Песчаные Пожиратели

Глава 9

 

Король Иван все реже появляется на публике. Мы все волнуемся за состояние нашего возлюбленного короля. Не выразить словами как тяжко мы переживаем эти дни в неведение о его состоянии. Но королева Агидель выступила с коротким объявлением, что все домыслы и сплетни — бессмысленны. Состоянию нашего дражайшего короля ничего не угрожает. Только лишь легкое переутомление от бессонных ночей за работой. Мы все будем верить, что это так.

Тем временем принц Джиро — второй в очереди на престол — был замечен на улицах города Арата. Что принц делает так далеко от дома — никто не знает. Королева отказалась отвечать на вопросы. Остается догадываться, что это как-то связано с предстоящим бракосочетанием принца с принцессой Илании.

Новостей о союзе между Тилландсией и Иланией все еще нет.

Взято из еженедельной газеты

«Вести Тилландсии».

 

* * *

Кровь тонкой струйкой стекала по подбородку, капая на белоснежную рубашку. Иоши недовольно вытер кровь рукавом, размазывая ее по лицу. Рассечённая губа уже успела распухнуть, а глаз потемнел и заплыл. И увечья не заканчивались лицом, тело мальчишки тоже покрывали синяки и порезы.

— Мне не больно, — упрямо буркнул мальчик. — Не больно.

Нижняя губа Иоши дрожала, на глазах наворачивались слезы, но он изо всех сил старался их сдержать. Словно побитый щенок он тихо сидел в углу, стараясь не делать лишних движений. Жалость вспыхнула тусклым светом где-то внутри меня, но так же быстро исчезла. Иоши сам решил пойти этой дорогой. Омрачать его выбор своей жалостью — оскорбление.

— Ты так и будешь здесь лежать?

Моя одежда пропиталась потом и кровью, противный песок был повсюду, а раны ныли. И мне не хотелось задерживаться на солнце дольше, чем я уже это сделала. Но жалкий вид мальчишки не позволял мне оставить его и дальше лежать в грязи и скулить. Остальные новобранцы уже расходились по комнатам, еще немного и здесь останемся только мы вдвоем. Стоны и ворчания угасали и исчезали вместе с людьми. Прикрыв глаза рукой, я оглянулась вокруг. Опаляющее кожу солнце готово было оставить ожоги на незащищенных участках тела. Еще немного и я силком потащу мальчишку в здание и кину на пороге.

Вздернув нос, Иоши все же поднял ко мне свои глаза и встал на ноги. Когда пришла его очередь выйти на поединок, то гольфреец не проявил милосердия. Удары были так же сильны, движения — быстры, он не видел в нем ребенка. Лишь солдата, который пришел на службу. Здесь никто не будет давать поблажек. Это восхищает.

— Жалобы означают слабость, — бормотал Иоши. — А я не слабый.

В отличие от других Иоши двигался медленнее, неумелые руки слабо держали палку в руках и она постоянно выпадала. А из-за своего роста наносить удары ему было еще сложнее. Гольфреец расправился с мальчиком в считаные минуты, нанося жесткие удары. Он рухнул на песок, и на мгновенье мне показалось, что он потеряет сознание и останется лежать на раскаленном песке. Но Иоши смог встать на ноги, уверенна, что именно это заставило гольфрейца отступить и вызвать на поединок другого новобранца.

Стойкость так же ценна в солдате.

— Ты шумный, — сказала я. — А не слабый.

Губы Иоши дрогнули в подобии улыбки.

— Ты держалась хорошо, — прохрипел мальчик. — Со стороны бой смотрелся куда легче, чем есть на самом деле.

— Если ты так считаешь, то я удивлена, почему ты все еще жив.

Даже со стороны это выглядело так же ужасно. Движения гольфрейца были неповторимы, никто из нас не смог бы справиться с ним. Мужчина точно и планомерно разделался с каждым из нас и даже не показал на лице усталости. Он был монстром. И именно таким же монстром я хочу стать.

— Ты можешь идти. Не хочу, чтобы со мной возились как с ребенком, — говоря это, Иоши отказывался смотреть мне в глаза. Он и правда был еще таким глупым ребенком.

— Хорошо, — медленно ответила я. — Я не собиралась оставаться здесь дольше положенного.

На открытой солнцу местности было невыносимо жарко. Почти все новобранцы покинули арену, оставляя песчаную западню позади. И я все еще не могу понять, почему это должен быть песок. Сражаться на нем — это самоубийство.

Ветер поднимал в воздух песок и разносил вокруг. В темной земле виднелись вкрапления золота, когда я шагала к зданию. Противные песчинки были повсюду, и это раздражало больше всего. Нигде от них не укрыться. Руки сами собой поднялись вверх, силясь вытряхнуть песок из одежды и выплюнуть изо рта. Меня пробирал до дрожи скрип на зубах.

Тело отозвалось тупой болью на движения, но я не обращала на это внимания. Пальцы судорожно вытряхивали частицы песка из карманов и складок одежды, стряхивали налипшие песчинки к рукам. Золото смешалось с кровью, кровь поглощала золото. Я ощущала себя грязной, поглощенной невидимым монстром и если не сумею стряхнуть весь песок, то он поглотит меня полностью. Кровь и золото. Чудовищное сплетение.

В груди как по наковальни отбивало свой собственный ритм сердце. То тихо, то громко, то глухо, то звонко. Голова гудела от шквала шума, что свалился так внезапно.

Не сразу осознав, я почувствовала противное прикосновения страха. Он жидким золотом обволок руки и двигался вверх, пытаясь достичь груди. Я даже не знаю чего так боюсь…

Громкий звук удара железной двери вывел меня из оцепенения. Свойственный коридорам шум заполнял уши. Только спустя время я смогла увидеть дрожащие руки прямо перед лицом. Они застыли в воздухе, а пальцы скрючились, словно в агонии. На них все еще виднелись песчинки золотого песка и засохшая кровь, но паника от взгляда на это прошла. А страх как подбитое животное отступил и скрылся в закоулках моего сознания.



Selena West

Отредактировано: 11.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться