Песнь Боли

Восьмая глава

Мелет подошла к маленькому трюмо и села перед зеркалом. Внимательно разглядывая своё отражение, она выдвинула один из ящиков, полный пудр, помад, красок для глаз и остро отточенных цветных палочек, которыми полагалось рисовать стрелки у глаз. Она отточенным движением разложила перед собой несколько коробочек и тюбиков, после чего принялась рисовать себе новое лицо. Когда плакаты с твоим изображением висят по всему городу, это становится необходимостью. Синие глаза — заметная примета, но от правильно подобранных теней их цвет угас, став грязно-серым, нос заострился, скулы расплылись, а губы стали в два раза тоньше. Мелет проверила ножи за голенищами сапог и увесистый мушкет на перевязи, спрятанный под неприметным серым плащом, окинула комнату цепким взглядом, после чего заперла дверь и спустилась по лестнице. Сегодня её путь лежал прежде всего в кожевенную лавку, где женщина заказала пару новых кошельков. Она не знала, сколько на этот раз собирается прожить в городе, но пополнить запасы и обновить вещи нужно было как можно скорее. За капканами она собиралась зайти на обратном пути, чтобы не таскать их с собой. Последний ей пришлось бросить на островах Млечного Пути, наступив на горло собственной жадности: леары приближались стремительно, а она и её люди были достаточно потрепаны схваткой. Да и чего говорить, заказ был только на одного выродка; за остальных ей бы просто не заплатили, а дарить двух дополнительных леар… так можно и всех клиентов растерять, приучив их к излишним радостям жизни.
В последнее время дела итак шли не слишком гладко: её объявили в розыск (теперь еще и в Лангвайр, словно ей было мало проблем в Нерехте и Ужаге); лучшего мечника отряда леара разорвала голыми руками из-за её, Мелет, промаха из винтовки; а стоимость Пыли, без которой она и её команда не могли работать, подскочила почти в три раза. Да что говорить, «её команда» тоже больше ей не принадлежала: слишком уж сильно их впечатлили куски напарника, летящие в разные стороны. Так что, прибыв в порт, они забрали свои денежки, плюнули в её сторону и разошлись: кто к конкурентам, кто на заслуженную пенсию. Она осталась одна.
Правда, жалеть себя смысла не было. При ней остались связи, корабль, обе руки и ноги и крайне привлекательная сумма денег в банке. Всё самое необходимое. Хотя был смысл перетащить заработанное в другое место. Не потому, что Мелет сомневалась в надежности местных хранилищ, скорее наоборот — излишняя ответственность охранников могла бы выйти ей боком. Может, ей вообще не следовало пока соваться в Ваалу: лучше пересидеть в каком-нибудь городке помельче. Или хотя бы просто не в столице… но где еще можно так расслабиться, как здесь, найти такие редкие товары и покупателей на другие редкие товары. Мелет шла привычным мягким шагом, стараясь держаться ближе к домам, машинально высматривая закоулки и повороты, куда можно свернуть, если что-то пойдет не так. Но, похоже, городу не было до неё никакого дела, и до кожевника она добралась без приключений.
Торговец выложил на прилавок заказ, недоверчиво наблюдая, как Мелет придирчиво рассматривает швы и проверяет заклёпки. «Будто ты чего понимаешь», — читалось в его взгляде, но он был достаточно умён, чтобы не озвучивать сомнения вслух. Молчание Мелет умела ценить, ровно как и отлично сделанную работу. Поэтому, убрав кошели в свой серый холщовый мешок, она выложила на прилавок пару лишних монет. Торговец удивленно вскинул бровь, но, всё так же молча, кивнул и смел монеты под прилавок.
— Не скажешь мне, — обратилась Мелет к нему, намекая, что деньги были не только надбавкой за работу, но и платой за пару лишних слов, — кто в городе шьёт хорошие плащи? Не парадные, а походные. Чтоб не рвались, были теплыми и не пачкались. Была недалеко от вас лавка «Прочный покров», да что-то там заколочено.
— Была, верно, — торговец оперся локтем о прилавок. — В прошлом месяце вот только королевская стража все вычистила.
— В смысле? — почти искренне удивилась Мелет. — Вроде приличное место было.
— Приличное-то да. Все так думали, пока не выяснили, что старый Джо свои плащики друидам-людоедам продавал. И, говорят, даже кого-то укрывал…
Мелет старательно изобразила положенную реакцию — изумленно округлила глаза. Хотела ещё испуганно прижать руки к груди, но решила, что это будет идти слишком вразрез с её уверенным тоном.
— Да вы что, — протянула Мелет. — Жаль, он знал толк в плащах.
— Наверное. Но я-то сам плащей не заказываю, так что и не подскажу другое место. Но портняжных лавок полно — выбирай любую.
— Ну что ж, спасибо, — с этими словами Мелет вышла на улицу.
Она уже было собиралась направиться в сторону мастерской проверенного кузнеца, чтобы прихватить парочку его зубастых игрушек, как взгляд зацепился за две фигуры, плавно плывущие по самому краю улицы.
«Леары» — она насторожилась на долю секунды, но тут же успокоилась. Сама ведь слышала, в город снова пришел корабль со Смеющимися. Вот так подумать, чего бы ей и таким, как она, не выйти на легкую дорожку и не ловить для заказчиков этих беззащитных «светляков»? Они никогда не дадут сдачи, не рискнут даже защититься — лишь будут скалить свои рожи и лежать. Она это знала, видела своими глазами, когда только начинала и была подручной. Но это можно было приравнять к убийству ребёнка или кошки, а Мелет не трогала ни тех, ни других. Она была хищником, которого интересовали только себе подобные.
Задумавшись, Мелет сама не заметила как вышла к Главной Библиотеке имени Анны Делфри, где старательно просиживали задницы детки богатых и влиятельных родителей, которым предстояло закончить академию Ваалы и шагнуть в бурную жизнь, где их уже будет ждать всё готовенькое и, конечно же, самое лучшее.
Она тоже бывала здесь, но совсем по иным причинам: Библиотеку основала Анна, когда прибыла с целью выйти замуж за Майорна. Два десятка кораблей приданого выглядели грозно в глазах крестьян и почти пугающе в глазах дворян (неужели графиня родом из вечно нищей Империи Элдергейр оказалась богаче самого Короля?). На деле все оказалось проще и сложнее одновременно: золото действительно было. В пяти кораблях. Еще один был целиком забит тканями, нитями, картинами, оставшиеся же четырнадцать были заполнены книгами. Их было так много, что королевский библиотекарь, стыдливо заикаясь, признал: ставить их просто некуда.
На следующий же день, ещё до свадьбы, Анна Делфри заложила первый камень Главной Библиотеки города, провозгласив единственное правило: войти в неё мог любой, будь то принц или нищий, но он обязан был соблюдать чужой покой и беречь её наследие — книги — точно собственную жизнь.
А книги эти действительно могли стоить сотни жизней: некоторые были столь редки, что оценить их стоимость в золоте просто не представлялось возможным. Их охраняли, не разрешали выносить и за малейшее повреждение могли раз и навсегда лишить доступа к этим святыням.
На страницах одной из них Мелет и хотела отыскать то, что ей было нужно. Записи о битве, которая, как считали историки Нерехты, могла произойти в далеком прошлом. Сражение меж леарами и древними тварями, которых те называли драконами. Наемница пыталась отыскать сведения, где именно в Нерехте прошел бой, в ходе которого леары под корень уничтожили своих заклятых врагов и оставили только их кости. Это не был первый ее визит в библиотеку, но предыдущие не увенчались успехом, хотя каждый раз удавалось найти что-нибудь, заслуживающее внимания.
Прежде чем попасть в необходимую ей часть здания, Мелет, как обычно, припрятала в темном углу принесённое с собой оружие, оставив при себе лишь нож, и, гордо подняв голову, миновала охрану.
Мелет знала об этом месте всё и одновременно ничего. Библиотека росла, в неё привозили всё больше и больше новых томов, полных тайн и загадок. Подарки послов Ужага, Нерехты, книги из частных собраний — всё стекалось сюда.
Она вздохнула и начала подниматься по винтовой лестнице на второй этаж, оттуда на третий и дальше, к одной из башен. Мелет собирала в руки всё, что было хоть как-то связано с Нерехтой, легендами о древних существах и археологией, клала на стол и тут же возвращалась обратно к полкам. Собрав достаточное количество книг, она взяла одну из прикрытых стеклянными колпаками толстых свечей и углубилась в текст.
Ей ничего не стоило бы сидеть так часами, меняя книги одну за другой, но, в какой-то момент она дёрнулась, услышав внизу эхо мужского вопля и громкий треск. Рефлексы сработали быстрее разума: Мелет буквально подбросило на стуле, она вскочила и огляделась по сторонам. Она не стала убеждать себя, что звуки не несут в себе никакой опасности, что кто-то упал с лестницы или вроде того. Воцарившаяся после вскрика тишина явно давала понять, что творится неладное. К лестнице Мелет не пошла. Вылезти из окна возможности тоже не было: слишком уж высоко. Мелет почти физически ощущала, как уходит время. Она услышала звук: лестница скрипела так, будто по ней шел кто-то очень тяжелый. Мелет была уверена, что на верхней ступеньке увидит вовсе не здоровенного мужика с оружием. Она ещё раз быстро осмотрелась, выбрала шкаф подальше от стола, на котором высились принесённые стопки книг, и проворно забралась по нему наверх, где и затихла, напряженно вслушиваясь. На нижних этажах что-то происходило; и, возможно, если бы она снова выглянула в окно, то увидела бы выбегающих из здания людей. Не прошло и полминуты как на этаж поднялся леар. Не Смеющийся, а, значит, смертельно опасный. Как и рассчитывала Мелет, он, окинув взглядом помещение, пошел к заваленному книгами столу. Теперь она могла спрыгнуть с другой стороны шкафа и попробовать проскочить к выходу за его спиной.
Нельзя было сказать, что она действительно верила в такой вариант благополучного развития событий, но что еще оставалось делать? Только бежать, пока ноги целы. Это она и попыталась сделать, но в ту секунду, когда каблуки сапог коснулись пола с глухим стуком, время словно застыло. Боковым зрением Мелет успела заметить как в неё полетел стол. Она метнулась в сторону, уворачиваясь, и, не раздумывая, скатилась вниз по винтовой лестнице. Риск сломать шею или конечность пугал её куда меньше, чем мысль о том, что с ней может сделать этот совершенный со всех сторон выродок.
Оказавшись внизу, она прислушалась к ощущениям и вскочила на ноги, игнорируя звёзды, что сверкали перед глазами и боль в колене.
— Жива, — раздалось над её головой.
Мелет попыталась было рвануть дальше, но пошатнулась, уставившись на пол: тот пошел рябью, выплевывая во все стороны куски паркетной доски и щепки: парочка таких пролетела рядом с её лицом. Сквозь трещины и щели начал проглядывать нижний этаж и, к ужасу Мелет, разрастающийся огонь. Она подняла взгляд и ничуть не удивилась, увидев сияющую фигуру.
«Так выглядит смерть».
— Это не ваши земли! Хотите войны? — она сама не понимала зачем тянет время и что ей даст этот разговор, но, кажется, леар задумался — или же мысленно обратился к своему мерзкому племени.
— Ты должна умереть, Мелет.
— Ну и чего ты тянешь, недоносок?! Кишка тонка?
Леар сделал еще пару шагов и, наконец-то, ступил на пол.
— Мы знаем, что ты делаешь.
— Это и не было тайной, — Мелет плюнула ему под ноги. — Была бы моя воля, я бы и с тобой сделала то же самое!
— Твоя смерть должна быть долгой.
«Разумеется».
Мелет попятилась, едва не угодив каблуком в дыру, слабо надеясь, что когда леар последует за ней, то проломит своим нечеловеческим весом перекрытия. Вот только ему не нужно было подходить к своей жертве: что леар не преминул продемонстрировать, вскидывая руки. Вокруг шеи словно сомкнулись тиски — он не пытался её задушить, просто держал, но это было весьма болезненно. Мелет захрипела, почувствовав, как её поднимает в воздух, заскребла по шее пальцами, но не могла ухватить невидимую удавку. Леар больше ничего не говорил — повел рукой, протащив её почти на середину комнаты. Краем глаза Мелет увидела, как несколько стеллажей провалилось сквозь пол.
Мелет не хватало воздуха, мысли запинались, и она из последних сил цеплялась за оставляющее её сознание. Она понимала, что леар хочет только придушить её, чтоб не сопротивлялась, но он запросто мог не рассчитать силу. Если им действительно нужна долгая агония охотницы, они должны будут забрать её отсюда — времени у них, пока не подоспеет стража, немного. Будь они хоть чуть-чуть похожи на людей, нашли бы способ утащить её по-тихому, не привлекая внимание половины города.
Леар вдруг дернулся и как-то растерянно оглянулся по сторонам, издав вскрик. Тиски на горле Мелет разжались. Её радость, впрочем, была мимолетной — он выронил её прямо над расползающейся в полу дырой: она едва успела схватиться руками за балку. И вряд ли бы долго продержалась, полузадушенная. Мелет было некогда думать, что отвлекло или настолько выбило леара из его непоколебимого покоя, и она бросила взгляд через плечо вниз. Мелькнувший меж стеллажей всполох красного платья показался галлюцинацией от недостатка кислорода.
Не желая больше тратить время, она убедилась, что под ней гладкий пол, и разжала руки.
Падение было быстрым и, на удивление, безболезненным: оказавшись внизу, Мелет поморщилась от яркого огня. Он был повсюду, лизал доски книжных полок, пол и потолок, забираясь на верхний этаж. На самым страшным было другое: он казался живым, разумным — иначе как еще можно было объяснить то, что она видела перед собой?
Леара, стоящая посреди огненного круга, не могла сделать из него и шага. Стоило ей пошевелиться, как он бросался на неё сотнями ярких шипящих змей, опаляя лицо. Теперь Мелет поняла, из-за чего так растерялся её мучитель: именно здесь и именно сейчас крепкая связь леар сыграла с ними злую шутку.
— Но какого черта?.. — она сама не заметила как произнесла это вслух.
— Дети луны умеют многое, им ведома всякая магия — но пламя им не подвластно.
Мелет развернулась на каблуках, опасаясь за своё здравомыслие. Этого просто быть не могло — но перед ней стояла Теа, со счастливой улыбкой и горящими от восторга глазами.
— Ты что тут делаешь?
— Я проходила мимо! И решила, что это тебе понадобится!
Только тут Мелет заметила, что девушка держит её мушкет, словно дохлую крысу.
— Дай сюда, — зарычала она, вырывая из рук Теа оружие.
Вопросы она задаст потом, сейчас нужно отсюда выбраться. Мелет вскинула мушкет, целясь во второго леара сквозь просветы в досках потолка. Простой порох, но огонь должен помочь доделать дело. Стражников должны были отвлечь леары, но выйти через парадный ход все равно не представлялось возможным — наверняка там собралась целая толпа.
— К двери не протолкнуться было, — Теа словно читала её мысли, — так я с заднего хода зашла, там библиотекари выбегали, даже не заперли!
«Отлично». Мелет нажала на курок. Звук выстрела тут же потонул в треске ломающихся досок: леар, попятившись от пули, угодил в прореху и свалился прямиком в пламя, увлекая за собой своего собрата и проламывая пол — еще ниже, подняв оглушительный грохот. Мелет опустила руку, которой прикрывала глаза от щепок и искр и повернулась к Теа.
— Веди.
Заглядывать в дыру и проверять, что с их врагами, она не стала: времени на то, чтоб прикончить их все равно не было.
— Мы что, просто оставим их тут? — Теа растерянно замерла на месте.
— Можешь составить им компанию, только скажи мне, куда идти и есть ли тут еще эти выродки!
Теа тяжело вздохнула и улыбнулась.
— Вместе так вместе! — она зачем-то опустилась на колени и, на глазах Мелет, положила ладонь в огонь. А потом он рассмеялся. Мелет показалось именно так: огонь мерзко хохотал, кольцами оборачиваясь вокруг рук Теа, превращаясь в браслеты из золота, яркой бронзы, гранатовых звеньев, наливных рубинов. Он возвращался к ней со всей библиотеки, оставляя за собой черные обглоданные остовы, уголь и золу.
Охотницу передернуло от отвращения.
«Вот значит как…»
— А теперь бежим! — Мелет не успела даже ответить, Теа схватила ее своей горячей ладонью и потащила за собой. Цыганка действительно запомнила дорогу, она неслась между полок, скользя, словно ртуть.
— Мы уже почти на месте! Осталось совсем чуть-чуть!
— Лестница к черному ходу в другой стороне!
— Ну да! Но зачем нам лестница?
Прежде, чем Мелет успела сообразить, к чему клонит Теа, та подскочила к окну, и дернула неподдававшуюся створку.
— Ну не стой же, помоги мне!
Этот окрик заставил Мелет встряхнуться и вдвоем они распахнули окно.
— Гляди! — Теа указала на ближайший дом, стоявший почти впритык к библиотеке. — Ты прыгни и меня поймай.
Мелет без лишних вопросов застегнула на себе перевязь с мушкетом и взобралась на подоконник, быстро оглядевшись по сторонам. Окно выходило на другую от входа сторону, и толпа бы не заметила их побег. «Умная девочка, ” — пробормотала себе под нос Мелет, примеряясь к прыжку.
Когда она оказалась на земле и обернулась, Теа уже стояла в проёме; её платье развевалось, как знамя.
— Лови! — крикнула она, порхнув вниз.
Теа оказалась удивительно легкой: Мелет показалось, что она поймала облако.
— Спасибо! — цыганка улыбнулась и, положив ладонь на лицо Мелет, чуть приподнялась, целуя её. — Ты моя спасительница!
— Я? Что? — Мелет растерянно опустила руки и огляделась вокруг: никого.
— Спасла меня от огня!
— Очень смешно, — наемница скривила губы и собрала в кулак волю, чувствуя, как боль в колене возвращается и, судя по всему, всё стало только хуже. — Сматываемся отсюда!
Мелет чудом поспевала, порой ориентируясь исключительно на то, за каким углом звенели браслеты или раздавался хохот на грани сумасшествия. Выбежав на площадь, она увидела толпу удивленных людей: те смотрели, конечно же, на Теа, жадно пившую прямиком из фонтана.
— Как же жарко! — Теа обернулась, брызнув в сторону Мелет. — Это было невероятно весело!
— Я бы это не так назвала, — Мелет присела на край, поморщившись, и вытянула ноги, услышав легкий щелчок.
— Не будь такой скучной! Мне больше понравилась та, другая твоя сторона!
— Тише.
Она осторожно поднялась, прислушиваясь к ощущениям: идти можно, но лучше бы на что-то опереться. Она перевела взгляд на Теа, взвешивая все «за» и «против». Это будет слишком привлекать внимание, но займет меньше времени. Возможно.
— Ты в порядке? — Теа глядела на неё с неподдельным беспокойством.
— Буду в порядке, — Мелет выпрямилась. — Но сейчас нам лучше вернуться в таверну. Ты мне поможешь.
— О, я радостью! Что мне нужно делать? Проверять, безопасна ли дорога? Достать нам платья, чтобы мы переоделись, и нас никто не узнал?
— Нет, — Мелет начала сомневаться в успехе своей задумки. — Я повредила ногу.
— Ну да, конечно же! — Теа выглядела неуместно счастливой. — Давай же, я тебя мигом доведу.
— Ты должна не привлекать внимания, — Мелет грубее, чем следовало бы, схватила её за плечо.
Собственные слова показались абсурдными: одного цвета платья цыганки хватало, чтобы притягивать взгляды всех прохожих на улице. С другой стороны, был шанс, что на её фоне саму Мелет никто толком рассматривать не будет.
— Ты не волнуйся, я город знаю! Просто доверься мне, и через треть часа уже будешь дома!
Вопреки всем опасениям Мелет она не соврала. Их путь пролегал через «Волчью пасть», кабак, имеющий увлекательный проход, позволяющий срезать большую часть пути.
— Мы почти на месте! — голос Теа заставил её сфокусировать взгляд. — Сейчас тебе срочно нужно заняться ногой, а потом ванна, да погорячее! Вот только ногу в жар нельзя, к ней лучше приложить что-нибудь холодненькое!
— Прикажешь мне её отстегнуть?
— Просто положи на бортик бадьи, — Теа удивленно моргнула. — Или ты так не умеешь?
— Тебе бы помолчать. Просто дотащи меня и оставь, дальше я уже сама.
— Ну уж нет! Мы же лучшие подруги, должны помогать друг другу!
На этот раз Мелет решила не спорить, предпочитая сберечь силы. Оставшийся путь до таверны они преодолели без особых приключений: похоже, до двух женщин действительно никому не было никакого дела. Конечно, уже весь отвратительный рой леар знает, что их сородичи потерпели неудачу, но вряд ли сейчас стоит ожидать второго нападения. Живым истуканам придется потратить время на политику, а не на поимку. Мелет всё ещё с трудом верила в произошедшее — они что, всерьез рискуют развязать войну из-за неё одной? Вот уж действительно нелюди, не поймешь, как думают.
От не слишком веселых размышлений её отвлекла лестница на третий этаж таверны. С помощью Теа она преодолела её довольно легко, и вскоре с облегчением захлопнула дверь своей комнаты. Разумеется, Теа тоже оказалась внутри.
— Сейчас я тебе всё приготовлю! — она уже хлопотала над бадьёй. — А если воды из котлов не хватит, так сама согрею!
— Согреешь… — проворчала Мелет, развалившись в кресле. — Ты согреешь. Что ты такое там учудила? Ты кто такая вообще? Крыса мне таких сказок о тебе рассказал, что впору книжку писать.
— Теа! Очень приятно!
Мелет шумно выдохнула.
— Подробнее. И давай без всех этих твоих штучек, понятно? Если ты еще не заметила, ты больше раздражаешь, чем интересуешь.
— Я… Штучек?
— Именно. Коротко и по факту, с каких ты островов, сколько тебе лет и какого черта ты носишься по этому городу? И не надо врать, я знаю, что твой народ умеет говорить правду.
Улыбка сошла с лица Теа и Мелет отметила, что так она ей нравится гораздо больше.
— Меня зовут Теа!.. — она вновь завела свою шарманку, но сбилась. — И я из тех, кто Ушел.
— Это и так понятно, — Мелет отмахнулась. — Я встречала таких как ты не единожды, так что можешь прекратить считать себя особенной. Я не верю в ваше Высшее Предназначение, или как вы там это называете. Не верю в вашу взаимную любовь с дохлым богом. Да я и в бога этого не верю.
— Что-то я не заметила, чтобы это облегчило твою жизнь.Ты, как и я, бегаешь по всему Вархайсу, каждую минуту рискуешь оказаться со сломанной шеей и презирают тебя ничуть не меньше моих сестер и братьев, — Теа всё ещё не улыбалась и теперь Мелет это совсем не нравилось. — Только вот моя вера несет в себе страх, что заставляет дрожать колени. Обещание кары, которая вот-вот обрушится на все головы этого мира. И такие как ты, любители стоять в тени и плеваться в чужое предназначение… Такие как ты тоже не избегут наказания. Верите вы в это или нет.
— Вот что, — ровным голосом отозвалась Мелет после паузы. — Иди-ка ты отсюда вместе со своим предназначением. Золота оно не стоит, а, значит, мне и дела до него нет.
— Ну конечно я пойду! — Теа вскочила, снова широко улыбаясь. Мелет казалось, что с ней говорят два разных человека, и один из них не помнит, о чём говорит другой. — Надо же льда тебе из подвала принести! А ты забирайся пока в бадью, не задерживайся. Чем дольше просидишь, тем вставать сложнее будет!
Она исчезла за дверью прежде, чем Мелет успела ей ответить. Она скривилась, однако не могла не признать справедливость последнего замечания бесноватой цыганки. У неё мелькнула мысль запереть засов, но она догадывалась, что это будет себе дороже. С Теа станется поднять на уши всю таверну, начав колотить в дверь или вовсе влезть через окно.
Вода в бадье была горячей: Теа действительно разогрела её, просто дунув на водную гладь. Колено беспокоило, но не стало серьезным препятствием ни для раздевания, ни для погружения. Мелет осторожно легла, пристроив ногу на бортик, не веря в абсурдность происходящего, и задумалась. По-хорошему, таверну нужно менять, а вот стоит ли оставаться в столице — неясно. Все-таки теперь леары не смогут спокойно передвигаться по городу; еще и выродкам, скорее всего, достанется. Они пришли за ней в библиотеку, точно зная, где находится их цель. Значит ли это, что кто-то её подставил? Кто-то из знакомых? Кто-то из бывшей команды? Конкуренты? Кто?
— А вот и я! — Теа возникла словно из воздуха. Разочарованная и тяжело дышащая. — Льда нет, ты только представь! Дали вот что, — она вытянула вперед руку, сжимающую деревянную миску. — Говорят, нужно намазать где болит и завтра будешь прыгать как в лучшие годы!
— Поставь на тумбочку и проваливай, больше мне твоя помощь не нужна.
— Ну уж нет! Так мы не договаривались!
— Будь по твоему, — Мелет поняла, что сейчас проще всего плыть по течению реки. В конце концов, однажды эту лодку должно прибить хоть к какому-то берегу. — Чего ты хочешь? Только давай без придури.
— Хочу тебе помочь, — Теа заговорила медленнее, будто объясняя что-то ребенку. — Ты лежи, ни о чём не беспокойся, а я твоей ногой займусь… Ой!
Мелет, которую разморило от теплой воды, вздрогнула, помимо воли глянув на окно — дверь и так была в пределах видимости.
— Что?
— Я поняла, можно кусок мяса взять, он тоже холодный, сейчас я…
— Сядь. На. Место, — внушительно проговорила Мелет. — Хочешь ногу мазать — мажь, только перестань бегать по таверне и привлекать внимание, пока не заинтересовались, кому ты там помогаешь.
— А, ты не волнуйся, — Теа плюхнулась на пол перед бадьей. — Я сказала, что моя подруга ногу подвернула, когда мы танцевали на площади!
Мелет шумно вздохнула, но спорить на этот раз не стала. В конце концов, из уст Теа, это звучало достаточно правдоподобно и безобидно.
— Как же ты мне надоела…
— Я часто это слышу!
— Просто начни мазать, Селеной тебя заклинаю.
— Да славится Гелиос, супруг её! — Теа мечтательно прикусила губу и начала растирать ушибленное колено, что-то напевая себе под нос. Её движения были легкими, почти порхающими и Мелет сама не заметила, как пальцы цыганки поднялись выше по коже, лаская бедро. Лишь спустя пару минут, когда руки начали касаться второй ноги, Мелет поняла, что что-то пошло не по плану. Ей захотелось хорошенько вмазать девке по наглому лицу, а потом вытолкать прочь, в коридор, но руки, эти чертовы горячие ладони, внезапно исчезли и Мелет, не открывая глаз, замерла, задержав дыхание.
В следующий момент она почувствовала легкое прикосновение воздуха к коже — у ключиц, на шее, на щеке — и, наконец, распахнула глаза. Лицо Теа было прямо напротив. Она почему-то ждала.
— И зачем ты это делаешь? Если ты хочешь выбить меня из колеи — не выйдет.
— Не хочу.
— Тогда чего ты хочешь? В последний раз спрашиваю.
— Тебя.
Мелет глядела на неё ещё несколько секунд, а потом схватила за затылок, сминая золотые кудри, и прижалась к её губам своими. Выпрямилась, не почувствовав даже намека на боль в ноге, второй рукой подхватывая Теа за талию, затаскивая её — такую легкую — в бадью прямо в одежде. Тонкая ткань платья сразу промокла насквозь, складки юбки развернулись в воде, словно потеки крови. А Теа, Теа вела себя, будто так и нужно, жарко целуя в ответ, гладя разгоряченную водой кожу. И, слава всем богам, живым и мертвым — молчала.



V. I. Hope

Отредактировано: 10.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться