Песнь златовласой сирены

Размер шрифта: - +

Глава 4

ГЛАВА 4

 

Лорган Харнелиус Дагийский прожигал взглядом спину наглого паренька и чувствовал, что тот скрывает какую-то тайну. Одет как обычный селянин, но слишком горд, чтобы быть им. Где это видано, чтобы простолюдин отказывался от денег?! А этот Лоран к его предложению отнёсся презрительно и даже хотел уйти. Да и имя совсем не подходящее для простого селянина, грамоте обучен к тому же. Лицо слишком чумазое, как будто специально испачкано, но даже грязь не скрывает тонкие и благородные черты. И что он делает один в лесу ночью в такой глуши?

Невооружённым глазом видно, что боится или опасается магов. Как только услышал, что Харн – маг, тут же хотел дать дёру. Не попроси он о помощи… Харн сжал зубы с такой силой, что заходили желваки. Как хорошо, что парень немой и никому не расскажет об этом.

По всему выходило, что сила у Лорана пробудилась недавно. Об этом говорило то, что он прикопал умертвий и даже не понял, что сотворил. Слишком удивлён и потрясён был, когда Харн сказал ему об этом. Такое трудно сыграть. Хоть парень и немой, но глаза живые и очень выразительные.

Перед мысленным взором Харна встало лицо мальчишки, когда он спросил, не подвергался ли тот смертельной опасности. Вмиг глаза стали мёртвыми и холодными, из них ушла жизнь. Такие глаза бывали у людей, с которыми смерть прошла совсем рядом и они почувствовали на себе её дыхание. Что же с ним случилось? Из любого другого Харн смог бы вытянуть информацию, да хотя бы банально напоив, но как разговорить немого?

И почему он отказался от более чем щедрого предложения устроить его учиться в Академию? И как отказался! Отмахнулся как от чего-то неважного и не стоящего внимания. Это было странно, очень странно. Обучение в Саруне открывает многие двери, там обучается элита магов. Сарун это гарантия будущего высокого положения и статуса, а для простолюдина вообще единственный шанс пробиться. Харн не знал, какой силы у Лорана дар, но готов был приложить все усилия, чтобы парня приняли, а тот отнёсся к его предложению пренебрежительно. Это уязвляло. Да кто он такой, в самом деле?!

Как много вопросов и ни одного ответа. Никогда ещё Харн не испытывал такого жгучего любопытства. Интуиция ему подсказывала, что мальчишка при первом же удобном случае постарается смыться, а это его не устраивало. Как же его задержать? Харн ломал голову в поисках ответа. Внезапно его озарило, и губы растянулись в улыбке. Оглянись в этот момент Лоран, то бежал бы со всех ног не останавливаясь.

 

***

 

Харн больше не приставал ко мне с вопросами, и некоторое время я слышала его недовольное сопение сзади. Обиделся? Его проблемы. Я спиной чувствовала его взгляд, но терпела. Ничего, до деревни уже недалеко осталось. Должен же там быть какой-никакой целитель.

Остаток пути мы проделали молча. Я указала рукой на селение и свернула туда. Пострадавший так и не приходил в сознание, но несколько раз раздавались его хриплые стоны.

Мы нашли дом старосты, и Харн уверенно постучал. Вышли люди, и он тут же начал раздавать приказы:

— Возьмите лошадь! Лоран, придержи ноги. — Это уже мне, когда начали снимать Кайла. Я подчинилась, и мы перенесли рыжего в дом, положив его на длинный стол.

— Здесь есть целитель?

Староста развел руками:

— Токмо травница, наших всех она пользует, если что. И скотинку...

— Немедленно зовите. И пошевеливайтесь! — рявкнул Харн. — Если он умрёт, то вам за неоказание помощи наследнику лорда не поздоровится. Испуганные селяне зашевелились. Случись беда, за такое могли и всю деревню выжечь.

— Лоран, присмотри за ним, мне надо отправить письмо в город, — бросил Харн и посмотрел на старосту. — Бумагу мне, срочно! И подготовьте посыльного.

Я присела на лавку рядом с рыжим, поражаясь, как изменился Харн. Чёткие и уверенные приказы сыпались как горох, и люди беспрекословно их исполняли. Мне бы сейчас уйти, своё дело я как бы сделала и можно продолжить путь, но… Харн просил присмотреть за другом, пока его нет, и я как-то не смогла бросить раненого. Хотя чем я могу помочь? Когда я уже себя практически убедила, что мне лучше смыться по-тихому, в комнату вернулся Харн вместе с бабкой-травницей. Он все время давал мне разные мелкие поручения и незаметно делал всё, чтобы я оставалась у него на глазах. До меня даже не сразу дошёл этот факт, а когда я заподозрила неладное, было поздно.

Травница влила в Кайла какой-то отвар, наложила мазь и перевязала. Она сказала, что рваная рана на животе очень плохая, и её сил и умений не хватит с такой справиться, но кровотечение она остановила, и раненый сможет дождаться целителя из города. Хотя положение его тяжелое.

— Ничего, он и не из таких переделок выкарабкивался, — ответил Харн.

Он щедро заплатил травнице, а затем его внимание обратилось на меня:

— Скажи-ка Лоран, ты же из простых?

Я медленно кивнула, не понимая, зачем ему это.

— А родные у тебя есть?

Вообще-то, кроме дяди у меня никого не было. Если учесть, что после случившегося я его знать не хочу, то получается, у меня больше никого нет. Я отрицательно покачала головой. К чему он ведёт?



Франциска Вудворт

Отредактировано: 21.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться