Песнь кровавой Луны. Одиночка

Размер шрифта: - +

Глава двенадцатая. Гость

 

Привычки…

Они врастают в нас корнями. Крепкими, толстыми и глубокими. Как тяжело порой избавиться от привычки, которая уже стала частью личности, знает всякий, кто хотя бы раз в жизни пытался бросить курить.

Но привычки бывают не только вредные, но и полезные. Готовка, например. С тех пор, как карьера моя пошла в гору, выходные я посвящала кулинарным подвигам. Звучит патетично. Можно ненароком подумать, будто речь идёт об экзотических изысках и представить себе дефлопе, фуагра и другие страшные слова. Но всё гораздо прозаичней. Я судорожно пыталась наготовить еды на неделю, как и многие другие работающие мамаши. Так и появлялись у меня горы пирожков, шеренги контейнеров со всякой снедью, лотки с заранее замаринованной курятиной, пятилитровые кастрюли борщей и прочее.

Яша очень ценил во мне это качество. Потом муж умер, а привычка осталась.

Вот и сегодня, погружённая в безрадостные мысли, я наготовила еды на целый полк.

И теперь сидела, опустошенная, и наблюдала, как дождевые капли катятся по стеклу, оставляя влажные дорожки. Лиля тоже любила смотреть на дождь. Но не любила под ним мокнуть.

Надо бы отнести на могилу дождевик.

Память вернула меня в день похорон, и я прожила его заново. Отпевание, траурная процессия, слёзы Лилиных родных, глухой стук крышки гроба…

Занозой сидел в подсознании разговор с Демидовым.

Макс. Максим Валерьевич. Московский специалист. Кто же ты такой? И чего тебе от меня нужно?

Вам надо уехать. Забрать дочь и уехать.

Признаться честно, эти мысли уже приходили в голову. Но… Какой у Демидова в этом интерес?

Я курила, размышляла и вертела в руке мобильник. Внезапно он зажужжал.

 - Мамочка! – Златкин голосок, звонкий и радостный, заставил улыбнуться. – Ты скучаешь?

 - Очень скучаю по тебе, моё солнышко. – Это было правдой, хотя мы и созванивались полчаса назад. – Как ты?

 - Хорррошо! – с тех пор как буква «Р» покорилась Злате, дочь периодически рычала. – Деда Вася катал нас на лошадке, а баба Вася напекла оладушков мно-о-о-ого! Ты меня любишь?

 - Сильно-сильно.

 - Как до Луны?

 - Как до Луны и обратно.

Дочь удовлетворилась ответом и дала отбой.

Я вознамерилась вернуться к невесёлым думам, но меня снова отвлекли. На этот раз стуком в дверь.

 

Сомнений, кто стоит на пороге, не возникло: ещё утром Насти доложили, что во двор приезжала «чья-то чужая машина». Баба Клава оказалась более конкретной: безошибочно назвала марку и запомнила номера. Отличная бабка. Цены нет.

 - Иду, - крикнула. А взгляд скользнул по подставке для ножей. Недолго думая, схватила самый здоровый. Глупо, конечно, зато какое ощущение уверенности!

Я ошиблась.

Это был не Демидов.

Моим гостем оказался участковый Петрухин. Мокрый, хоть выжимай.

 

 - Здравствуйте, - бодро выдал он и чихнул. – Можно войти, Людмила Александровна?

 - Входите. – Посторонилась, пропуская.

Вошёл. Разулся. Уставился.

 - Вы вся в муке, - заметил гений дедукции.

 - А вы весь мокрый. – Я прошла на кухню. Гость последовал за мной.

Он долго не решался сесть. Осматривался. Нож в моей руке парня явно не смутил.

 - Готовите?

 - Уже закончила. – Вернула тесак на место и села. Участковый последовал примеру.

 - Мне вам надо вопрос задать один. – Он почему-то покраснел. – Важный.

 - Задавайте.

 - Ну…в общем. Это по поводу супруга Лилии Петровны. Ну… Как бы сказать… Он… то есть вы…

Одёргивать не стала. Надеялась, что мальчишка всё же закончит предложение до того, как у меня начнётся менопауза. С интересом наблюдала за его потугами, да и за ним самим. Он старше, чем показалось в первую встречу, но ощутимо моложе меня. В белокурых волосах едва заметная рыжинка. Краснеет часто. Нервничает. Никак не соберёт мысли в кучу, а уж облечь их в слова для него, видимо, вообще за гранью возможного.

 - … опросил, и, в общем, выяснил, что Вадим Николаевич… ну… изменял часто. Супруге. А вы с ним… ну… с Вадимом Николаевичем вступали в конф… контр…

 - Конфронтацию?

 - Да. Спасибо. – Петрухин залился краской, как гранат. Набрал воздуха. Шумно выдохнул. – Слухи ходят, что на людях вы вступали в конфронтацию, а не на людях… Ну… В общем…



Леока Хабарова

Отредактировано: 28.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться