Песнь мятежной любви

Глава 16 - Проживая роль

Прибойная волна смыла все чувства – в холле нас встречал Родион.

К вопросу, мучившему меня весь вечер, прибавился ещё один: зачем он явился под конец спектакля? Кто его тут ждал? А, ну да.

В груди стало тесно, громко и горячо, а странная неуёмная радость, охватившая тело, прирастила стопы к полу. Клара с Женей чуть не врезались мне в спину. Но ничего не сказали, просто обошли. А я сделала вид, что застёгивала пуговицу.

В своём прикиде Родион плохо вписывался в атмосферу театра. На фоне разряженной в платья и костюмы публики, его рваные тёмно-серые джинсы с металлическими подвесками на ремне, узконосые сапоги с цепями, чёрная футболка и потрёпанная кожаная жилетка с клёпками выглядели неподобающе и даже вопиюще. На шее – кулон в виде патрона, запястья окольцованы браслетами. Парень завораживал меня тонкими пальцами на лацкане жилетки, прядями, спадающими на глаза, татуировками на руках и шее.

Ещё изменилась причёска. Обычно девушки стригутся, когда что-либо меняют в жизни, а тут парень. Но я придиралась. На самом деле я чуть не запищала от восторга – так мне понравилось, как он выбрил затылок и виски, оставив только длинный гребень гладких волос в середине. Зачёсанные на левую сторону, волосы бесподобно обрамляли лицо.

Мои «смоки», его стрижка – мы будто согласовали совместный пикет. Только по разным причинам. Почему он бастовал? Неужели против меня? Ликвидировал как заразу из жизни, выстригал и выбривал, как лишние волосы?

Стоп, Майя! Причём тут ты? Не нужно искать подтекстов и скрытых мотивов там, где их нет. Родион, скорее всего, просто перешёл на «летний» режим. На первом курсе я тоже выбривала затылок, чтобы голова  не прела на жаре. А теперь мучилась с длинными волосами, но стричься больше не хотела – жалко. За пять лет они доросли почти до талии.

Я медленно пошла вперёд, и с каждым шагом, на лице всё шире выписывалась улыбка. Чёрт, как её убрать?! Неужели я так рада его видеть? Чем ближе я подходила, тем быстрее ускользала реальность. Расслаивалась, растекалась разводами, как огонь на фотографии.

Злата оказалась проворнее всех и уже подходила к брату, издалека заведя разговор, а я добиралась до Родиона какими-то окольными путями – за спинами людей, за колоннами. Как пешка до короля по шахматной доске, с целью поставить шах и мат.

Я знала, что наши взгляды рано или поздно пересекутся. Ждала, хотела и боялась одновременно. Пытаясь отсрочить эту роковую минуту, я продержалась до последнего. Музыка его низкого голоса уже щекотала меня, и я вязла в нём как муха в сахарном сиропе. Плен настиг, когда мне оставалось сделать всего несколько шагов.

Родион чуть повернул голову и накинул на меня липкую сеть взгляда, связывая по рукам и ногам. Не остановись я, наверное, споткнулась и упала бы к его ногам. Мне, конечно, приятно его видеть, но не настолько!

- Привет, Майя. Как ты? - спросил он, и нежный голос забрался мне под кожу.

Искренняя улыбка подкашивала ноги. Неужели и он мне рад? Я пыталась понять это по внимательному взгляду. Ничего особенного, но щёки вспыхнули. Что-то невидимое побежало по венам, от чего сердце загрохотало, как состав по рельсам, а дыхание стало жарким, как из сопла реактивного двигателя. Восторг было невозможно описать: его взгляд дарил мне крылья. Срасталось даже сломанное крыло-тату.

Родион смотрел так, будто только я имела значение, я чувствовала себя важной и нужной. Это окутывало теплом. Я снова всё придумала оттого, что жутко соскучилась? Или мне просто хотелось, чтобы это было правдой?

На краткий миг, когда мы смотрели друг на друга, я будто стала настоящей. Реальной Майей, какой есть, без прикрас и масок. Я перестала лгать себе.

Сохранить бы это ощущение навсегда, но наваждение прошло.

- Хай. Синяк сошёл, как видишь, - я указала на лицо. Руки не дрожали, а голос звучал бодро. Отлично, Майя! - А в целом терпимо.

- Хорошо. Впредь будь осторожна, пожалуйста.

- Стараюсь не нарываться.

Он не отводил взгляда, и мне стало неловко. И хоть сама не могла насмотреться, подобное уже переходило границы приличия. Малознакомые люди не пялятся друг на друга, не замечая никого вокруг.

- Никуда и не хожу – подбиваю диплом, готовлюсь к предзащите. Теперь ни на что времени нет, - я улыбнулась поводу ввернуть отмазку долгой разлуке.

- Удачи, - понимающе кивнул парень. - Рад, что у тебя всё в порядке.

- Иначе и быть не могло, - ответила я беззаботно.

Но спокойствие было показным. Крылья сломались с отвратительным хрустом. Так больно, когда надежда умирает. В голосе Родиона я не услышала ни упрёка, ни раздражения, ни расстройства. Мы не виделись три недели, а у него никаких эмоций! Где негодование, обида? Хоть что-нибудь! Я уже сомневалась, что радость, которую увидела в его глазах в начале, относилась ко мне. А о здоровье он справился из вежливости.

То, чего я боялась больше всего, подтверждалось самым ярким образом – Родиону плевать на меня с высокой колокольни.

- О, всё-таки появился! - Саша ворвался в наш круг элегантным ураганом.

Я готова была его расцеловать – он избавил меня от разрушительных мыслей и отвлёк внимание парня. А то я как раз нацепила печальную морду, легко могла спалиться. Но теперь ни за что! Я навострила уши.



Регина Райль

Отредактировано: 24.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться