Песнь Боли

Вторая глава

...он был самым удачливым охотником племени, звали его Сагот, и родился он с белой прядью на хребте, поцелованный метелью. Он лучше всех читал следы на снегу и мог перехитрить самого умного зверя. С опаснейшими противниками встречался он на охоте: с волками Ледяного леса, верными псами зимы, которые в голодное время и друг друга могут разорвать, не то, что харагра; со снежными рысями, призраками горных хребтов, чьих шагов не услышишь, пока они не прыгнут тебе на плечи, чтобы сломать шею. Каждый раз выходил он победителем, приносил в свой дом новую шкуру, дарил шаманам клыки и когти.

Берг поднял седую голову, оглядывая притихших детей. В час когда взрослые были на охоте или заняты хозяйственными делами, многие приводили молодняк в пещеру к шаманам. Здесь их займут сказками, а, может, и поучат чему - писать и читать, например. Молодые шаманы, впрочем, обычно находили себе иное занятие, чем возиться с детьми, поэтому эта задача ложилась на плечи кого-то вроде Берга. Он не жаловался.

- Ничего не боялся Сагот и любил похвалиться этим перед остальными. Некоторые осуждали его за такую самонадеянность. Старый отец говорил: “Горы все слышат, Сагот. Горы не любят хвастунов”. Но когда ты молод и удачлив, ты не слушаешь советов стариков. Однажды была сильная метель. Снег скреб по скалам, пел в Глотке, забирался под шкуры и выстуживал костры в пещерах. Никто не выходит в такую вьюгу из дома.

Шаман замолчал, глядя в костер, вокруг которого они сидели. Ветер и сейчас скреб по занавесившей вход шкуре, но не сильно. Да и внутрь он не мог пробраться: огонь горел ровно, не дрожал от случайных сквозняков, хоть висевшие под потолком амулеты из костей и шерсти покачивались - духи шалят, видать. Берг сам не заметил, как надолго замолчал, и очнулся только на требовательный детский голосок:

- Но он вышел? - девочка лет пяти смотрела на шамана огромными серыми глазищами, обнимая за шею младшего брата.

- Да, - качнул головой Берг. - “Я не боюсь никого и ничего”, - говорил он. - “Ни зверей, ни метели, ни самой зимы”. Он пропал в ту вьюгу, молодой Сагот. Его искали две недели, по всем ущельям, в чаще, у берегов. Не нашли, ни мертвого, ни живого. Даже капли крови не нашли на белом снегу. Снежная женщина увела Сагота с собой.

- Снежная женщина... - прошептал кто-то из угла.

- Она плач волков, стон промерзшего дерева и вой вьюги. Она зима - ненасытная и жадная до живого тепла, которая не может согреться, сколько бы горячей крови ни выпила. Она вечная вдова, которая ищет своего возлюбленного, не помня, что нет его уже в живых. Не понимая, что те, кого она забирает, не смогут ни утолить ее скорбь, ни согреть. Они становятся ветрами, обреченными вечно бродить за ней.

- Страшная, - пискнул один из малышей.

- О нет, - Берг тонко улыбнулся. - Говорят, она прекрасная харагра - ее шкура и грива белы, как снег, клыки остры, как лед, плечи широки, а в глазах - звёздное небо. Говорят, кто-то уходил за ней сам, по своей воле, одурманенные. Их находят потом - с разорванным горлом. Говорят, ночами, когда все спят, она бродит по поселениям, стоит у пещер и слушает. И если…

Полог из шкур дернулся в сторону, и в пещеру ворвался ледяной порыв ветра, очертив снегом женскую фигуру на пороге. Мелюзга завизжала, бросившись кто к Бергу, кто под кучу теплых шкур.

- Что такое? - полог упал, и в свете костра стало видно недовольное молодое лицо.

- Тетя Джара! - одна из девочек моментально перестала реветь и подбежала к женщине.

- Чего вопите? - Джара подхватила племянницу на руки и обвела взглядом остальных, неуверенно выползающих из укрытий, а так же добродушно ухмыляющегося Берга.

- Нам Берг про Снежную женщину рассказывал! - воодушевленно сообщила ей малышка, обвивая руками за шею.

- Понятно, - фыркнула Джара и перевела взгляд на остальных. - Рыбаки белуху огромную вытащили. Кто хочет поглядеть, как разделывать будут?

Мелюзга воодушевленно зашумела, подхватывая меховые накидки и устремляясь к выходу.

- Может, они найдут там морские слезы! - радостно воскликнула племянница.

- Может, - согласилась Джара, опуская ее на пол.

Когда пещера опустела, шаманка шагнула к костру, покосившись на Берга, который задумчиво набивал трубку, не глядя на нее.

- Ты бы рассказывал им что-то более полезное, чем сказки.

- Но дети любят сказки. А Снежная женщина вовсе не миф, Джара, ты ведь сама знаешь.

- Твой сын сгинул в метели, - проговорила она, повернувшись к выходу. - Снег замел кости, поэтому его и не смогли отыскать.

- Мой сын не единственный, кого она увела. Мы бы нашли, если бы было кого искать. Она там, Джара, бродит в метели и отчаянно ненавидит нас.

- Зиме не за что нас ненавидеть, - быстро проговорила харагра прежде, чем выйти.

Берг тяжело вздохнул после очередной затяжки и пробормотал себе под нос, поднимаясь на ноги:

- Зиме - не за что.

Рассеянно потоптавшись на месте, он вышел следом за Джарой, к снегу. Несмотря на погоду снаружи народу хватало: в первую очередь потому, что добыча рыбаков заинтересовала не только детвору. Шаман приостановился, глядя как ловко разделывают белуху прямо посреди города: хороший улов принято было демонстрировать перед всеми. Пусть видят и радуются: воды могут обеспечить их едой.

- Старейшина? - негромко окликнули его сбоку.



V. I. Hope

Отредактировано: 10.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться