Пьеса для двоих

Глава 7 «Заметает зима, заметает все, что было до тебя…»

Когда утром в субботу в квартире Юли раздался телефонный звонок, она почему-то сразу поняла, что это звонит Роман. Юля, опередив маму, быстро подскочила к аппарату и с замиранием сердца сняла трубку.

- Привет, - на ее лице появилась счастливая улыбка, когда действительно на другом конце провода она услышала его голос.

- В общем-то, - неуверенно начал  Роман после приветствий, - у нас есть кое-какие проблемы с сегодняшней поездкой…

- Все отменяется?.. - Юля почувствовала, как ее захлестывает волна разочарования.

- Нет, но… Короче, Пашке срочно понадобилось уехать в Брест, Костя заболел, а значит, Аня без него не поедет, Юру с Таней неожиданно пригласили на какой-то день рождения, и они, возможно, подъедут к вечеру … Так что, мы с тобой остаемся одни… И если ты не захочешь ехать в таком составе, то я пойму и не обижусь…

- А ты лично хочешь ехать в таком составе? – уточнила Юля. – Или ты был настроен на большую компанию, а сейчас не готов?.. Тогда…

- Нет, - не дал ей договорить Роман. – Я готов и хочу ехать в таком составе. Дело за тобой.

- В таком случае, я согласна, - чуть улыбнулась Юля, а сама подумала: «И  будь, что будет!..»

- Тогда в час дня я жду тебя у твоего дома, - повеселевшим голосом отозвался тот. – Поедем на машине.

- У тебя есть машина? – удивилась девушка. Она никогда прежде не замечала, чтобы Врублевский ездил на автомобиле.

- Это будет мамина машина, - просто объяснил Роман. – Она разрешила одолжить ее на выходные…

- Ясно, значит в час?

- В час. Пока?

- Пока, - Юля, положив трубку, с задумчивой улыбкой повернулась к маме, которая все это время стояла рядом и с любопытством наблюдала за дочкой.

- Только прошу, ничего не спрашивай! – Юля предупредительно подняла указательный палец.  

Наталья Валентиновна на это лишь загадочно усмехнулась и, пожав плечами, ушла к себе в комнату.

 

 

- Кажется, погода портится, - заметила Юля, садясь на переднее сидение маленького синего Фольксвагена Гольф, принадлежавшего матери Романа. – Такой ветер поднялся…

- Не думаю, что она существенно изменится, - ответил Врублевский, заводя машину. – Может, только снег пройдет… Нам же это на руку – завтра будет удобней кататься по свежему снегу…

- Возможно, - улыбнулась Юля, - главное, чтобы он, наоборот, не растаял… А далеко твоя дача?

- За Молодечно. Самое большое – час езды. Думаю, в начале третьего будем на месте…

И в этот самый момент пошел снег. Он был частый и мокрый и, растекаясь по лобовому стеклу крупными каплями, серьезно искажал видимость, так что Роману пришлось включить дворники и фары и чуть снизить скорость.

- Вот тебе и снег, - вздохнула Юля, наблюдая за бегущими водными дорожками.

- Ничего, - приободрил ее Роман. – Это ненадолго. Завтра обещали хорошую погоду…

- Ну, если обещали… - протянула с улыбкой девушка.

- Еще минут пятнадцать-двадцать – и мы на месте, - сообщил Роман, когда позади осталось Молодечно. – Все-таки получилось немного дольше, чем я предполагал, - он глянул на панель, где небольшие электронные часы показывали двенадцать минут третьего. – Это все из-за погоды…

Они проехали еще минут десять, как вдруг неожиданно раздался громкий хлопок, после чего машину сразу же повело влево. Юля вскрикнула и вцепилась пальцами в сидение. Роману кое-как удалось выкрутить руль в нужную сторону и съехать к обочине.

- Что это было? – Юля испуганно посмотрела на парня.

- Кажется, колесо лопнуло, - раздосадовано ответил тот, вылезая из машины. Несколько минут он крутился около автомобиля, разглядывая пробитое колесо. Юля, не удержавшись, тоже вышла из машины.

- Приехали, - со вздохом прокомментировал Роман, показывая на пробоину в сдувшемся колесе. – А запаски у мамы, конечно же, нет…

- И что делать? – обеспокоено поинтересовалась Юля.

Роман на какое-то время задумался, оглядываясь по сторонам, а потом сказал:

- У меня два предложения. Первое: ловим попутку и едем назад или хотя  бы до Молодечно и пытаемся найти эвакуатор… В этом случае, конечно же, наши выходные все-таки можно считать неудавшимися…

- По-моему, сегодня все против нас, - невесело усмехнулась Юля.

- Не все. Есть еще один вариант. Видишь вон те огни? – Роман показал в строну от дороги. – Там железнодорожная станция. Идти до нее минут десять или чуть больше… Оттуда совсем недалеко до моей дачи… Мы с мальчишками в детстве  часто бегали на эту станцию, так что… Шанс добраться до места у нас все-таки есть, - он хитро улыбнулся. – Решай!

- А что с машиной? – заколебалась Юля.

- А я со станции позвоню маме, скажу, чтоб прислала с Минска эвакуатор. А назад поедем на электричке или на Юркиной машине, если они все же с Таней приедут…

- Ладно! – махнула рукой Юля. – Пошли на твою станцию! Рискнем! Раз уж запланировали…

Роман достал из багажника большую спортивную сумку, куда перекинул свои  и Юлины вещи и кое-какую еду, закрыл машину, и они двинулись в сторону станции. Роман, конечно же, погорячился насчет десятиминутной дороги, которую из-за порядочных сугробов и неприятного мокрого снега, бившего в лицо, они на самом деле преодолели более чем за двадцать минут. Когда молодые люди наконец добрались до станции, было уже три часа. Потом им еще некоторое пришлось ждать кассиршу (а может, это была и начальница станции?), у которой именно в это время оказался перерыв, чтобы от нее позвонить в Минск, поскольку единственный телефонный аппарат на станции безнадежно не работал и, кажется, уже давно. Попререкавшись некоторое время с местной «станционной смотрительницей» и в конце концов все же дозвонившись до матери Романа, они отправились дальше. Для этого им в первую очередь пришлось перейти через рельсы на другую сторону, где вдоль железной дороги шла полоса леса. Начинало смеркаться, а снег продолжал валить частыми хлопьями,  и Юля стала ощущать, что потихоньку замерзает.



Ольга Иванова

Отредактировано: 10.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться