Первый враг пантеона

Размер шрифта: - +

Глава 3: На пути в Засториан. Часть 3

 

Зас охал, поскуливал и постанывал, да и вообще растерял большую часть своей обычной надменности. Причина подобной перемены крылась в огромном лиловом синяке, занимавшем ровно половину груди тёмного мага. Мэлдон, вволю поиздевавшись над оппонентом, повторно смазал место удара целебной мазью и наложил поверх ушиба собранные им пахучие ароматные листья.

- И дёрнуло же меня попытаться наложить на него паралич, - постанывая, проклинал Зас свою самоуверенность и глупость.

- Ты не поверил, что он платиновый авантюрист? – с интересом спросил эльф.

- Сложно сказать, чему я верил, а чему нет, я не пойму другое - с чего меня вообще дёрнуло начать нашёптывать заклинание. Я положительно засиделся в своём подземелье, отчего начал считать всех окружающих людей идиотами.

- В таком случае половина эльфов засиделась в своих лесах, в этом они с тобой солидарны, - посмеивался Мэлдон.

- Ладно, посмеялись и хватит, - морщась от боли, Зас принялся натягивать на себя рейнджерский комбинезон. – Пожалуй, есть в моей глупости и положительный момент: теперь мы почти наверняка знаем, что этот парень не врал, - добавил он.

- Мэлдон, всё готово, - сообщил товарищу закончивший со сборами Виктор.

- Хорошо, думаю, можно выдвигаться.

Виктор зевнул, выспался он в эту ночь весьма посредственно. Получивший древком копья Зас, пришёл в себя только под утро. Очнувшись, он принялся мешать магические речитативы с матюками, занимаясь с помощью первого самовосстановлением, а с помощью второго выпуская злость на самого себя. Оказав магу посильную помощь, товарищи позавтракали остатками медвежатины, после чего Мэлдон занялся сбором лечебных растений и изготовлением из коры и расплетённой верёвки специальной повязки, благо Зас после полученного тумака оказался вполне себе подвижен, разве что слегка бледен от боли и плохого настроения.

Окружающий мир, в отличии от тёмного мага, встретил новый день в прекрасном расположении своего мирового духа, отчего погода стояла прекрасная. Солнце светило ярко, ласково и в меру согревая, стрекотали птицы, приятный ветерок гулял между холмами, ночные хищники отсыпались в своих берлогах и отряд не беспокоили. Лишь изредка они видели суетливых холмистых кроликов, ловко прячущихся при виде людей в свои норки, да один раз наткнулись на стадо горных козлов, резво припустивших от них по склону холма.

Сейчас товарищи, как и советовал им Стикс, двигались на восток вдоль леса, удаляясь от близкого уже города. Других, более подходящих вариантов у них попросту не было.

- Тоже мне помощничек, - бормотал маг, - так и убить можно…

- Если бы он хотел тебя убить – ты бы был мёртв, - возразил эльф.

- Да знаю я, не тупой, - проворчал Зас.

- Мы точно можем доверять этому Стиксу? – спросил Виктор.

- А сам то ты как думаешь? – переспросил Мэлдон.

- Уверен, что можем, но обосновать свою уверенность логически я не могу.

- Можем, можем, - кряхтел маг, - всё указывает на это. Не убив нас, он, похоже, уже пошёл на огромные риски, да и «Ассасины равных шансов» это культ Ашейнтаха. Мне известно про них мало, общие слухи, из которых следует, что они принципиальные и крайне умелые люди.

- А боги не смогут найти нас если захотят? – спросил Виктор.

- А ты сможешь найти нужную пчелу в борте? – хмыкнул маг. – Так вот, мы для них все такие - одинаковые. Пока пчела не цапнет тебя за палец или же не прилетит на сладости, разложенные на твоём столе, она для тебя как-бы и не существует. Плевать ты хотел на отдельных пчёл, ведь тебя интересует только собранный пчёлами мёд…

- Не совсем так, но пример хороший, - кивнул на сказанное Мэлдон.

- Но ведь драконы, они напали на караван… - засомневался Виктор.

- Напали, - кивнул Зас, - но тут другое: вероятно, какой-то кретин обратился к своему богу чересчур рьяно. А может они почувствовали произошедшие под волчьими пиками и сложили дважды два, не знаю...

- Так кто такие – эти Ассасины равного шанса? – спросил у товарищей Виктор.

- Расскажи ему, мне больно говорить, - обратился к эльфу Зас.

- Не очень я люблю этих ребят, - начал Мэлдон, - они есть доказательство того, что не только добро рождает порядок из хаоса…

- Ну, началось, - морщась от боли, прервал эльфа маг, - хватит философии, ближе к сути.

- Ближе, так ближе, - не стал спорить Мэлдон, - знавал я одного крестьянина, - продолжил он, -звали его Гренг с Лисьего холма, боги послали ему лишь одного ребёнка – девочку. Выросла редкая красавица, о чём прознал местный барон и прислал к отцу людей с требованием, мол, нечего цветочку в грязи пропадать, пусть идёт в служанки при его жене и дочерях. Предложение, кстати, довольно щедрое и иногда даже вполне искреннее. Отец дочь отдал, не потому что хотел, а выбора, скажем так, особого не было. Через три месяца труп девушки нашли в канаве у дороги, миль за тридцать от поместья барона. Пришедшему искать справедливости отцу сказали, что девчонка сбежала и к смерти её барон отношения не имеет. Вот только имелась у Гренговой жены родственница среди прислуги, и та нашептала, что когда барон в очередной раз напился и пришёл попользовать «служанку», та расцарапала его морду ногтями, за что, в понимании барона, её следовало забить до смерти, что он и сделал.

- Все дворяне настолько мерзкие? – поинтересовался Виктор.

- Все до единого! – без раздумий заявил Эльф.

- Не слушай этого человеконенавистника, - проскрипел шедший позади Виктора Зас, - дворянина от крестьянина отличает лишь то, что из крестьянина с малых лет лепят крестьянина, а из знати – знать. И редких засранцев, как и людей приличных, как среди крестьян, так и среди дворян примерно поровну, соль же в том, что у засранца с вилами нет власти и безнаказанности, которые очень быстро делают из засранца с титулом последнего урода. Хотя в чём-то наш эльф прав: очень немногие из знати видят в простых людях хоть что-то кроме инструмента для своего – знатного благополучия.



Денис Петриков

Отредактировано: 14.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться