Пьеса для двоих

Глава 5 «Предчувствие любви, что где-то рядом ты…»

Выходные пролетели как одно мгновение. Всю субботу Юля просидела в Национальной библиотеке, собирая материал для реферата по «валютной политике», а в воскресенье полдня моталась с Иркой по рынку и магазинам, выбирая для той зимние сапоги. После чего еще заскочила в пустующую квартиру Сергея, чтобы полить цветы, которые в свое время  сама потихоньку принесла туда для «создания определенного уюта» в холостяцком логове, и теперь чувствовала себя в ответе за них. Вечером же она, уставшая до изнеможения, без задних ног рухнула в постель и тут же заснула.

Утром в понедельник Юля проснулась с неясным предвкушением чего-то приятного, что ожидает ее сегодня. «Репетиция! – осенило ее через несколько секунд. – Первая репетиция! В пять». Она тут же подскочила с постели и начала готовиться. К счастью, занятия сегодня начинались в одиннадцать, и у нее было еще достаточно времени, чтобы основательно привести себя в порядок. Она даже успела принять ванну и вымыть голову. Потом Юля долго стояла у шкафа с одеждой, думая, что ж ей лучше надеть: короткую юбку или облегающие брючки. В конце концов, она остановила свой выбор на брюках, решив, что они  все же будут менее вызывающими , а главное, никто и не подумает, что она специально вырядилась, чтобы привлечь чье-то (чье же, интересно?) внимание!

Ровно в пять часов, в приподнятом настроении, Юля впорхнула в актовый зал. И тут же увидела стоящую рядом с Романом и Пашей Леру, как всегда до безобразия красивую и одетую с иголочки. Все Юлино воодушевление после этого, конечно же, напрочь испарилось.

 Как оказалось, Лера «изъявила желание» посмотреть (или проконтролировать?), как ее молодой человек будет репетировать. За все два часа, пока шла репетиция, она даже не сдвинулась с места, с выпрямленной спиной и без единой эмоции на совершенном лице просидев в кресле на первом ряду, как ледяная статуя, и колючими глазами наблюдая за всем тем, что происходило на сцене. Врублевского же, казалось, этот надзор абсолютно не напрягал, он беззаботно носился по сцене, репетируя с другими парнями эпизоды, где присутствуют Ромео  и его приятели. На Юлю же он практически не обращал внимания, но она, хоть ей это было и не очень приятно, трезво поразмыслив, пришла к выводу, что это и к лучшему, особенно, если учесть присутствие здесь Леры. К тому же ее неплохо развлекал Пашка, и девушка даже позволила себе немного пококетничать с ним. А еще ее порадовало то, что все романтические сцены влюбленных Ромео и Джульетты Паша отодвинул на несколько репетиций вперед, и сегодня Юля пробовала проигрывать лишь сцены с участием главной героини и ее кормилицы, а с Врублевским они даже не пересекались. На роль кормилицы, кстати, взяли  очень симпатичную и смешливую девчонку с четвертого курса, высокую и чуть полноватую, что, впрочем, абсолютно ее не портило. Звали девушку Таня, и Юле только при одном взгляде на нее стало понятно, что они непременно должны подружиться.

Так, несмотря на то, что Юля ожидала от этого вечера чего-то другого, уходила она домой все же в прекрасном расположении духа. Ко всему прочему, Паша Антипенко вызвался провести ее до метро, и она не стала ему отказывать: ей был приятен этот юноша и нравилось его общество. Пашку нельзя было назвать красавчиком  в классическом понимании, но он был настолько обаятельным, живым и веселым, что мало какая девушка могла перед ним устоять. Парень даже вполне мог составить достойную конкуренцию в отношении женского пола своему другу Врублевскому. И он, кажется, прекрасно знал об этом, потому что всю дорогу до метро откровенно пытался заигрывать с  Юлькой. Саму же Юлю это весьма забавляло, но не более того. К сожалению, хоть она и пыталась пока это отрицать даже самой себе, ее сердце снова томилось по Роману Врублевскому. Ей было страшно признавать это, но в ее мыслях и снах он присутствовал намного чаще, чем следовало, а внутри у нее  все подпрыгивало лишь при одном звуке его голоса, при каждом его взгляде, при малейшем, даже случайном, его прикосновении. С каждым днем Юлю все больше и больше затягивало в омут любви к Роману Врублевскому, и  это еле сдерживаемое безумное чувство билось в ней, пытаясь вырваться наружу. Но Юля понимала, что допустить этого было никак нельзя, хотя бы потому, что у нее был Сергей, которого она просто не могла предать… Хотя бы потому, что у Романа была Лера, которую он не собирался оставлять...  Хотя бы потому, что изначально любовь к этому человеку была глупа и не имела никакого смысла…

С этими нелегкими мыслями Юля просыпалась и засыпала изо дня в день, отчаянно боролась с ними и все ждала, когда же этому придет конец…

 

 

 

- Сегодня наконец-то будем репетировать бал в доме Капулетти, - сообщил Паша в субботу, тридцатого октября. – Надеюсь, роли все выучили…

«Ну, вот и понеслось!» - с нарастающим волнением подумала Юля. Ведь именно с этого эпизода начинаются сцены, где им предстоит «взаимодействовать» с Врублевским и где не удастся избежать объятий… А теперь, зная склонность Паши, как режиссера, к дословной передачи текста пьесы и вдобавок некоторой  эпатажности,  как минимум будут еще и поцелуи…

«Держи себя в руках! - приказала Юля сама себе. – Вспомни, что тебе уже не пятнадцать и ты не девочка, чтобы краснеть рядом с объектом своей любви! Забудь про все – и вперед!» Счастье еще, что сегодня в зале почему-то не присутствовала Лера, ведь все предыдущие репетиции проходили под ее неусыпным контролем…

- А где неизменное сопровождение нашего Ромео? – украдкой спросила она у Паши, имея в виду Леру.

- У Ледяной красавицы неожиданно поставили на это время лекцию, - с ухмылкой шепнул он ей в ответ.

- Ледяная красавица? – переспросила Юля.



Ольга Иванова

Отредактировано: 10.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться