимая, что не справимся, сдались без сопротивления.

Почему же по поселению пустили патруль. Только экстренные, поистине чрезвычайные ситуации могли сподвигнуть руководство применить такие меры. Неужели… нет, нет, не может быть...

Привели нас в старую запущенную по причине редкого использования деревянную пристройку к дому собраний официально названной местом заключения или тюрьмой, но в народе получившей название бесхозный сарай. Ну нет здесь преступников, а для редких пьяниц и дебоширов и такое место сойдёт.

Закрыв нас в камерах расположенным друг напротив друга. Мальчики направо девочек налево патруль удалился, а на входе остались два стражника. 

Прислонившись к деревянной стенке камеры, я усмехнулась, произнеся:

– Не устаю удивляться нашему везению. Сегодня поистине паршивый день.

Не прошло и часа, как в нашу новую жилплощадь вошли двое лица, которых я бы не желала видеть больше никогда. Гариндар, чинно придерживая за руку нашу прославленную своим дурным характером красавицу Рэю, прошествовали к нам простым смертным.

Поморщившись разглядывая нас, сын главы остановил свой взор на Руфине.

– Вот от кого не ожидал такого поступка так это от тебя сестрёнка, – смотря в глаза подруге, он подошёл ближе к решётке. Руфине крайне не повезло быть родственницей нашего посетителя.

– По какой причине нас задержали? – перетягивая внимание на себя, спросил вставший Рем.

 – А тебя отброс не спрашивали, – зло выплюнул хозяин положения. – Сестра, тебя заставили? Я тебя выслушаю, главное не молчи и не бойся рассказать всей правды, – обхватив железные пруты решётки, мужчина посмотрел с, неужели… надеждой на мою подругу.

– Хммм… братик, – усмехнувшись, посмотрела она на него, – по какой причине нас задержали? Неужели выход за пределы поселения теперь карается пребыванием за решёткой, – услышав её ответ, мужчина лишь скривив лицо промолвил «понятно».

В наступившей тишине всё явственней чувствовалась нависшая над нами угроза. Уже было понятно, что нас хотят выставить виновными в сегодняшнем неожиданном ухудшении здоровья главы. Наш побег как нельзя кстати пришёлся на тот день, когда Гариндар решил провести переворот. Мы сглупили, решив действовать сейчас. Нужно было подождать хоть пару дней и посмотреть, как события развиваются дальше, а потом уже действовать. Теперь обвинить нас проще простого. Факт побега есть, а что ещё нужно. Сами загнали себя в ловушку и как выпутаться из неё пока непонятно.

– Вы подозреваетесь в отравлении главы Приграничья Варро Гэсса, – эмоционально, прям с чувством печали и злости в голосе сказал мужчина. Роль то, как отыгрывает. Не видела бы своими глазами его былых деяний поверила, а так только и можно немного восхищаться его умению прикинуться бедной овечкой.

– И почему же вы решили, что именно мы отравители? Нашли отраву в наших сумках, либо же у вас есть свидетели? – приняла решение продлить бесплатный концерт и посмотреть, сможет ли он отыграть выбранную роль до конца.

– Ваш побег уже есть доказательство, – смотря на меня он, казалось бы, ещё больше разозлился. А я что, я ни при чём. Ну нет у меня желание вставать при главном госте вечера, ой, простите главных гостях. Что-то уж долго молчит наша всеми любимая Рэя. Странно всё же адреналин и жажда мести на меня действуют. Не подумала, что буду так открыто выражать свою враждебность к гостю. Ну нечего это даже хорошо, хоть развлекусь и позлю его немного, небось отпустит моя тяга к лихачествам и когда наши гости уйдут будет возможность поразмыслить над побегом из-под заключения.



Валерия Фелин

Отредактировано: 29.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться