Песнь мятежной любви

Размер шрифта: - +

Глава 21 - Настоящие друзья

Я проснулась среди ночи от кошмара. Села на постели тяжело дыша, вся в поту, по щекам текли слезы. Ни разу ещё так не просыпалась за свою недолгую, но богатую на события жизнь. Богатую на неприятности, в которые Майя любит влипать. Я села на постели и коснулась мокрых щек. Из груди рвались хрипы, и это пугало. Чертовски.

Подробности сна медленно утекали из сознания. Хорошо, что быстро забывалось, как я тянула из локтевых сгибов вены, выдирала органы, а затем кости. Вот же силища! Это все последствия посещения больницы и пережитого стресса. Не зря ненавижу поликлиники!

Я встала на шаткие ноги и прокралась к двери. Тишину нарушало только отдаленное тиканье настенных часов и шум работающего холодильника в кухне. Мама не проснулась, значит, я не кричала. Уже хорошо. От прохладного воздуха меня затрясло, я вернулась в постель. Сон будто смыло. Я почти все забыла, но успокоиться не могла. Не будить же маму по пустякам в три ночи. А кого можно?

Раньше я могла без проблем написать Эми – она часто засиживалась до утра, и мы с ней судачили обо всем. Но мы не общаемся второй месяц, возносили в культ глупую обиду и никому не нужную гордость.

Мне не хватало лучшей подруги. И сейчас, и раньше, в больнице, и вообще. Мне нужно было плечо, на котором можно поплакать и стать самой собой, не таиться по коридорам, не вздрагивать от осторожной заботы, а реветь и обнимать, если хочется, и искупаться в ощутимой дружеской поддержке. Мне не хватало её смеха, рассудительности и раздражительности, чувства юмора и эмоциональности, её жизнелюбия.

Я потянулась за телефоном и зажала его в руке. А что если набрать Эми прямо сейчас? Вдруг она не спит? Я чувствовала, что близка к примирению. Почему ждала так долго и играла гордячку? Если бы мне было всё равно, я б не расспрашивала Влада о ней.

Я вошла в контакты, пролистала до Эмилии. Палец замер.

Но что я скажу? Особенно, если разбужу. Да и если она не звонит сама, значит, смирилась, что меня больше нет в ее жизни. Вычеркнула подругу и довольна. И кто после этого гордячка? Пока я размышляла, слезы со щек высохли. Стараясь больше не думать об Эми, я отложила телефон и потянулась за ноутом позалипать на YouTube.

 

* * *

 

Спустя два дня мы забирали отца из больницы. Долго держать его не стали, но он сам на удивление быстро поправлялся. Выглядел намного лучше, чем в прошлый раз, улыбался и разговаривал как обычно. Можно было окончательно выдохнуть.

Меня распирало от счастья. Пока родители собирались и заканчивали оформлять документы на выписку, я крутилась в коридоре, чуть не пританцовывая.

Нужно срочно с кем-нибудь поделиться, иначе взорвусь! Я вытащила телефон и снова подумала об Эмилии. Странный повод для звонка: «привет, у меня тут отца выписали после гипертонического криза. Давай помиримся?» Нет, не катит.

Я знала, что ребята будут рады услышать новость: Влад, Саша или кто другой из группы. Но выбор я сделал неосознанно. Проскочила Огнеслава и не добралась до Саши, остановившись четко на Родионе. Его номер я забила в контакты в тот же вечер, когда он попросил звонить, когда захочу поговорить. Естественно, звонить я не собиралась, не по поводу, не без. Но номер зачем-то записала.

Говорят, «кто-то под локоть толкнул». Не знаю, как это объяснить, но, только заслушав гудки в трубке, я подумала: «Боже, что я творю?». Но сердце не замирало от страха, оно пело от радости за отца. Все логично и правильно: ведь именно Родион был со мной, когда я так нуждалась в дружеском участии. Он должен узнать первым.

Я приготовилась долго представляться, но чуть челюсть не уронила, когда парень принял вызов со словами:

- Привет, Майя.

Надо же, значит, тоже как-то достал мой номер, и мало того, совершенно не стеснялся этого факта, даже будто нарочно сообщал мне его.

- Эээ…. Привет, Родион, - пролепетала я, мигом растеряв слова. – Не отвлекаю?

- Нет, конечно, всё хорошо. Как ты? – какой непринужденный вопрос. И задал так, будто я звоню ему раза по три на дню, и это стало обыденностью.

Его голос искажался телефонной линией, но оставался по-прежнему безбожно прекрасным и пробирающим. И звучал так близко, будто парень стоял прямо за спиной, наклонившись губами к уху. О нет, если буду думать об этом, точно начну отвлекаться.

- Хорошо, собственно, поэтому я и звоню, - я решила сразу перейти к теме. Тем более, мой голос, уже отразил спектр положительных эмоций. – Хотела сказать тебе кое-что.

- Говори, я слушаю, - я чуть трубку из рук не выронила оттого, с такой живостью он откликнулся. А ещё – вот где беда – я почувствовала, что правильно сделала, позвонив ему.

- Папу только что выписали, сейчас поедем домой, - я заострила внимание на том, что Родион узнает эту информацию в таком приоритете. – Кажется, всё закончилось,

- Потрясающие новости! Рад за вас всех! – воскликнул парень с неприкрытой радостью. – Пусть окончательно поправляется и больше не попадает в больницу.

- Мы позаботимся о нём, - я вздохнула, и облегчение в голосе было явным. А когда я услышала смех в трубке, волнение вдруг куда-то исчезло, снова стало легко и спокойно.



Регина Райль

Отредактировано: 24.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться