Песнь златовласой сирены

Глава 7

ГЛАВА 7

 

Провидение как будто сжалилось надо мной после того, как вывалило на мою голову всевозможные несчастья, послав спокойные дни, без тревог и волнений. Мы вернулись в поместье лорда Тагуана и зажили тихо и размеренно. С утра завтракали, ездили на верхом по окрестностям, потом занимались подготовкой к учебе, обедали, а затем, если позволяла погода, совершали пешие прогулки по территории поместья. Перед ужином у меня было немного свободного времени. Ужинали обычно вместе с хозяевами, а после я удалялась в библиотеку, где выбирала себе книгу по вкусу. Частенько Харн присоединялся ко мне.

Как оказалось, он четко выполнял предписания целителя. Тот сам мне об этом сказал, когда мы случайно столкнулись в коридоре.

— Выглядите вы посвежевшей, — удовлетворённо произнёс целитель, окинув меня взглядом. — Рад, что принц прислушался к моим словам и дал вам время прийти в себя. — Потом вдруг чуть нахмурился, лицо его приняло озабоченное выражение, и он тихо произнёс: — Его высочество намеревается заняться вашей физической подготовкой. Я бы советовал вам до этого времени с ним поговорить, чтобы обсудить… некоторые тонкости.

Он явно намекал, чтобы я призналась, но я отрицательно покачала головой.

— Но как же так?!

Мне оставалось лишь развести руками. В образе парня мне спокойнее, да и неизвестно как Харн отреагирует на такие новости. Пусть он и поклялся меня защищать, но кто его знает. К тому же, отвратительно чувствовать себя слабой и беспомощной. Если он научит меня защищаться, я буду только благодарна.

 

Не знаю, когда Харн планировал начать тренировки, но пока мы занимались лишь теорией. Как выяснилось, мои знания в математике и письме были удовлетворительными, хвала моему учителю, и подтянуть меня требовалось больше по общим предметам, таким как география и история, да познакомить с правилами поведения в Академии.

Например, там учились эльфы, и для них, к примеру, было смертельным оскорблением дружеское похлопывание по плечу или рукопожатие. Они держались особняком, предпочитая общаться со своими. Большинство из них были магами земли или целителями, но имелось и несколько магов воздуха и воды. Я как-то спросила, а почему эльфы учатся у нас, ведь у них есть и своя Академия. На что Харн ответил, что по той же причине, почему все стремятся в Сарун — обзавестись полезными знакомствами, ведь именно в Саруне учится весь цвет молодёжи. Великие Дома предпочитают посылать сыновей, а менее благородные, но состоятельные — дочерей. Весьма высока вероятность, что к концу обучения они обзаведутся женихами. Это и наших благородных семейств касалось. Если дочь обладала хоть слабеньким даром, её пытались засунуть в Сарун с такими же намерениями.

Оборотни, наоборот, не имели ничего против прикосновений, легко со всеми сходились, но отличались вспыльчивостью. Магически одарены не были. В Саруне учились на военной кафедре. К нам они приезжали в основном из Тёмной империи, с которой у нас уже много лет официально мир.

Я заворожённо слушала о том, как когда-то наши земли были едины. Про смутные времена, когда сильный маг Салоргон, оскорблённый изменой жены и жаждая мести, удалился в свои земли и взялся за опасные эксперименты, как ему удалось открыть врата в нижние миры и оттуда хлынула к нам разная нечисть, разнося по земле скверну. Но пришли не только чудовища, а и тёмные принцы, наделённые Силой. Лишь объединёнными усилиями магов людей удалось запечатать врата. Прошло много веков, и говорят, что в крови нынешних правителей Тёмной империи течёт кровь тех принцев, да и сами оборотни ведут существование с тех времён. Из Тёмной империи пришли к нам и некроманты. Сейчас в каждом городе они есть. Если надо родственника поднять по поводу завещания, убитого допросить, да мало ли какие случаи бывают.

Я любила это предобеденное время и впитывала новые знания как губка. И не уставала удивляться, как много Харн знает. Зачастую мы касались какой-то темы, и он рассказывал, не заглядывая в учебник. Меня поражало, как хорошо он понимает меня и многие возникающие вопросы читает по глазам. Однажды я даже написала ему, спросив, не менталист ли он часом, на что он рассмеялся и ответил, что у меня слишком выразительное лицо. Мне сразу обидно стало: если уж оно такое выразительное, то чего же он меня понимать отказывается, когда ему это выгодно?

Например, он постоянно как бы невзначай похлопывал меня по плечу, заставляя дёргаться и возмущённо кривиться от его прикосновений. Я всем своим видом показывала, как мне это неприятно, но ему хоть бы хны. «Умей держать лицо!» — говорил этот гад, похлопывая по плечу повторно. У-у-у, убила бы! Это было первым неприятным моментом. Вторым стал визит к Кайлу. Парень пришёл в себя и, немного окрепнув, захотел увидеть своего спасителя. Когда же мы явились к нему в комнату, этот нахал заявил Харну, чтобы тот никому не говорил, что их спасло «это тощее недоразумение». Это он обо мне. Это настолько обидело, что я написала «В следующий раз, когда умертвия будут вами обедать, я пожелаю им приятного аппетита!» Вырвав листок, я отдала его рыжему и вышла из комнаты. Вслед мне донёсся хохот и приказ вернуться обратно. Ага, так я и послушалась! Ушла в библиотеку и уединилась там с книгой. Нашедший меня Харн пытался безуспешно убедить, что Кайл не хотел меня обидеть и оценил моё чувство юмора. Не знаю, о чём он, так как я не шутила. Чтобы ещё раз я помогла магам?! Да ни в жизнь!



Франциска Вудворт

Отредактировано: 21.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться