Песчинка

Размер шрифта: - +

Глава 3. Дорога судьбы

Впоследствии Инес не могла вспомнить события этого дня. Все смешалось в единый ком дыма, крови, грязи и грохота. Визг тормозов боевых машин, выстрелы, треск рушащейся стены… Мэтры были подобны приливной волне, хлынувшей в пролом стены обороны. Атаки с востока ждали, но ее скорость превысила все прогнозы. Армия мэтров обошла систему ловушек, словно точно зная, где они находятся и как их обезвредить. На помощь отступающим в жилые районы солдатам были переброшены отряды с южной линии обороны, но немалая часть врагов оставалась на побережье, не позволяя дробить силы. Крепость стояла на страже, только врагам уже не нужно было обходить ее…

- В Трайском районе обрушение завода! Требуется помощь спасательных служб!

- Отряд капитана Ореста отрезан, здание торгового центра захвачено. Мы вынуждены отступать. Просим разрешение на применение снарядов третьего уровня в городской черте.

- Пожарные команды не справляются, пришлите подкрепление!

- Удерживаем кораблестроительный институт, ситуация пока под контролем.

В какой момент она оказалась в районе боевых действий и по чьему приказу – Инес не запомнила. В сознании отложились картинки: вот они с напарником разбирают завал, вот – вытаскивают раненых, вот прикрывающий их солдат падает на землю и почему-то не встает, вот – в каком-то метре от нее падает снаряд и она смотрит, смотрит на свою смерть невыносимо долго… но он не взрывается, и время вновь пускается вскачь. Детский голос под рухнувшей лестницей… Окровавленный, еще живой, но уже не опасный вражеский боец на земле. Сирена пожарной машины, звук самолетов и отчаянный крик «все в укрытие!». Вот она тащит коробку патрон по лестнице института для снайперов на четвертом этаже. Вот – пытается помочь связисту настроить оборудование, сбившееся с волны после того, как все здание тряхнуло. Вот перевязывает напарника… Вот едет в машине скорой помощи, вот помогает тащить носилки до медицинского пункта… Ближайшая больница переполнена, везем в главную тех, кого возможно… В сознании отпечатываются картинки: брошенная посреди улицы детская коляска, быстро краснеющее пятно на чьем-то бедре, серое, неподвижное, с нелепо разинутым в беззвучном крике ртом лицо лейтенанта Эрвина, женщина в холле больницы, прижимающая к себе потерявшего сознание ребенка, раскуроченный автомобиль, на миг закрывший солнце самолет с красно-черными знаками на крыльях, наполненные ужасом глаза и трясущиеся руки приемной матери – никогда Инес не видела Вилею такой беспомощной и потерянной…

Внезапная, страшная атака… Мэтры не щадили никого – женщин, детей, стариков… Мирный или солдат – им было не важно. Черный косой крест на красном фоне, словно печать смерти над кровавым морем… Сколько это длилось – день или больше? Гарнизон опомнился от шока, вызванного внезапной атакой и ответил ударом на удар, но бои уже велись на улицах. Жестокие бои. Когда пришла помощь? Ночью или уже утром? Или это все-таки был вечер?

Самолеты! Наши! С длинными крыльями и бело-сиреневым флагом! Наши, наши! Подкрепление прибыло, мы спасены! Спасены!

- Грузите раненых в машины, - раздавал приказы пожилой офицер, командовавший отрядом прикрытия. - Кого возможно. Будем вывозить. Позже пришлют еще вертолет, как только будет возможность пролететь. И готовьте персонал к эвакуации.

- Но здесь же еще останутся люди, раненые продолжают поступать, как мы… - пыталась возражать Вилея, но ее не слушали.

- Гражданских эвакуируют всех. Здесь останутся только военные санитары и врачи, имеющие офицерское звание, и то лишь до конца эвакуации. Специалисты нужнее в тылу уже сейчас.

Ее тоже отправляли в эвакуацию, и едва не подающая в обморок от усталости и нервного потрясения женщина не могла с этим ничего поделать. Ее отправляли в тыл, ее защищали, несмотря на то, что… Она должна была остаться здесь до конца, она должна была делать свою работу, она должна была стоять до конца, это ее вина, она должна…

Она пришла в себя уже в поезде. Их ждал пригород Орланска, где разместили врачей и раненых, и местная военная часть. Эвакуированных гражданских отправляли дальше. Снэттская армия, благодаря вовремя прибывшей помощи из столицы отбившая атаки врагов и простоявшая стеной до завершения эвакуации населения, отступила на север, оставив врагам истерзанный, рыдающий от боли, но все еще живой Волноград. Когда-нибудь за стенами крепости снова будут смеяться детские голоса, но сейчас там звучала непривычная, отрывистая речь мэтровских солдат.

 

Принцесса Нэйн впервые за годы своей службы чувствовала себя без сил. Город потерян. Где была ошибка? Кто виноват? Как мэтры прошли линию обороны – быстро и практически без потерь? Везение, точный расчет, неизвестная система радаров, вовремя полученная информация? С кем покойные мэр Волнограда и командир гарнизона имели контакты во время осады? Они уже ничего не расскажут. Мэр отказался идти в бомбоубежище, желая, подобно капитану тонущего корабля, оставаться на посту до последней минуты. Там и погиб - под обломками рухнувшего здания. А второй унес за собой в могилу две боевых машины врага. Они не могли предать. А кто мог - обманом ли, кражей ли - добыть у них информацию, уже не выяснить. Расследование тормозилось об отсутствие живых свидетелей и невозможность получить данные с систем службы безопасности объектов. Сколько шпионов было в городе, в каких подразделениях, куда они попали сейчас? Вопросы требовали ответа, службы внутренней безопасности вели работу, а девушка едва не рвала на голове волосы от мысли, что она что-то упустила. Отец доверил ей оборону центральной части страны. Восточный фронт держится: опытные генералы, продуманная стратегия, лучшая техника. Западным фронтом руководят отец и генерал Неон: за эту область войны можно пока не волноваться. Но юг она потеряла. Ее ошибка!



Лэсси Норес

#15103 в Фантастика

В тексте есть: военная

Отредактировано: 12.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться