Пешка Богов

Часть вторая. Цена мести.

 

«…Атакованный может выдвинуть Поединщика, удваивая ставку…»

Кодекс Баланса.

 

Варг шел на восток широким упругим шагом. Шел один. Листик сбежала днем, во время привала. Варг не пошел за ней. Зачем? Она все равно никогда не поймет. Он просто не любил, когда… если… в общем, разозлили его. Брови сошлись на переносице, хмуря лоб. Мысль, такая ясная, что ощущалась всем существом, никак не поддавалась формулировке. Но он ведь точно был прав! Он чувствовал это. И совесть его спокойна, не мучает кошмарами. А значит все нормально. Но Листик все же убежала…

Лесная тропка вела его через чащу, подставляя под ноги коварные корни и камни. Варг машинально перепрыгивал через эти ловушки, не обращая внимания. Идти по главному тракту он избегал, предпочитая звериные тропы возможной встрече с законом.

Бегство спасенной и излеченной девочки больно ранило его в самое сердце. Почему она не увидела справедливости постигшей город кары? Где-то в груди Варга медленно крутился противный червячок сомнений. Сомнений, не имеющих под собой логической основы, но от этого не становившихся меньше.

Варг скрипел зубами и пытался выкинуть все из памяти. Понемногу это стало получаться и, два месяца спустя к стенам Шихала вышел человек со стальным взглядом и спокойным сердцем.

 

Шихал встретил Варга шумом большого города. Стража на входе взяла проездную деньгу и порекомендовала таверну подходящую для вольного охотника, каковым представился пришедший.

Варг последовал рекомендациям и не пожалел. Таверна оказалась небольшой и просторной. Без лишнего люда. Лишь вышибала, четверо лесовиков, один горожанин и, собственно, трактирщик. Цены оказались приемлемыми, пиво неплохим и Варг решил разбить лагерь здесь, пока не подвернется работа.

 

Лучи солнца, окрашенные разноцветными витражами, освещали внутреннее убранство храма. Играли зайчиками на золоте ликов и лампад. Заливали мягким сиянием белокаменный зал, в центре которого стоял коленопреклоненный человек.

 

Затекшие ноги сводило судорогой, но по бледному лицу Эларта это было не видно. Склоненная голова, обрамленная светлыми, чуточку медными волосами, выражала спокойствие и умиротворенность. Вот веки его дрогнули, открыв небесно-голубые глаза, чистые и прозрачные, как капли росы. Открытый взгляд юноши устремился на лик святого, выложенный витражами. Солнечный свет заставлял изображение лучиться неземным, чистым сиянием. Сердце Эларта купалось в мягких волнах счастья и покоя.

Гармония момента несколько нарушилась, когда послышались тихие размеренные шаги. Эларт, чуть повернул голову и встретился взглядом с вошедшим священником.

-Отец-настоятель зовет тебя к себе, брат.

Юноша сотворил знамение в сторону образа и поднялся на ноги мягким, плавным движением, словно и не было долгих часов молитв. Начищенная до блеска кольчуга заиграла на солнце тысячей зайчиков. Эларт почтительно склонил голову перед пришедшим братом и, пропустив его вперед, двинулся следом.

 

Мягкий полумрак скрывал углы комнаты. Запах благовоний ненавязчиво заполнял душу неземным восторгом и торжественностью. Цветные витражи с ликами святых благосклонно взирали сверху вниз на вошедших людей.

Проводник молча склонился в поклоне и оставил юношу одного.

-Сын мой, -  голос раздался сбоку, застав молодого человека врасплох.

Вздрогнув, Эларт впился взглядом в неприметную фигуру, вышедшую из тени, и тут же рухнул на колени.  От стремительного движения волосы юноши рассыпались, скрыв почтительно опущенное лицо.

-Сын мой, сегодня я принес тебе горестную весть, - неземная скорбь и печаль звучала в каждом слове, что произносил среброволосый старец, обремененный тяжелыми одеждами. Эларт поднял глаза и с тревогой поймал взгляд Отца-настоятеля. – Зло проникло в наши земли, неся смерть простым людям. Твой родной город... Его больше нет.

Добрые старческие глаза грустно смотрели на юношу, лицо которого преображалось по мере того, как до него доходил смысл произнесенного.

-Моя семья… - голос Эларта сорвался.

-Мне жаль.

Эларт опустил голову и замолчал. Скорбь затопила его душу. Он вспомнил своих родителей, братьев и маленькую Розу – младшую сестренку. Их больше нет…

На плечо его мягко легла сморщенная ладошка Настоятеля.

-Мужайся, сын мой. Господь нуждается в нас. В нашей вере и силе.

Юноша крепко зажмурился, гоня прочь выступившие слезы. Сердце гулко ухало где-то в горле. Наконец, он собрал в себе силы и выдавил:

-Да, Отец.

-Собирайся в путь. Тебе предстоит найти чернокнижника и спасти наши земли от Зла…

 

Огромные, иссиня-черные, мерцающие во тьме кольца длинного, могучего тела перекатывались одно в другое. Голова великого змея, при этом, оставалась абсолютно неподвижна. Широкие, неподвижно стеклянные глаза глядели на Варга двумя окнами в бесконечность. Движения становились все более замысловатыми и текучими. Переливались друг в друга. Юноша не мог оторвать взгляда от этой картины. Ужас сковал тело ледяными тисками.

-Подойдиии ко мнееее.

Тело Варга сделало шаг. Другой. Судорога ужаса исказила лицо человека. Он не мог даже подумать о сопротивлении. Воля покинула его тело подобно солнечным зайчикам при наступлении ночи.

-Подойдиии ко мнеееее, Воооооиииин. Ссслушшшшай меняя внимаааатееельноооо.

Варг закивал как тряпичная кукла в руках кукловода. Тело сжалось в ужасе, но взгляд остался прикован к голове Змея. Кольца танца приближались, окружая его.

-Ониии пуссстилиии Поооееедиииинщщщикаааааа поооо твоооееемууу слеееееедууууу. Он жажжжжждетсссс  твоеееей ссссмертиииии. Змеиииииныыыый хрееееебеееет. Тааааам я поооомоооогууу тебеееее.



Юрий Кудрин

Отредактировано: 16.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться