Пьеса для двоих

Глава 4 «Верона ждет…»

 

На следующий день Юля шла в институт с замиранием сердца: она боялась и при этом в тайне ждала новой встречи с Врублевским. Однако, к облегчению( или к сожалению?) этого не случилось,  впрочем, как и в последующие несколько дней. Через неделю Юля поймала себя на том, что постоянно ищет его глазами в толпе студентов на перемене или на крыльце после занятий. Это ее очень раздосадовало, и вечером, отругав себя на чем свет стоит, она поклялась, что больше никогда не будет думать об этом человеке. И ушла ночевать к Сергею.  

А назавтра в женском туалете она столкнулась с Лерой. Стоя за ней в небольшой очереди, Юле наконец удалось разглядеть ее получше. К Юлиному глубочайшему разочарованию, она так и не нашла в этой Лере никаких изъянов (не было даже крошечного прыщика на идеально гладком лице!). Смутило ее только одно – Лерины глаза, которые на этот раз она смогла рассмотреть. Они были серые и холодные, как льдинки, хоть и красивые, и, когда Лера мимолетом глянула на Юлю, у той даже мороз по коже прошел от этого ледяного взгляда. «Снежная королева, - подумалось тогда Юле. – Красивая, но холодная»…

Прошла еще неделя, прежде чем Юля все-таки увидела Романа. Правда, тут же пожалела об этом, поскольку Врублевский в этот самый момент целовался со своей Лерой, стоя прямо на лестничном пролете у окна. Юля мысленно выругалась и, чтобы не проходить мимо них, направилась к другой лестнице, что находилась абсолютно в противоположной стороне, ради чего пришлось  делать приличный крюк…

А через три дня Юля заболела: температура, горло, насморк,  – все по полной программе.  «Вирус», - констатировала ее мама-врач и прописала дочке полнейший постельный режим в сочетании с целой горой таблеток и микстур.

Так, провалявшись в постели две недели, справивши там же свое двадцатилетие в последний день сентября, а второго октября проводив Сергея на самолет до «города контрастов» Нью-Йорка, бледная и с темными кругами под глазами после продолжительной болезни, Юля наконец вернулась в университет. Ее тут же атаковала Светка, завалив кучей свежей, но, по большому счету, абсолютно ненужной информацией.

Выходя из библиотеки и всеми силами стараясь абстрагироваться от болтовни приятельницы, не отстающей от нее ни на шаг, Юля неожиданно наткнулась на объявление, которое раньше не заметила. «Проводим кастинг на роли  в студенческом спектакле «Ромео и Джульетта».

- Что это? – спросила она Свету.

- А ты разве не знаешь?

- О чем?

- Я же забыла, что ты болела! – всплеснула руками Света и начала объяснять: - Недели две назад, как раз, когда ты заболела, нашему ректору взбрела в голову идея провести конкурс среди всех факультетов на лучший студенческий спектакль. При этом спектакль должны и поставить,  и сыграть студенты конкретного факультета. Конкурс будет проводиться в декабре по два-три спектакля в неделю…

- И какой же приз за победу? – с улыбкой поинтересовалась Юля.

- Это пока неизвестно. Но на нашем факультете уже есть свой приз, - ухмыльнулась Светка.

Юля непонимающе посмотрела на одногруппницу.

- На роль Ромео уже утвержден не кто иной, как Врублевский, - загадочно сообщила та.

«Кто б сомневался», - подумала Юля и тихо рассмеялась своим мыслям.

- Режиссером спектакля будет его друг Паша Антипенко, - продолжала Света, - а вот другие роли еще не распределены…

- А как же девушка Врублевского? – как можно безразличней спросила Юля.

- Филатова? Ой, я те умоляю! – со смехом простонала Светка, - эта бездарность только по подиуму может ходить! Она даже четверостишья выучить не в состоянии, не то что целую роль… Разве что одну фразу, типа: «Овсянка, сэр!», да и ту забудет! И она это знает, поэтому даже и не будет позориться на весь институт…

- Так в чем же местный приз? – перевела разговор Юля.

-  Ты так и не поняла? Врублевский и есть тот приз! Для той, кто получит роль Джульетты.

«Дежавю», - снова подумала Юля.

- Кстати, сегодня в три и будет проходить отбор на эту роль. Я лично собираюсь туда пойти…

- Ты? – не удержалась Юля, понимая, что толстенькая низенькая Светка меньше всего подошла бы на роль Джульетты, да еще рядом с высоченным Врублевским.

-Да, - уверено кивнула она. – А ты не хочешь?

- Нет, - резко ответила Юля, а про себя добавила: «Это мы уже проходили…»

- Тогда пошли за компанию, поддержишь меня, - начала уговаривать Света.- Давай! Ну, пожалуйста!

- Ладно, - нехотя согласилась Юля. – Только постою в сторонке.

- Как хочешь! Только идем, - Света подхватила девушку под локоть и потянула за собой, - а то уже половина четвертого! Как бы роль не отдали кому-нибудь другому!

Юля непроизвольно усмехнулась ее безграничной самоуверенности и пошла следом.

Когда они зашли в актовый зал, «отбор» Джульетты был уже в самом разгаре. Первым делом, конечно же, Юле бросился в глаза сам Врублевский, стоящий по центру сцены и с кислой улыбкой слушающий очередную претендентку, которая пыталась с выражением прочитать по бумажке слова Джульетты. Несмотря на то, что девушка была довольно симпатичная и вполне привлекала к себе внимание, да и роль произносила очень даже прилично, вид у Врублевского был  скучающий и усталый, а ответные реплики он проговаривал с плохо скрываемым зевком. Рядом со сценой на стуле сидел, скрестив на груди руки,  темноволосый худощавый молодой человек, тот самый, которого Юля видела рядом с Романом на крыльце в первый день учебы. Он, в противовес другу, был оживлен и внимательно следил за девушкой. Как Юля поняла, он и являлся тем  самым Пашей Антипенко, который вызвался режиссировать эту «студенческую самодеятельность».  Время от времени парень вскакивал и начинал что-то говорить девушке, бурно жестикулируя.



Ольга Иванова

Отредактировано: 10.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться