Песня моей души

"Если взглянуть с двух сторон" 4.6

     Однако сердце меня не обмануло: на опушке нас дожидался Вячеслав, проминавший во мху круги всевозможных размеров. И встретил нас паренёк довольно-таки дружелюбно. Едва завидев своего правителя, Миргород остановился, чтобы не прерывать его раздумья, а я не сообразила, дёрнулась, так что сухая ветка захрустела под моей ногой, а принц напряжённо обернулся на шум. Потом он разглядел меня за спокойным слугой, облегчённо вздохнул. Должно быть, не ждал моего появления, хотя и страстно желал, чтобы я появилась.

     - Будут ли ещё указания, мой принц? – с уважением осведомился воин.

     - Пока не придумал, - тепло улыбнулся ему Вячеслав, - Ступай обратно.

     Стражник почтительно склонил голову и быстро ушёл к городу.

     - Он не сказал, куда тебя ведёт, Алина? – серьёзно уточнил новый правитель страны, опускаясь на небольшой камень, заросший мхом.

     Честно призналась:

     - Я подумала, что к тебе.

     - А не далековато ли для встречи?

     Долго молчала, потом грустно ответила:

     - Знаешь, я очень недоверчива, но иногда мне безумно хочется, чтобы был в моей жизни кто-то, кому можно верить. Даже если цена такой проверки – моя жизнь.

     - Спасибо за доверие, - улыбнулся Вячеслав, сразу посерьёзнел, виновато добавил: - И извини за жестокую проверку. Я и сам очень хотел тебе доверять, но… - и он печально взмахнул рукой, - В этом дворце сложно найти тех, кому можно довериться. Особенно, новому правителю страны.

     Чуть помолчав – я ожидала, чтобы он сам сказал что-нибудь – Вячеслав добавил, улыбаясь мне:

     - Вообще-то, ты мне с первой встречи понравилась. Хотя я и жутко тогда разозлился на вас за насмешки Цветаны. Мне хотелось вам верить, только в некоторых ваших привычках было нечто странное. А ещё у тебя были синие глаза, как у новодальцев. Впрочем, не это меня зацепило.

     - Не это? – удивлённо подняла брови.

     - Из-за дальнего родства потомков Белокаменной страны и вытекающего из этого сходства в обычаях и взглядах на жизнь, мне долго не удавалось найти неопровержимые доказательства. А потом мы как-то сидели на берегу реки, и ты задумчиво чертила палкой на песке…

     - Так это ж просто четыре разных квадрата в круге!

     Парнишка потрясённо уставился на меня.

     - Так… ты… не знаешь?

     Отчаянно выдохнула:

     - Я просто рисовала, не думая ни о чём!

     - Да, ты просто рисовала… - Вячеслав вздохнул, - Невольно рисовала герб одного из новодальских городов!

     Что?! Ох, а мне в детстве так нравилось рисовать его на берегу реки близ города, когда сбегала из приюта! Я ещё сердилась, что вода торопливо тянулась к моим «шедеврам», тщательно слизывала с песка изображение. Выходит, тогда светопольцы могли увидеть герб, узнать его. Меня бы точно прикончили за такое, обвинив в ужасных вещах. И если бы не случайный прилив той спокойной и неторопливой реки, я давно уже была бы за Гранью! Но почему же неизменно появлялся ветер, нагонял волны, чтобы река успела стереть мой труд? Может ли быть… Это ты нарочно делала, Мириона?

     «Да, - тут же призналась моя непонятная собеседница, - Я очень волновалась, что твои рисунки тебя погубят, потому старалась поскорее их убрать. Мне повезло – ты всегда рисовала на песке около воды, иначе бы стереть этот знак было бы затруднительно»

     Так ты часто вмешиваешься в наши жизни?

     «Нет, - смущённо призналась моя подруга, - Я не должна мешать вам, но ты мне нравилась: у тебя была такая красивая мечта. Если у человека красивая мечта, мир может помогать ему. Это право, дарованное мне Творцом»

     Мириона более ничего не говорила, вслушиваясь в нашу беседу. Наверное, ей было интересно или же очень важно узнать, чем закончится беседа двух детей из Враждующих стран.

     Опустилась на корень ели, выступавший из земли.

     - Интересно, почему я именно этот герб всё время рисовала?

     - Совсем не помнишь? – отрок недоумённо поднял брови.

     - Нет, - покачала головой, - Совсем не помню. Но, может, это ещё одно подтвержденье, что мой отец – новодальец? И это он при мне рисовал этот герб на песке, когда я была очень маленькой? Проще было б увидеть его на какой-то вещи, доставшейся от него, которую он на память о родном доме хранил. Но… это ведь глупо, хранить вещь с новодальским гербом на новом месте? Он же мог так подставиться сам, подставить мою мать. Мой сводный брат говорил, что отчим мою мать любил.

     - Твой брат? – встрепенулся Вячеслав, - А ты нам не говорила о нём.

     - Я просто… сбежала от него, когда нашла. Ради моей мечты.

     Тоска по Ромке меня заела. И я как-то незаметно разговорилась о нём и нашем детстве с ним, о том, как рада была, когда он нашёлся, живой!

     А потом мне, естественно, вспомнились Кан и Эндарс. И, вспомнив любимого, я вдруг разрыдалась.

     - Что случилось? - Вячеслав присел около меня. – Кто-то посмел тебя обидеть? С кем мне нужно разобраться?



Елена Свительская

Отредактировано: 03.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться