Первый среди первых

Размер шрифта: - +

Первый среди первых

Еремей Калашников честно заслужил первую весомую награду. Министр внутренних дел лично вручил медаль, пристегнув её к лацкану капитанского кителя. По вкусу пришлась и премия. «Завтра же лечу в Крым. Нет, в Сочи — первым же самолётом» — решил Еремей.

В задержании не было ничего героического, так считал Калашников. Что он сделал особенного? Всего лишь выполнял служебные обязанности. Да, Еремей рисковал своей жизнью и, несмотря на эту высокую ставку, считает задержание рядовым.

Вооружённый мужчина среди бела дня, на оживлённой пешеходной улице, размахивал пистолетом и вопил во всю глотку. Безумец схватил женщину и, приставив оружие к её виску, выкрикивал то ли религиозные лозунги, то ли финансовые требования. В городской суете не было слышно, чего хочет этот человек. Буйный мужчина нарушал общественный порядок, и кто-то должен остановить преступника и кто, если не Еремей?

Прозвучал пугающий выстрел. Калашников, словно в «матрице» увернулся от пули, перепрыгнув невидимый барьер, и на полном ходу сбил мужчину с ног. Затем ему удалось повалить агрессивного человека наземь, и металлические наручники жёстко защёлкнулись на запястьях буяна.

Задержание прошло быстро — бескровно. Но вооружённый преступник всё-таки успел нажать на курок. Девяти граммовая бестия разорвала между ног форменные брюки, оставив небольшую царапину, на интересном мужском органе. «Вот это везение! — изумился доктор на осмотре капитана Калашникова. — Ещё бы пару миллиметров и физкульт-привет колокольчикам. Ты на моей памяти первый у кого подобное ранение. Еремей — ты везунчик!».

Удача всегда была в дружбе с Калашниковым. Но не только она.

Еремей выделялся своей настойчивостью и желание быть первым во всём. Ещё в детском саду он обращал на себя внимание характером победителя. Кто быстрее всех раскрутит карусель или на качелях сделает «солнышко»? Конечно, Еремей. У кого самый точный, самый сильный удар по мячу? Безусловно, у мальчика-футболиста под номером «один», с надписью на спине — Калашников. Еремей первым ложился спать в «тихий час». Первым занимал место за обеденным столом и раньше всех садился на горшок с красным цветочком на борту.

Затем школа.

Еремей в группе первых принят в пионеры. В дневнике только высшие отметки. Обижают девочку, кто, без раздумий заступится за неё и «намылит» шею хулигану? Еремей. Кого первым из класса привели к директору и вызвали родителей в школу? Снова Еремей на белом коне.

Первый из первых, он лидер по рождению. Если бы Калашников родился на несколько веков раньше, не сомневайтесь, ходить Еремею под парусом и раскрашивать белые пятна на планете. Прямой конкурент Колумба. Еремей на щепке бы добрался до берегов Америки и неизвестно, где и с кем сегодня была бы эта страна.

После школы институт, армия и, наконец, служба в полиции. Везде он первый. Алкашей и тунеядцев «на карандаше» у капитана Калашникова не счесть — не сравнить с другими участковыми. Раскрытых преступлений в разы больше. Еремей, как русский Шерлок Холмс, как лучший ученик Эркюля Пуаро с лёгкостью ловит преступников и вот она заслуженная награда. Медаль из рук главного полицейского в стране. Это так приятно и почётно. Затем поздравления от коллег, рапорт на отпуск, подпись начальника и премированный Еремей покупает авиабилет на рейс Москва-Сочи.

***

Прекрасная сочинская гостиница, недавно отстроенная, светлая и чистая, встретила Еремея Калашникова. Он зарегистрировался на первом этаже ровно в час дня и получил ключи от комнаты номер «один». Еремей совсем не удивился. Первый среди первых и номер комнаты у него под стать.

Несколько дней Калашников наслаждался южным солнцем. Великолепная погода и ласковый прибой приветствовали его отдых. Еремей познакомился с местными ребятами. Новые знакомые пригласили на рыбалку. Калашников с удовольствием принял приглашение.

Привезли капитана-отпускника за город.

Чудесное место. Сзади Еремея горы, впереди пирс, уходящий на полсотни метров в море. Калашников наживил червя, закинул удочку. Он снова первый. Сочинские рыбаки всё ещё возятся со снастями, подкормкой и поплавками, а он уже тянет первый улов.

Вытащил огромного ерша. Рыба будто зевает. Это и понятно, ещё мгновение назад чистая морская вода, омывала жабры, а сейчас душит неприветливый воздух. Как тут не зевнуть в предчувствии смерти? Еремей посмотрел в глаза щетинистой рыбине.

«Отпущу. Ты первый. Свой своего не ест!» — решил он и, сняв с крючка ерша, отпустил «колючего» в море.

Снова Еремей насадил червячка и метнул удочку.

Долго ждать не пришлось. Клюёт. Да непросто клюёт, тянет, рвёт, просится рыбка. Еремей вытянул леску, смотрит, а там снова ёрш. Чудны дела твои господи, да этот тот же бедолага, что и минутами ранее. И травма у него видна прежняя и глаза всё те же. Да чтоб тебя! Еремей почесал макушку и отпустил ерша обратно. «Какой назойливый. Какой упрямый! — думал Калашников, — Нет, на сегодня рыбалка окончена». Свернул удочки, Еремей поблагодарил своих новых знакомых за приглашение и, извинившись за скорый уход, направился назад в город.

Вечером Калашников пошёл прогуляться по Сочи. Красивый город построили современники Еремея. Столица туристской индустрии страны — райское местечко. Могут же, когда прижмёт.

Еремей заметил в свете неоновых огней небольшой магазин, с броской вывеской «фёст». Как пройти мимо? Зашёл. Походил, поглазел на товар, обратил внимание на ремень. Ему нравился синий цвет, а крепкий брючный пояс как раз то, что нужно. Пряжка у него большая, блестящая. Буквы английские. Чудо, а не ремень!

— Сколько стоит? — деловито спросил Калашников.

Продавщица и она же хозяйка магазина с улыбкой смотрела на Еремея. Грузная армянская женщина измерила размер кошелька клиента:



Максим Волжский

Отредактировано: 10.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться