Песня моей души

"Необычная помощница" 3.6

Остроухий так долго не отводил от меня глаз, что испугалась. Страшно мне или не страшно, надо прикинуться рассерженной и опасной. Сглотнув, грозно спросила:

- Почему вы следили за мной?

Он не спросил, как я узнала о его присутствии. И не оправдывался. Ответил, будто ничего особого не случилось:

- Я хочу узнать у вас кое-что.

- Что именно?

Внимательно смотрю на него. Эльф в свою очередь внимательно смотрит на меня. Что-то схожее с Каном у него есть. Но глаза, нос и брови другие. Наконец он вытащил из ворота свиток, развернул – через мгновение бумага засветилась – и я увидела на ней портрет Кана. Когда он раненный попал к нам в дом. Разве что на портрете уши открыты, чуть заострённые сверху. Кажется, он и должен быть таким.

- Вы хорошо его знаете? – спросил эльф, - Того мага, который пытался вас вытащить из дворца Ростислава, светопольского короля?

- Разве я была там?

- Разумеется, были. И вы видели там меня.

- Нет, вас я впервые вижу.

- А, верно, я и забыл об иллюзии, - передо мной появился тот самый светловолосый эльф, затем, через пару мгновений, снова стал прежним, похожим на моего любимого. – Теперь вы меня узнаёте?

- Ну, я была там. Однако не припомню, чтобы кто-то пытался меня спасти.

- Тот маг стоял у трона, с другой стороны от меня, и был скрыт иллюзией, - эльф достал другой свиток, развернул, осветил его магией – и портрет той иллюзии, под которой прятался Кан у Ростислава, был точно таким, - Так… - голос остроухого мага дрогнул, выдавая его волнение, - Вы его знаете?

«Мириона, а он знает, что мы общались?»

«Нет» - с некоторым замешательством ответил мир.

- Мы не знакомы.

Мы долго смотрели друг на друга – из-за светящейся бумаги мне хорошо было видно лицо незнакомца и его пытливый взгляд – и вдруг меня озарило, как от него избавиться. Я глубоко вдохнула, выдохнула и мрачно сказала:

- Почему вы следите за мной и пристаёте ко мне с расспросами?! Если вы действительно были во дворце Ростислава в тот день и час, то, выходит, вы просто смотрели, как меня собираются убить – и не вмешались. И какое право вы имеете после этого приближаться ко мне, да ещё и ждать, что я захочу вам помочь? Как вы вообще смеете стоять передо мной и смотреть мне в глаза?!

К моему удивлению, маг смутился.

- Да, я не должен вас расспрашивать, - виноватым голосом произнёс он. – Но вы не правы: я вступался за вас. Сейчас от ваших спутников наши голоса укрыл, чтобы ничего не заподозрили о вас. Едва не поднял руку на короля Светополья. Ему, правда, в голову не пришло даже подозрения о моём намерении. Слов мы друг другу сказали немало.

- Не приметила тогда, чтобы вы сказали королю хоть одно слово.

- Мы спорили вдалеке от чужих глаз. Когда король рассказал, что ждёт вас. Его министр советовал вас казнить, а я пытался им доказать, что у них нет особых доказательств, что вы пытались поднять мятеж, более того, народ может взволновать казнь молодой женщины без серьёзной вины, - остроухий грустно улыбнулся, - Ведь все женщины хотят, чтобы их отцы, братья и мужья были дома. Все боятся, что их близкие не вернутся с войны. И, разумеется, женщины, потерявшие близких, проклинают войны и королей. Ростислав не имел права казнить вас за ваш призыв прекратить кровопролитие.

Некоторое время сверлила его взглядом, потом проворчала:

- Ну, знаете! То, что вы уговаривали Ростислава выслушать меня и пощадить, я никоим образом не могу проверить. Но я помню, что вы за меня не вступились, когда я была возле короля. Следовательно, повода доверять вам у меня нет.

- Вы не доверяете мне – и потому скрываете Кана? – он прищурился.

- Кто этот Кан?

- Мда, если вы его знаете, повода доверять мне у вас и правда нет, - он вздохнул, - Да ещё и я нарушил ваше уединение, расплескал ваше любование ночной красотой, – эльф было повернулся ко мне спиной, чтобы пойти, потом развернулся обратно, - Скажите, а вы действительно желаете ускорить примирение Враждующих стран?

- Зачем же иначе мне подвергать свою жизнь опасности, идя к Ростиславу с подобными речами?

- Ну что ж… Желаю вам удачи в этом нелёгком деле! У вас интересная цель, - мужчина улыбнулся, как будто искренне, - Вот только не уверен, что многолетнюю ненависть можно убрать одними только речами. Вы уж поосторожнее. А то жаль, когда мир теряет такую красоту из-за мужских склок.

Недоверчиво прищурилась:

- А вы… хотите мне помочь в устроении мира между Светопольем, Новодальем и Черноречьем?

- Простите, но у меня другие планы на свою жизнь, - он развёл руки в стороны, - Мне ещё нужно быть живым. При всём моём уважении к вашей смелости и ослепительным мечтам.

- Сдаётся мне, в таком случае вам остаётся только вежливо откланяться.

Сказала резко – и после задумалась, надо ли было хамить незнакомому магу, да ещё и мужчине, да ещё и когда в лесу вблизи никого кроме нас двоих нет.



Елена Свительская

Отредактировано: 03.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться