Песнь мятежной любви

Внеглавие 3. Красивая боль

Я не остановил её и не пошёл догонять. Это уже не имело смысла. Она ушла, значит, так решила. А остальное неважно. 

Еле дошёл до возвышения, где стояла ударка, и тяжело опустился на подножку. Не знал, сколько так просидел, глядя в пол перед собой и подпирая щёки кулаками. Мысли не шли в пустую голову, а жизнь – в тело. Все эмоции смело или напротив их было слишком много, и я не мог понять, что конкретно чувствовал: злость, разочарование, отчаяние?

Казалось, в рёберной решетке не осталось ничего, даже сердца, чтобы его разбить, только пустота. Майя вынула из меня душу, но даже не забрала – одним прикосновением обратила в прах и распылила. Ей она оказалась не нужна.

Я сам виноват, что она меня оттолкнула. Косякнул. Не хотел же спешить, вот что натворил? Решил, раз она позвонила, то созрела? Дурак. Или там изначально ничего не было, а я влюбился в фантом и обожал придуманный образ?

Но иллюзия раскололась, и я больно порезался осколками.

Ярость вырвалась из нагромождения чувств и рывком подняла меня на ноги. Мотнув головой, я отбросил волосы назад и сорвался на несчастном комбаре – так пнул, что тот жалобно зафонил и шмякнулся плашмя. В стопу вкрутилась боль, но мне показалось этого мало: в два хромых шага я добрался до дивана и покатил его, пока тот не стукнулся о стену. Отступив, я врезался спиной в колонку, чуть не опрокинув её на себя. Эта хрень точно оставила бы меня калекой. Ещё пришлось бы платить за неё кучу бабла хозяину. Нет, если я останусь тут, точно что-нибудь сломаю. Причём себе тоже.

Я подхватил куртку, запер репетиционную и отнёс ключ.

Злость как приклеилась. Две подряд выкуренные сигареты не успокоили нервов. На кого я злился? На Майю, на себя, на всё вокруг?

Разбитые части распадаются. А какая любовь может быть у двух сломанных людей? Чувство, которое раньше меня окрыляло, теперь хоронило заживо.

Я шёл по улице и ничего не видел. Опомнился, когда сзади просигналила машина. Дёрнулся, уронил куртку на песок и отступил.

Я шёл как в трансе. Сам себя не узнавал. Поднял кожух и отряхнул. Пыль дороги покрыла тонким слоем начищенные с утра ботинки, а мне казалось, меня припорошило прахом распылённой души.

Что за идиот? Почему всегда, если что-то делать, то отдаваться без остатка, если чувствовать, то на полную? Не мог поверхностно и легкомысленно. В противном случае просто не чувствовал жизнь. Хотя и сейчас уже не чувствовал.

Не знаю, что делать и как вести себя с Майей теперь. Уже не получится как раньше, ведь она провела жирную черту между нами, но ненавидеть и игнорить её не хочу – за пару дней человека не разлюбить, даже если он сильно ранил.

Отдаляться не хочу, но и навязываться не буду. Подожду. С моей стороны теперь всё понятно. Глупо, наверное, надеяться на её чувства, но, если одумается, сама меня найдёт. А если  нет – значит, не нужен.

Ладно, решу, что делать, когда увижу её. Тяжёло держать дистанцию, но я справляюсь. А может, после концерта пути разойдутся окончательно.

Злость прошла, но снулую морду не спрятать, а дома сейчас вся семья, закрыться в комнате не получится. Пусть хоть обзвонятся – не вернусь сегодня. У всех бывают плохие дни. Я достал телефон и пролистал список контактов. Вот, Кирилл давно встретиться хотел. Сто лет не видел одноклассника, он всегда улётные вечеринки закатывал.

А шумная компания – именно то, что мне сейчас нужно.



Регина Райль

Отредактировано: 24.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться