Пьеса для двоих

Глава 18 «Что трудней: в любовь твою поверить без тебя или с тобой?..»

«И что дальше? - размышляла Юля, в утреннем зимнем сумраке разглядывая спящего Романа. Самой ей так и не удалось заснуть этой ночью: голова разрывалась от всевозможных мыслей, а сердце щемило от радости, перемежающейся с невнятным чувством тревоги. - Вот я  лежу рядом с любимым мужчиной… Я могу до него дотронуться… обнять… поцеловать… Я так об этом мечтала… Столько лет… Думала, что этого больше никогда не произойдет… Кажется, я должна быть счастлива… И я счастлива, но… Что же будет дальше? И будет ли вообще что-нибудь?..»

Она погладила Романа по щеке, и тот, почувствовав прикосновение, улыбнулся во сне, и крепче стиснул ее в своих объятиях.  «Будь, что будет», - решила пока Юля, уютно устраиваясь на его плече с блаженной улыбкой, прикрыла глаза и незаметно провалилась в дрему.

Сквозь неглубокий сон Юле послышалось, что где-то в квартире скрипнула дверь, и она тут же распахнула глаза. «Дети! – спохватилась Юля. – Как же я про них забыла! Надеюсь, они ничего не заметили…» Юля, освободившись из рук по-прежнему спящего Романа, поспешно выбралась из постели. Одевшись, она осторожно подкралась к детской комнате и заглянула внутрь: дети все еще спали. Во всяком случае, они тихонько лежали с закрытыми глазами и дружно сопели носами. «Показалось», - с облегчением подумала Юля и направилась в ванную. Приведя себя в порядок, она уединилась на кухне с чашкой крепкого кофе.

Бодрый и уже полностью одетый, Роман появился на кухне спустя полчаса.

- Доброе утро, – он поцеловал Юлю и присел рядом на стул.

- Как спалось на новом месте? – улыбнулась Юля.

- Лучше, чем когда-либо, - Роман подвинулся ближе к ней и снова поцеловал ее в губы, на этот раз более настойчиво и продолжительно…

Поцелуй прервал детский смех, несущийся из Машкиной комнаты, и Юля с Романом сразу же отпрянули друг от друга, прислушиваясь.

- Проснулись, - усмехнулся Роман. – А ведь пару минут назад еще спали – я проверял. Пойду посмотрю, как там они.

Перед тем, как подняться, он еще раз быстро поцеловал Юлю и вышел.

Никита с Машкой с визгом носились по комнате, весело перекидываясь подушками.

 - Привет, папа! – бросил Никита отцу, параллельно прицеливаясь своим перьевым орудием в Машу.

- Привет, герои, - со смехом поприветствовал их Роман. – А теперь давайте быстренько одеваться и на кухню завтракать! – весело приказал он и вернулся к Юле. Та уже заварила чай и делала бутерброды с ветчиной.

- Если хочешь, - предложила она Роману, - я тебе что-нибудь разогрею с ужина. Там картошка, курица осталась, салаты еще… И Никита твой поест. Просто у меня Машка на завтрак ничего не ест, кроме бутербродов и глазированных сырков…

- Не суетись, хватит нам и бутербродов… Мы совсем не прихотливые, что есть, то и…- но он не успел договорить, как вдруг в кухне появился взволнованный Никита, в руках у него был мобильник.

- Это тетя Кристина…- запинаясь, заговорил он, протягивая отцу телефон. – С  мамой что-то случилось…

Кристина была закадычной подружкой Леры, ее неизменной спутницей на всех тусовках, и эту новогоднюю ночью они тоже проводили вместе.

- Слушаю, - сказал в трубку Роман. – Да, Кристина… У меня батарейка села. Что случилось? В какой больнице? – Юля заметила, как заходили у него желваки на лице, и ей самой стало не по себе. – Хорошо, скоро буду…

Роман отключил телефон и посмотрел на готового вот-вот заплакать сына.

- Что с мамой? – спросил тот.

- Она в больнице. Ночью как-то неудачно упала, у нее вроде перелом и сотрясение… - серьезно ответил Роман. -  Я точно не понял, Никита. Кристина очень быстро говорила, ты же ее знаешь. Но расстраиваться не стоит, я уверен, что с мамой все будет в порядке. Мы сейчас поедем в больницу и все выясним, хорошо?

Никита кивнул, а Роман повернулся к Юле.

- Нам нужно ехать… Ты же понимаешь, - тихо сказал он.

- Конечно, - так же тихо отозвалась Юля, подавляя вздох огорчения, но потом все же нашла в себе силы предложить: - Может все-таки позавтракаете?... Вы же так и не успели… Голодные ведь…

- Никита? – вопросительно глянул на мальчика Роман.

Но тот отрицательно замотал головой:

- Не хочу. Поедем скорее…

- Мы поедем, - повторил Роман Юле. – Пойду такси вызову…

- Я вам хоть бутерброды с собой сложу, Никита в машине съест… - Юля тут же начала заворачивать  уж готовые бутерброды в фольгу.

Машка тем временем вытащила из холодильника маленький пакетик сока и глазированный сырок.

- Это тоже тебе, - заботливо сказала она другу. – Не забудь съесть…

- Спасибо, - снова кивнул Никита.

Прощание было быстрым. Юля видела, как озабочен и взволнован Роман, и ей, хоть она и понимала серьезность ситуации, почему-то это было неприятно.

- Увидимся. Спасибо за все, - только и сказал он, уходя. И все. Никаких обещаний и сантиментов.

 Юля закрыла за ними дверь и вернулась на кухню. Почему-то в голове начала навязчиво крутиться строчка из одной популярной песенки, которую она слышала буквально на днях: «Если он уйдет – это навсегда, так что просто не дай ему уйти…»

- Я не могла не дать ему уйти, - с удрученной улыбкой сказала она вслух сама себе. – Он шел к своей жене… И этим все сказано.

 

 

Невысокую худенькую шатенку, курившую на крыльце больницы, Роман заметил сразу же, как только они с сыном вышли из такси.

- Кристина! – окликнул он и поспешил к ней.



Ольга Иванова

Отредактировано: 10.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться