Пешка Богов

Часть 4. Закрыв счета.

 

 

«…Праздник легко превращается в праздность,

Кольцами душит цветной серпантин…»

Крыс

 

Солнце лениво плыло по небосводу, бросая бледные лучи на покрытую сугробами землю. Чахлые деревца стояли, поникнув, похожие на скелеты, почерневшие от огня или от горя. Сугробы, что выросли за минувшую ночь вокруг кустарника, окружали лесок защитным валом. Царила тишина. Тьма, полная завываний ветра, колючих снежинок и жестокого мороза ушла, уступив поле боя холодному, но тихому утру.

По-зимнему тощий волк вышел из лесу и устремил свой взгляд куда-то вдаль. Там все еще коптил дымом небо город. Страшный смрад, носимый ветром, долетал даже сюда. Волк повел носом, чихнул и вновь скрылся в лесу.

Даже его острых глаз не хватило, чтобы заметить одинокую точку в снежной пустыне.

 

Холод перестал беспокоить измученные, расцарапанные руки. Это плохо. Апатия душила разум теплой белоснежной пеленой. Варг напрягся и с трудом перевернулся на спину. Низкое серое небо хмуро взирало на него сверху. Человек прикрыл глаза, и сразу стало легче.

Зачем куда-то ползти. Зачем двигаться. В этой жизни он уже сделал все что мог. Теперь неплохо и отдохнуть.

Мысли текли все медленней. Легкий ветерок вяло засыпал лежащего человека снежным крошевом. К вечеру обещал получиться отличный сугроб. Вокруг царила тишина. Даже стервятники – вечные спутники смерти – не кружили в небе. Только снег.

 

Сторонний наблюдатель мог и не заметить момента, когда послышались шаги. Варг не заметил их и подавно. Он даже не почувствовал того, как чьи-то руки подхватили его коченеющее тело и взвалили на волокуши.

 

Лучик света проник сквозь щель меж прикрытыми ставнями и пополз по полу. Варг, прищурившись, улыбнулся ему как долгожданному гостю. Затем вздохнул и подошел к окну. Ставни тихо скрипнули, открывшись черно-белой панорамой заснеженного леса. Но нет. Не все здесь в одну краску. Солнышко пригрело землю, и снег пошел на убыль, открывая местами еще вялую, но уже зеленую травку. Позади остались долгие дни болезни. Джельдо нашел воина замерзшим, почти что, в ледышку. Потребовалось много дней, прежде чем смерть отступила от его обмороженного и израненного тела. Проклятый паладин сумел достать его несколько раз, чудом не прикончив на том перекрестке.

Мысль об этом вызвала на лице Варга очередную усмешку. Теперь все закончено. Неугомонный рыцарь нашел покой рядом с обгорелым трупом какого-то бедняги. Как гласит официальная версия (ее принес из города вместе с остальными новостями Джельдо), колдуна считают погибшим от праведной руки рыцаря Господня. Сам герой, как полагается, пожертвовал своей жизнью во спасение мирного люда. Очень удобно и не придется долго разбираться, что или кто спровоцировал резню в некогда богатом и процветающем городе. Резню, результатом которой стали шестидневные похороны погибших. Шесть дней рылись братские могилы, способные принять в себя всех мертвецов. Шесть дней люди телегами вывозили за стены порубленные тела. Шесть дней…

«Мерзкий колдун напустил черную магию на город. Помутил разум горожан и стражи, заставив кидаться друг на друга. Но Господь защитил отважного воина своего и тот сумел настигнуть врага рода человеческого. И был бой. И пали они рядом от ран смертельных».

Варг фыркнул и покачал головой. Очень удобно! Кое-что в этом мире никогда не меняется. Но теперь это не его проблемы. Все долги выплачены. Все счета закрыты.

Теперь он не колдун. Он всего лишь знахарь в поселке дровосеков. Его здесь уважают и ценят. На ноги он встал лишь четыре дня назад и надо ли говорить, что пока он болел, жители поселка каждый день с тревогой спрашивали Джельдо и молодого Сэма о здоровье «Почтенного Знахаря».

Кстати о мальчишке, Сэм тоже понемногу избавлялся от своей боли. Он, Джельдо, да сам Варг – вот, пожалуй, и все, кто знал истину о происшедшем.

Знахарь улыбнулся сам себе, и тихий голос его вплелся в песнь весенней капели: «С днем рождения. С праздничком»

 

Дни полетели веселыми пташками, легкими и звонкими. Работы было не много. Несколько обморожений, да еще один перелом. Серьезных происшествий не было, и Варг наслаждался покоем.

Сэм отпраздновал свое шестнадцатилетие. Раны прошлого зарубцевались и скрылись из его памяти. Хотя время от времени «дядюшки» замечали, как, только что весело носившийся по двору юнец, вдруг становился мрачным и неразговорчивым. Но зима шла к концу. Солнечный свет начал подтапливать снежные крепости. И, казалось, что вместе с талой водой уходит тоска из юного сердца паренька.

-Дядь Варг.

В голосе слышалась какая-то напряженность, и колдун обернулся, вопросительно подняв брови.

-Дядь Варг. Там раненого несут, - Сэм был необычайно серьезен и взволнован. Знахарь только вздохнул. Вот и помечтал, что парень начал все забывать. Нет, похоже, долго еще вид крови будет будить в нем тревожные воспоминания. Варг еще раз вздохнул и пошел к хижине.

На носилках лежал немолодой лесоруб. Пятна крови густо запятнали его куртку и лицо. Подойдя ближе, Варг увидел глубокие рваные раны на плечах и спине. Голова несчастного была наскоро перемотана чистыми тряпками.

-Что случилось, - спросил колдун, тщательно ополаскивая руки в ковше с водой.

-Рысь спрыгнула на плечи. Если бы не Никол, то загрызла бы Феда насмерть, зараза. А так… сам видишь.

-Вижу, - Варг взглянул на солнце и прикинул время до сумерек. На улице более пыльно, но зато не в пример светлее. Времени до темноты хватало. Стоило попробовать.

-Скатерть, живо. И стол во двор несите, - знахарь уверенно роздал приказы, сам занявшись раненым. Срезал лоскуты куртки, осмотрел раны, поморщился, оценив повреждения. Крючковатые когти рыси вырвали мясо кусками, оставив огромные раны. Кровь успела запечься темной коркой, но неосторожное движение, и багряный поток хлынет вновь.



Юрий Кудрин

Отредактировано: 16.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться