Песня моей души

"Если взглянуть с двух сторон" 4.5

- Стойте! – отчаянно закричал Вячеслав, - Подождите!

Быстр остановился, обернулся:

- Так вы казните изменника или дадите мне прирезаться самому, мой принц?

- Я хочу предложить вам кое-что другое, - поспешно ответил парнишка.

- Да пошли вы в…

Вячеслав сорвался на крик, помешав ему окончить мысль:

- Я хочу, чтобы вы и впредь служили стражником и охраняли дворец!

На сей раз в растерянности застыл даже дерзкий воин.

- Так вы сможете выполнить свою клятву и, если я не справлюсь, окажетесь достаточно близко ко мне, чтобы убить, - взволнованно объяснил Вячеслав.

- Идея неплохая, - задумчиво произнёс Быстр, - Пожалуй, вы достойны того, чтобы я на некоторое время остался стражником и посмотрел, к чему приведёт ваша затея. Почтительности, увы, пока обещать не могу, потому что вы, принц…

- Пока её не заслужил? – закончил парнишка за него.

Воин добродушно усмехнулся, приблизился к нему и протянул раскрытую ладонь. Вячеслав положил на неё кинжал.

Из остальных никто и слова не сказал – у всех пропал дар речи от такого поведения этих упрямцев.

- Вы даёте мне второй шанс, боитесь того, что станете плохим правителем, а так же готовы доверить мне свою жизнь, - задумчиво отчеканил Быстр и тепло посмотрел ему в глаза, - Пожалуй, вы стоите того, чтобы я защищал вас и был вежлив с вами.

- Но, если я совершу какую-то глупость, вы ведь отчитаете меня, верно? – улыбнулся ему новый правитель.

- Разумеется, - ответная ухмылка, - Если же вы станете мерзавцем, то я зарежу вас безо всякой жалости. Если же я не оправдаю вашего доверия, надеюсь, вы проявите достаточно твёрдости, чтобы сполна наказать меня. Жизнь с подгнившей или протухшей честью мне ни к чему.

Чуть помолчав, Вячеслав с улыбкой уточнил:

- Если я захочу сделать вас, верного и справедливого воина, главой дворцовой стражи, вы долго не проживёте, так?

- Естественно, - Быстр нахмурился, - Я в тот же час, как узнаю об этом назначении, зарежусь. Так что если вам вдруг понадобится меня наказать – просто наградите меня чем-то значимым – и вам не придётся марать об меня руки. Тот, кто не сумел защитить своего короля, не заслуживает наград! Даже если мальчишка, победивший меня, станет достойным правителем.

Воин поклонился парнишке: недостаточно низко для поклона королю, но с приличной долей вежливости, после чего молча встал у ворот, сжимая в руках кинжал.

Все из проигравших, кроме двоих, отошедших первыми, опустились на колени и умоляюще сложили руки, ладонью к ладони. Самый старший из них, уже старик, громко попросил:

- Мой король, позвольте и нам вернуться на службу!

- Если уж вы желаете этого – возвращайтесь, - улыбнулся Вячеслав, после чего подошёл к аристократу, следовавшему за ним в тюрьму, и громко спросил у него: - Вы хотели возглавить моих воинов, не так ли?

- Да, мой… принц, - тот покорно опустил голову.

- И всё-таки Миргород выполнял мои просьбы и приказы более рьяно, чем вы, при этом никаких должностей не просил, - строго произнёс парнишка и улыбнулся простолюдину, молодому воину, которого расспрашивал перед тюрьмой. – Так что вы будете лишь одним из претендентов на место главы стражи. Вам же я поручаю проследить, - он посмотрел прямо в глаза Тихомилу, - Чтобы новых защитников дворца прилично накормили и вооружили. Если с одним из моих новых воинов что-то случится – вы расплатитесь за это своей головой.

- Да, мой… принц, - тихо ответил аристократ.

- А ты, Миргород, проследи, чтобы всем выжившим оказали достойную помощь. И… - голос юного правителя задрожал, - И пусть достойно проводят всех переступивших Грань: и тех, кто сражался за нас, и тех, кто был на другой стороне.

Он устало потупился, чуть позже, вспомнив, что на него смотрят множество глаз, выпрямился, гордо поднял голову и роздал ещё несколько указаний. Большую часть своего отряда Вячеслав оставил у ворот. С нами ко дворцу отправились только двенадцать воинов.

Едва парадная лестница дворца вынырнула из мрака за дубовой аллеей, как высокие и широкие створки распахнулись, выпустив в бледнеющую ночь стайку потрясённых и перепуганных слуг. Не смотря на то, что у многих из них дрожали руки или ноги, громко стучали зубы, все они были аккуратно причёсаны и одеты. Все склонились в глубоком поклоне и почтительно выдохнули:

- Мы приветствуем вас, наш король!

- Король Черноречья – это мой отец, - сердито произнёс парнишка, - А я – всего лишь его сын и временный правитель. Потому обращения «мой принц» вполне достаточно!

- Да, король! – одновременно пропели прислужники, затем ещё больше побледнели.

Новый правитель сделал вид, что не расслышал их ответ, и невозмутимо вошёл во дворец. За ним проследовали охранники. Следом, на отдалении, двинулись я, Цветана и упрямый Славомир, с трудом передвигающий ноги. Правда, наш манёвр не прошёл: принц быстро обернулся и попросил нас следовать рядом с ним.

Мы прошли большой холл, уставленный вещами, не лишёнными изящности и при этом весьма тяготеющими к простоте. У парадной лестницы измученный и гордый мальчишка беззвучно опустился на пол. Поначалу он хотел изобразить, что поправляет единственный сапог, точнее, то дырявое нечто, что от него осталось, но внезапно завалился на бок. Один из стражников подхватил Славомира на руки.



Елена Свительская

Отредактировано: 03.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться