Первый снег

ГЛАВА 19. Обвинения

 

На следующий день в вечерних сумерках входные двери нашего уютного места заключения были чуть ли не снесены от мощного яростного удара. Какое же интересное время для посещения выбрали наши гости, да ещё так феерично входят!

В этот раз заглянуть к нам решили все тот же Гариндар и советники Зиркас Айрано и Фонтей Бэрн. Вот и произошло то, чего мы так боялись: глава покинул мир живых. Не дав печали захватить себя, я посмотрела на сына того, кого так уважала и кем восхищалась. Добился своего психопат и охотник за властью. И что теперь? Пришёл вершить правосудие? Похвально, только не тех выбрал, на себя посмотрел бы лучше.

– Кассий Гракк, Руфина Урс, Майнари вы обвиняетесь в отравлении главы поселения Варро Гэсс повлёкшем за собой его смерть, – первым заговорил второй советник. – Чтоб облегчить свою участь у вас есть возможность сознаться и рассказать кто был поставщиком яда. Кто стоит за вами? – с нажимом произнёс он.

– Мы никого не травили, но знаем кто это сделал, – опережая Руфину, ответила я.

– И кто же?

– Он, – указав на Гариндара, я встала и подошла к решётке.

– Мерзавка, – зло прошипел наш «безвинно» обвинённый, – что за чушь ты говоришь. Следи за своими словами!

– Ну почему же чушь? Это простые умозаключения основанные на твоих поступках и других сопутствующих обстоятельствах. Пять лет назад тебя выгнали с позором. Прогнав и отчитав за неразумные действия. Это и привело к зарождению злости и желанию отомстить своему обидчику в твоём случае отцу. Поэтому то так и совпало время вашему возвращению и резкое ухудшения здоровья главы. Как мы простые не приближённые к главе жители могли его отравить? И последние, если бы я и хотела кого-то отравить, то уж точно им был не глава, а ты, – приводя аргументы нашей невиновности, загибала пальцы, смотря на хмурые лица слушателей.

– И чем же я заслужил такое особое к себе отношение. Неужели ты ещё злишься из-за нападения на вашу деревеньку. Кстати, а как она назвалась? – усмехнулся мужчина, приблизившись к отделяющей нас решётке.

– Она… она называлась Кузнечная.

– Кузнечная… Кузнечная нет, не припомню, – изобразив секундную задумчивость снова язвительно улыбнулся. – Всё грустишь и плачешь в подушку небось, вспоминая неумёх из своей деревеньки.

– Ну почему же неумёх? Как же ты мог забыть моего отца, который положил с десяток твоих подчинённых и тебя бы отправил к праотцам, если бы не удар в спину от твоего верного помощника, – говоря, радовалась всё меркнущей победной улыбке на его устах. – Ну что ты слабость не порок, а то, что ты не можешь без удара в спину победить это уже плохо.

Возникшее молчание было прервано неожиданно раздавшимся смехом. Былая растерянность и злость уступили место новым эмоциям, он радовался, но чему…

– А знаешь ли ты кто был тем лучником? О… вижу не знаешь! – протянул он довольно и, положив руку на плечо дяде Зиркасу, продолжил. – Сын приютившего тебя первого советника.

Что? Нет?! За что? «Как судьба могла так пошутить?» - смотря на дядю, на лице которого так же, как и у меня отразилось удивление. Хотя стоит признать у меня она отчётливо проявилось, а вот у дяди промелькнула быстро и спряталось за завесами уже сросшейся с ним маски невозмутимости. Стоит признать единственное, что хоть немного успокаивает и даже радует в этом известии это то, что у меня появилась веская причина отказаться от предлагаемого тётушкой брака.

– Майн?! – Руфина положила руку на моё плечо. – Озвучьте ваши доказательства, указывающие на нашу виновность в отравлении главы, – потребовала подруга, немного повысив голос.

– Твоя подруга сама созналась в том, что хотела отравить меня, но из-за её невнимательности и возможно врождённой криворукости приготовленная для меня отрава попала к отцу? – схватившись за озвученное раньше мной предположение, мужчина вывернул его свою пользу.

– Майн это не говорила? – раздался голос из расположенной напротив нас камеры. Обернувшись к говорившему, гости приоткрыли немного взор на сидевшего в тени Кассия. – Она говорила, что такое могло бы – выделив голосом последние слова, он продолжил, – случиться, если бы она захотела, но вам, как погляжу нужно по-быстрому спихнуть всю вину на нас, не заботясь о честности суда и доказательствах, – покачал головой парень и посмотрел с осуждением на каждого из гостей.

– Ваши слова не играют никакой роли. Ваша вина неоспорима, но на основе услышанного могу выдвинуть предположение, что виновник из вас только один остальные только прикрывают, – второй советник окончательно подчеркнул на стороне кого он находится. Первый же советник дядя Зиркас не озвучивая свои мысли тихо стоял и только сжатые руки в кулаки и нахмуренные брови указывали на то, что он хотел бы что-то сказать, но не может и я его ни в коем случае не осуждаю. Нависшая угроза военного вторжения намного важнее. Он должен думать о своём народе и королевстве, которое они защищают. Внутренние конфликты только усугубят положение и могут привести к возникновению бреши в защитной стене. Молчаливая поддержка и извинения, отражающиеся в его взгляде, это самое важное.

– Согласен с вами советник, – кивнул Гариндар, – виновной в отравлении прошлого главы является пришлая Майнари. Руфина и Кассий дети нашего народа признаны соучастниками, – преисполненный важностью провозгласил мужчина. – Господа советники благодарю вас за оказанную поддержку при принятии первого моего решения в качестве главы.



Валерия Фелин

Отредактировано: 29.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться