Песнь мятежной любви

Глава 11 - Репетиция

Вокалист не обязан приносить на репетицию никакого инструмента, кроме голоса. Поэтому, увы, Влад заявился не с музыкальным инструментом. Будь проклята Вселенная, которая снова припадочно посмеялась, (интересно, не описалась от хохота?) над моим «больше я его не увижу».

Верно, вслед за Владом вошли Родион и Саша. Не знаю, что я испытала в первую очередь: разочарование или удивление, но гриф баса в руке дрогнул. Проклятье! Бросив мне «Привет», Владислав обменялся рукопожатиями с остальными.

А передо мной во всей красе оказались наши гости. Родион закрыл дверь, а Саша остановился в центре, ожидая, когда их представят. Но со мной поздоровался:

- Привет! – расплылся он в улыбке и отсалютовал, коснувшись стильного и эффектного аксессуара: чёрной шляпы, надетой так, что поля обрамляли голову как нимб.

Я кивнула. Парень снял и бросил кожух на спинку дивана. Ступенчато постриженные тёмно-каштановые волосы с небольшой рыжиной на кончиках выглядели по-хулигански очаровательно. Серая рубашка в тонкую чёрную полоску, застегнутая на несколько нижних пуговиц и закатанная до локтей, открывала великолепный вид на подкачанный торс и покрытые яркими татуировками мускулистые руки. Через шею на грудь спускались концы шифонового платка. На кистях – не обрезанные кожаные перчатки, на запястьях – браслеты-цепи. Саша двигался пластично и элегантно. Стильный, модный, самоуверенный и дерзкий.

Я нарочно долго его разглядывала, подмечая детали имиджа, но не любовалась и не восторгалась, все гораздо прозаичнее – смотрела на одного парня, чтобы не смотреть на другого. Не в пол же уставиться, в конце концов.

Но взгляд перевести пришлось.

Сердце с вертушки пнуло рёберную решетку (чтоб оно там себе всё отбило) – я узнала блестящую куртку, в которой Родион был на аватарке в своём профайле. Даже рукава закатал так же, как нарочно! Будто узнал, что я нашла его в Инэте, и решил поиздеваться. Очередное болезненное совпадение.

Не видела его всего день, а уже соскучилась, вот дьявол! И где твои рога, чёрт? Может под тёмно-синей с белым геометрическим рисунком банданой, что удобно улеглась вдоль лба и теряла след в чёрных, как вода на дне колодца, волосах?

Безупречный.

Точно кто-то штрихами рисовал, подтирал и начинал заново, если косячил. Даже выбившаяся из-под платка прядь, упавшая на щеку ресница, морщинки возле губ и глаз при улыбке и бинты на руках – все было безупречно. Родион снял повязку с одной руки, но на той, которую перевязывала я, бинт остался. Но, конечно, причина не во мне, просто порез там оказался глубже.

Захотелось спросить, болели ли ладони, но я сдержалась. Какое мне дело? Пусть хоть кровью истечет через царапины, что и кошка сделает глубже.

Я знала, что он видел, как я придирчиво осматривала Александра. Пусть думает, что хочет. Родион поздоровался со мной тепло, а я напротив – вяло. В этот момент освободился Влад и представил ребят согруппникам. Начались рукопожатия и  вопросы.

Я отошла к комбарю, чтобы подсоединить басуху. У нас репетиция или балаган? Волосы скатались со спины и заслонили меня от парней. Я сняла с грифа тюнер, присела на усилок, чтобы настроить бас, и ушла в процесс с головой.

Поэтому вздрогнула, услышав своё имя. Откинув штору волос с лица, я увидела рядом Родиона и от неожиданности выронила тюнер из ставших скользкими пальцев.

Собралась нагнуться, но парень опередил – ловко подцепил и протянул мне предмет.

- Извини, не хотел подкрадываться.

- Ничего страшного, - в противовес словам я насупилась.

Взяла тюнер, едва не уронив снова. Но лицо дрогнуло на красный припухший порез на руке Родиона. Он увидел и ответил на не озвученный вопрос:

- Спасибо за перевязку, правая рука не болела ночью, - он помахал забинтованной кистью. – А левая уже заживает.

- Хорошо. Будь осторожнее в другой раз.

- Буду.

Родион улыбнулся, а я нахмурилась сильнее: что за на фиг – я о нём заботилась? И чего он подошёл вообще?

Снова чётко уловив моё настроение, парень продолжил (fuck, он читала меня как книгу, а я для большего удобства страницы переворачивала):

- Я принёс обещанный альбом. Наш «Heart of fire», - и он протянул мне диск.

Название себя оправдывало – буклет изображал объятое пламенем анатомическое сердце. Секунду поколебавшись, я приняла:

- Вернуть, когда послушаю?

- Нет, ты что, - резко воспротивился он. – Это презент.

Подарок значит. От Родиона, ага. Хотя стоп, не от него, а от группы.

- Спасибо, - я улыбнулась. - Обязательно поделюсь впечатлениями.

- Если будет критика – говори, мы не обидчивые, - Саша услышал последнюю фразу и подошёл походкой супермодели. Ребята закончили знакомиться.

- Ладно, но я почти уверена, что мне понравится. Я ведь уже высказала мнение вчера, - моя улыбка Саше получилась в разы бодрее. Родион отвернулся и отступил.



Регина Райль

Отредактировано: 24.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться