Песня моей души

"Необычная помощница" 3.4

Она степенно пояснила:

«В Светополье тебя искать будут. Особенно, в ближайшие дни. К тому же, легче всего было переместить тебя сюда»

Кричать, что в Лысегорье, протянувшееся за Эльфийским лесом, или в Многоречье, укрытое за Лысегорьем, я отправилась бы с большей радостью, чем к врагам в Новодалье, я постыдилась. Хотя, думаю, она это всё заметила.

«Я понимаю, что ты боишься, - грустно добавил мир, - Но, вообще-то, Враждующих стран целых три. Можно начинать с любой»

«Но здесь мои враги!» - возмутилась я.

«С такими мыслями ты их не помиришь»

Вначале я на неё обиделась. Но, чуть погодя, поняла, что она права. Считая их врагами и проявляя ненависть, я ничего не добьюсь. Да и… и правда, мне опасно сейчас лезть в светопольские города, особенно, где меня уже знают. Вот только, что делать с моей одеждой? Ведь я одета как светополька.

«Неподалёку есть растение, соком которого здесь красят ткань» - Мириона не выразила ни малейшего недовольства моим переменчивым настроением.

«Ещё бы ниток, вышивку на платье сменить»

«Там лишь пару веточек нужно срезать, я тебе камень покажу острый»

«Пару веточек? Но ведь у меня вышивка светопольская!»

«Между нами говоря, новодальская вышивка простонародья не сильно отличается от светопольской»

«Погоди, а рукава?.. На моём верхнем платье они широкие и по локоть, а у них поуже носят, до запястья. Да меня же сразу раскроют, по покрою платья!»

Помолчав, Мириона сама предложила:

«Одень нижнее платье наверх – оно с узкими рукавами, как у новодальек. И они разные нижние платья носят, такие тоже»

Выглядеть будет очень просто. Но и в глаза бросаться не буду. Только… рукава! Рукава широкие будут заметны под узкими, набухшими. Как бы ни догадались новодальцы. Вот зачем, спрашивается, я к ним припёрлась?!

Уныло растянулась по земле. Мир меня легонько травинкой погладил по щеке.

А! Или рукава верхнего платья оторвать?

«Без рукавов нижние платья тут тоже носят»

А вышивку, увы, придётся срезать. Жаль, что у меня в тюрьме сумку отобрали: там нитки и иголки были. Да, впрочем, в моём положении глупо привередничать.

Мир траву для покраски ткани нижнего платья посоветовал. То есть, уже верхнего.

К счастью, никто не подошёл из людей, пока я переодевалась, траву мяла камнем, платье в соку вымачивала, сушила, оделась уже в покрашенное. Разве что птицы летали, да звери бегали мелкие. Наверное, мир помог.

Было непривычно вместо привычного мягко-белого платья, с вышивкой красной, одеть зеленоватое. Вышивки своей срезанной было жаль. Но мир уверял, что теперь я похожа на новодальку. И что косы их девушки заплетают как мы.

Тесьму пришлось закопать в землю. Скорее всего, я не вернусь и не заберу её. Ну, что ж, всё равно придётся что-то терять. Стражники отобрали моё единственное сокровище – сумку Кана, теперь расстаюсь с подарком брата. Но намного болезненнее по своей воле оказаться вдали от самого Кана. Но теперь-то что! Назвался груздем – полезай в короб! Да и глупо было б попасться из-за платья.

В полдень следующего дня пришла к малым воротам новодальской столицы. На руках несла лесные ягоды, завёрнутые в широкие листья. За ягоды здесь надеялась получить немного медных монет.

Оказавшись около людей, ожидавших, когда откроют ворота, затянула:

- Ягоды, сочные и лесные, по три медяка!

- Что за ягоды? – заинтересовался низкий длиннобородый старик.

- Лесная малина и земляника.

- Малинку давай, - и он полез за деньгами.

- Не возмутитесь, что много беру?

- Ты-то много берёшь? Ты-то как раз мало берешь! – и старик протянул три медяка. Чуть поколебался и протянул ещё три, – И землянику.

Ему пришлось самому развернуть несколько свёртков, чтобы найти и малину, и землянику. Он не возражал, успел придирчиво изучить ягоды и как будто остался доволен. На стене зашевелились, зашептались. Вскоре ворота приоткрылись и в щель проскользнули два воина средних лет. К моему изумлению и возмущению собравшихся людей, они направились прямо ко мне. Без разрешенья заглянули в свёртки, выбрали себе по два с земляникой и по одному с малиной. Тот, который был коренастым, сразу исчез за тяжёлыми массивными створками, а второй, высокий, приостановился и проворчал:

- Чего стоишь? Заходи, пока не передумали.

- А мы? – возмутилась какая-то женщина с большими корзинами, накрытыми платками.

- Подождёте, пока ворота опять откроем. И готовьте монеты. Нынче у королевы затевается праздник, поэтому по два медяка с каждого.

- Это же грабёж! Раньше нас пускали и ничего не брали! – зашумели люди.



Елена Свительская

Отредактировано: 03.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться