Песнь мятежной любви

Размер шрифта: - +

Глава 19 - Быть рядом

Я похолодела и чуть не выронила трубку из задрожавших пальцев. Сколько раз в гребаных книгах читала: «похолодела», «обмерла» и прочая муть. Когда испытываешь это на самом деле, ощущения совсем другие. Даже не знаю, как описать, чтобы правильнее было.

 Всё внутри замерло и превратилось в арктические пустыни? Холодные струи дождя истязали хрупкую плоть? Все оборвалось/взорвалось/разбилось и так далее по списку синонимов? Нет, эта ерунда красива для писателей, старающихся с помощью красивого слова показать свой не редко отсутствующий талант издательствам.

Невозможно описать этот холод в душе. На меня словно наступили и просто-напросто расплющили. И мне стало безумно страшно за жизнь близкого человека. Человека, без которого я не появилась бы на свет.

Мама рассказывала, как приехала скорая, как пыталась купировать криз, но снизить давление препаратами не удалось. А я будто отключилась, слушала, но не воспринимала, будто это была не я, а кто другой, чужой и бездушный.

Господи, почему я в тебя не верю? Тогда попросила бы отмотать время назад.

Угроза жизни оставалась. Опасаясь осложнений на другие органы, в частности на сердце, отца увезли в интенсивную. Должно пройти несколько часов, прежде чем врачи смогут что-то сказать. Во мне забурлил поток негодования. К дрожи волнения примешалась злость бездействия.

- Мам. Сейчас буду. Держись, - сдавленным голосом проговорила я, проглотив ком в горле. Я не хотела расплакаться и чтобы она слышала – ей и так тяжело.

- Ладно, жду тебя, - мама отключилась.

Хорошо, что сама, я бы не попала по кнопке. Чуть не разбила телефон о бетонный пол, убирая в карман – пальцы по-прежнему мелко тряслись. Как у алкаша перед бутылкой. Дайте мне басуху, сейчас сыграю не напрягаясь – пальцы сами спляшут по ладам и струнам.

Я подошла к дивану, сцапала куртку и сумку, двигаясь и делая всё на автомате. В голове звенело, что нужно в больницу.

- Эй, что случилось? – парни повскакивали с мест.

- Майя, на тебе лица нет, - Саша подступил и наклонился ко мне. В тот момент я даже не обратила внимания на запах алкоголя, которым он меня обдал.

- Мама звонила? Плохие новости? – Владислав тоже оказался рядом.

Внутри всё крутило как в смертельном водовороте, к горлу снова подступил противный ком. Нет-нет, я не расплачусь!

- Отец в больнице. Случился гипертонический криз. Нужно ехать. В больницу, – смысл до комичного коротких предложений повторялся, голова соображала через раз.

- Вот блин, - протянул Слава, - надеюсь, всё обойдется, езжай скорее. Такси вызвать? Сама, наверное, не сможешь, - он сочувственно глянул, как меня колбасит.

- Не знаю, - я потянулась за телефоном, но уронила сумку и куртку.

Через миг Родион поднял их, расправил кожанку за моей спиной, помогая надеть. Оказывается, всё это время он не отходил от меня, а я даже не заметила. Я как во сне продела руки в рукава, принимая на плечи прохладу кожаной ткани, а затем плечо отяжелила сумка.

- Какое на хрен такси? – возразил Саша. – Дождёшься его разве в субботу? Пока приедет, столько времени потеряет. У меня машина через два гаража, - он уже достал ключи, но громко и смачно выругался, - только за руль мне не сесть, - он зажал связку в кулак. – Прости, знали бы, что так выйдет, не стали бы бухать сегодня, - он виновато глянул, а я замотала головой, снова пожалев, что у меня отсутствует способность перематывать время:

- Если бы я знала… Ничего, доберусь. Можно басуху пока у тебя оставлю?

- Конечно, не мотаться же с ней, - охотно отозвался Саша, - в гараж к себе перетащу.

- Тогда я пошла, - я шагнула к двери.

- Куда? Ещё же не заказали машину, - тормознул меня Слава.

И верно. Голова совсем перестала работать. Побежала бы бегом, если не окрик друга.

- Я могу Майю отвести, - вдруг сказал Родион, и все остановились. Даже я обернулась. – Хорошо, что начать не успел, - он кивнул на пакет с пивом. – Вот как бывает. Водительские права у меня с собой. Только если ты, Саш, разрешишь машину взять.

Тот почти не колебался. Думал пару секунд. Родион ему не родственник, в страховку не вписан, если попадется на чужой тачке – хлопотно. Но он рискнул.

- Давай. Понадеемся на твою удачливость, - он коротко кивнул и шагнул к двери.

Они договаривались обо мне без моего участия, решали серьёзные вопросы, не спросив согласия. Не нужна мне жертва. Если инспектор остановит, Родиона. Хоть голова и соображала плохо, но я понимала последствия и никак не могла постичь, почему оба готовы принять этот риск. Ради меня. Чем я заслужила?

- Подожди. Так нельзя! – воскликнула я. – Не надо! Лучше такси.

- Майя, всё нормально, - мягко проговорил Родион, подходя. - Я тебя отвезу, пошли.

Он больше не предлагал, а настаивал. Действовал теперь напористо: словно почувствовал, что я сейчас как амеба и без грамотного руководства просто сяду на пол и зареву. Он взял меня за плечи и развернул к выходу.



Регина Райль

Отредактировано: 24.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться