Песчаные Пожиратели

Глава 1

Глава 1

Каин

Тихий гул с улиц медленно проникает в голову, заполняя уши шумом. Я резко сажусь в кровати и судорожно хватаю ртом воздух. Оглядываясь по сторонам и цепляясь взглядом за мелкие детали, приказываю себе успокоиться. Я один. Здесь никого нет. Я раз за разом повторяю эти слова, когда просыпаюсь. Это уже неосознанно стало привычкой.

Комната погружена в утренний полумрак, в ожидании восхода солнца. Лишь слабый свет пробивался в мое окно, падая на близлежащие вещи, цепляясь за них. Точно так же мой затуманенный разум цеплялся за сон.

Мой взгляд бродит по помещению, задерживаясь на случайных вещах, но я определенно знаю, что искать. В темной комнате я силюсь разглядеть определенную вещицу, глаза неосознанно распахиваются еще шире, словно это поможет развеять тьму.

Когда долго и пристально разглядываешь деталь, мысленно разбирая ее на составляющие, то это помогает остановить бешено рвущийся пульс. Это помогает. Незначащая деталь, просто мысленно представь ее, разложи и найди три важных фактора.

Портсигар.

Плоский футляр для переноски сигар. Он лежит на столе, напротив, на самом видном месте. Состоит из четырех деревянных деталей и трех металлических. В этом футляре использовали серебро. На крышке выгравированы символы, которые в целом не составляют общую картину. Множество разных букв и некоторые из них на другом языке. Несколько символов отец нацарапал сам. И только ему понятно их значение. Они так небрежно выделялись среди остальных, я мог ощущать их неровности прямо сейчас.

Проводя пальцем по крышке, я мог отчетливо осязать каждый изгиб. Внутри до сих пор лежит парочка сигар. Каждый раз, когда я открываю футляр, то ощущаю этот уже слабо уловимый запах табака. Время даже запахи не щадит. Возможно, в одно такое же обычное утро, я открою коробочку, но не почувствую ничего. Это пугало меня больше, чем должно.

Три важных фактора.

Хранение сигар. Переноска. Память.

В утренней темноте комнаты, я отчетливо видел блеск, исходящий от коробочки. И это была единственная вещь, которая всегда привлекала мое внимание. Как бы обычно футляр не выглядел для остальных, для меня эта вещь была особенной.

Опустившись обратно на кровать, я ждал, пока сердце прекратит бешеные скачки в моей груди. С каждым последующим глубоким вдохом, я постепенно замелял дыхание. Это должно помочь.

Кошмары, опять. Неясные обрывки, которые продолжают снова и снова крутиться в моей голове, не имея никакого смысла. Они как старый проигрыватель: прокручивает один и тот же обрывок песни. И каждый раз, она заедает, не доиграв до конца, возвращаясь в самое начало. И так постоянно. Я отчаялся услышать другие куплеты. Лишь одни и те же обрывки, которые будут повторяться.

Я так привык к этому. Все что у меня осталось, так это неясные образы, являющиеся ко мне каждую ночь. Лишь они все время неизменны.

Часы на столике перед кроватью показывали, что я опять проснулся раньше времени. Это происходит всё чаще. Я хочу думать, что это все из-за жесткого режима в нашей Академии. Хотя знаю, что это не так.

В комнате стоит застылый прохладный воздух, запах сырости и плесени прочно въелся в стены. И никакие парфюмы не помогут выжить этот аромат из этих владений. Он как живое существо поселился здесь на прочных основаниях.

Я выбрался из кровати для холодного душа. Вода еще не успела нагреться от только восходящего солнца, поэтому по хлипким трубам течет только ледяные струи. Пока стоишь под их жалящими каплями, то успеешь несколько раз проклясть всех вокруг. Таким речам позавидовали бы даже в порту.

За окном стало светлеть, и бледное утро наполнялось красками, оживая с каждым новым лучом. Хотя некоторое время назад была темень. Раньше в это время была кромешная темнота.

Протиснувшись в узкую кухоньку, я пошарил руками по полке, выуживая аккуратную баночку с травами. Терпкий запах корня гломонии просачивается через щелки, забиваясь в нос. Если заваривать его малыми порциями, то его запах приятно расцветает вместе с кипятком. Я сделал себе кружку этого варева, попивая жидкость маленькими глотками. Гломония умела скрывать унизительные темные круги под глазами. Они зияли на фоне бледной кожи, насмехаясь надо мной. Я уже не мальчишка, чтобы страдать от ночных кошмаров.

Форма академии висела на грузном шкафу, привлекая внимание каждый раз, когда я проходил мимо. Словно мерзкая кожа змеи она привлекала взор, маня надеть ее. Кто бы знал, это эта одежда имеет столько власти в этой стране.

Когда я надеваю на себя одежду, то перед зеркалом больше не стоит наивный мальчишка с ночными кошмарами, теперь я — образцовый солдат, в чьих жилах по воле короля текут только те качества, что угодны ему.

Учебная форма академии сидела на мне как вторая кожа. Прихоть нашего командующего. Учащиеся академии должны всегда выглядеть презентабельно, ведь они лицо власти. Нас призывали гордиться ей и тем, что мы ее носим, прививали чувство превосходства над остальными благодаря ей. Но на деле все знали, что это красивое облачение для убийц.

Форма состояла из серовато оливково-зеленой куртки, таких же штанов и белоснежно-белой рубашки. Уже пятая по счету. Четвертая была запятнана кровью. Бунт возле границы.

Поправив белый воротник, я отошел от зеркала. Если я не хочу опоздать, то выдвигаться нужно сейчас. Наш наставник не любит, когда опаздывают, он до безумия пунктуален. В прошлом году один из солдат получил десять ударов плетью за опоздание в две минуты. До сих пор это является хорошим уроком для остальных.

Спускаясь по винтовой лестнице, с самого верхнего этажа, я цеплялся за шершавые стены, которые не давали мне упасть. Здесь совершенно не было окон, поэтому в коридоре был кромешный мрак. Именно поэтому я всегда жмурился, выходя из знания на светлую улицу, которая растиралась мимо моего дома.



Selena West

Отредактировано: 11.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться