Песнь златовласой сирены

Размер шрифта: - +

Глава 8

 

ГЛАВА 8

 

После неприятного разговора со своим подопечным, Харн решил тоже принять ванну. Он никогда не думал, что ответственность за кого-то так выматывает нервы. Его потряс поединок Лорана с Кайлом. Мальчишка говорил, что не владеет кинжалом, а сам двигался как опытный боец. Прежде чем до принца дошло, что здесь что-то не так, подопечный уже успел здорово потрепать друга. А когда он стал оседать на землю, изумлённо глядя своими глазищами, то у Харна вообще сердце чуть не остановилось!

При этом парень напоминал ему задиристого цыплёнка, гордости и гонора ему было не занимать. Харна до глубины души уязвило его недоверие, когда он искренне захотел помочь. Он привык, что его дружбы и внимания искали, старались всеми силами заслужить его благосклонность, а тут происходит невероятное — он сам протягивает руку дружбы, которую не спешат принимать.

 

Харн вышел из ванной и застал Кайла, развалившегося в кресле. Тот уже успел переодеться и выглядел вполне сносно после кровопотери.

— Тебя стучать не учили? — с лёгким раздражением спросил он.

— Я стучал, ты не слышал. Решил тут тебя подождать, — ухмыльнулся рыжий в ответ, и Харн почувствовал лёгкое раздражение.

Внезапно ему пришла в голову мысль, а что бы он сам почувствовал, ворвись к нему Кайл в ванную комнату? Ладно, он мог понять недовольство Лорана, но он же переживал за него! А если бы мальчишка заснул в ванной и захлебнулся? Он же еле выполз от целителя. У Харна руки чесались перекинуть его через плечо и доставить до дверей комнаты, и он еле сдержался, щадя гордость подопечного.

— Что-то хотел?

— Вообще-то да. Ты можешь мне объяснить, чего вы все с этим пацаном носитесь?

— Кто это все? — приподнял бровь Харн.

— Мало того, что ты над ним как курица над яйцом дрожишь, так и мой отец посоветовал оставить парня в покое.

— Может, ему в отличие от тебя знакомо такое понятие как благодарность? — предположил Харн.

— Ой, да ладно! — состроил гримасу Кайл. — Дал бы денег и отправил восвояси. Не понимаю, ты зачем его под свою опеку взял? Зачем тебе лишняя головная боль в Академии? Этот доходяга с таким характером моментально проблем на свой тощий зад найдёт. От него же там мокрого места не оставят.

— Никто его и пальцем не тронет! — процедил Харн. — Иначе будут иметь дело со мной. И если ты мне друг, то и с тобой тоже. Не забывай, что и ты ему жизнью обязан.

— Вот о чём я и говорю! — скривился Кайл, как от кислого. — Если бы не знал, что ты по девочкам, то точно бы решил, что ты на парня запал.

— В зубы захотел? — разъярился Харн.

— А что ещё думать? — огрызнулся Кайл в ответ. — То ты ему в глаза заглядываешь, то на руках таскаешь, когда он чуть пошатнулся.

— Он падал! — рыкнул Харн. — И в глаза я ему заглядываю потому, что он немой! А глаза намного больше слов говорят.

— Меня этот пацан уже бесит!

— Думаю, это из-за того, что он немного расписал тебя своим кинжалом.

— Много ума не надо, чтобы с таким клинком кого-то расписать, — фыркнул Кайл, но было видно, что вспоминать о своей неудачной попытке проучить Лорана ему неприятно.

— Кайл, помнишь, ты спрашивал меня, зачем я вожусь с хромым щенком? — напомнил Харн другу.

— Это ты о том, который вырос в злобную рыжую суку, спасшую наши задницы при засаде? Да, вредная псина была.

Харн внутренне поморщился при таком неуважительном отзыве о своей любимице, которая погибла, бросившись на нож, предназначенный ему, но продолжил развивать свою мысль:

— Вот и Лоран для меня тот же самый щенок, которому я хочу помочь встать на ноги.

— Надеешься, что однажды он спасёт тебе жизнь? — ухмыльнулся Кайл.

— Он уже спас не только мою жизнь, но и твою, — ледяным тоном напомнил Харн, выведенный из себя. — Если на этом твои вопросы закончены, то покинь мою комнату, я хочу переодеться. — Произнеся это, он подошёл к шкафу, сбрасывая полотенце.

— Можно подумать, я твой голый зад не видел, — фыркнули ему в спину.

— Ещё одно слово, и я решу, что мой голый зад для тебя привлекателен, если ты до сих пор не убрался из комнаты и на него любуешься, — не оборачиваясь, процедил Харн.

Хлопнувшая дверь известила его о том, что он остался в комнате один.

 

***

 

Раздражённый Кайл не придумал ничего лучшего, как пойти и поговорить с пацаном. Ему не понравилось напоминание о той рыжей суке. Даг тогда долго таскался со щенком, который признавал лишь его, а на других скалился. Сколько раз Кайл пытался подружиться с этой рыжей псиной, давал ей лучшие куски, но та слушалась лишь Дага и даже несколько раз Кайла цапала, не позволяя приближаться к своему хозяину посторонним, в число которых записала и его. Бесило это до невозможности, а Даг прощал своей любимице всё.



Франциска Вудворт

Отредактировано: 21.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться