Песня моей души

История Алины "Начавшаяся битва" 6.1

Я сидела на полу, потерянно прижимая к себе неподвижного Кана. Звала его, тормошила, но всё было тщетно. Люди сразу же разбежались, зал опустел. Никто не подошёл, чтобы помочь. Я даже не плакала. Только звала Кана, звала, звала, умоляя его очнуться.

Потом пришли Вадимир и его лекарь – и я немного отодвинулась – пропуская слугу. Тот осмотрел моего любимого и о чём-то шептался у окна обеденной залы с королём Новодалья. У дверей кто-то начал громко переругиваться. Я повернула голову: оказалось, Цветана что-то сердито выговаривает Станиславу. А Кан… мой любимый продолжал молчать. Он стал таким бледным! Да за что же?! Я только что потеряла друга, теперь я могу потерять жениха. Любимого жениха. Но, может?.. Может, ещё есть возможность?.. О, только бы он очнулся! Ведь он не может… он же не может бросить меня вот так! Он обещал быть со мной! Он… обещал.

Вдруг тень легла на лицо Кана.

Подняла голову и испуганно вскрикнула, увидев подошедшего, заслонила любимого собой.

- Я хочу помочь, - мягко сказал остроухий, преследовавший Кана и пытавшийся спрятаться у реки ночью, когда я хотела искупаться.

- Нет! Не отдам!

Вскочила, замахнулась… и рухнула бы, не подхвати меня жуткий эльф.

- Разрешите мне его осмотреть, умоляю! – взволновано попросил он, - Я разбираюсь в лекарском искусстве. Знаю исцеляющую эльфийскую магию. Эльфы – хорошие лекари – об этом всем известно.

Врёт. Он пришёл, чтобы забрать Кана, но я не отдам моего любимого! Что бы он там ни натворил в Эльфийском лесу, я его не отдам!

Вывернувшись, сжала пальцы на шее преследователя.

Кто-то вскрикнул рядом. Какой-то мужчина. Я только судорожно сжала пальцы. Новый мужской вскрик, как будто отдаляющийся от нас.

- Не отдам! Не отдам его! – прошипела я, сжимая пальцы.

Остроухий поморщился.

- Прошу, поверьте мне!

- Ты пришёл, чтобы забрать Кана! Я не отдам его! Не отдам!!!

- К… Кана?.. – глаза остроухого расширились, и он вдруг… улыбнулся. Счастливо улыбнулся.

Я пытаюсь задушить его, а он… улыбается?! Но… я… я проболталась?!

Пальцы мои дрогнули, ослабив хватку. Эльф высвободился, мгновенно, но мягко уложил меня на пол, рванулся к моему жениху. Я отчаянно вцепилась в ногу преследователя. Он попробовал её выдернуть. Тогда я вцепилась ему в ногу зубами. Он замер. Откуда-то сбоку донёсся резкий мужской смех. Скосив взгляд, увидела смеющегося Вадимира. Ну и пусть! Пусть я выгляжу смешно. Я никого не пущу к моему любимому! Я его не отдам!

- Послушай… Алина…

Я вздрогнула, услышав моё имя из уст остроухого незнакомца, но зубов не разжала. К Кану его не подпущу! Ни за что!

- Алина, дай мне осмотреть его!

Сжала зубы посильнее.

Какая-то прохладная волна скользнула у моего лица, обхватила голову. Зубы вдруг онемели. И всё лицо. Остроухий исчез, переместившись, но через мгновение опять стоял рядом, в паре шагов от меня. Но приблизившись ко мне, усадил меня, прислоняя спиной к креслу. Осторожно ладонью под подбородок нажал, вынуждая закрыть рот. Почему-то моё тело слушалось его. Маг сел рядом, грустно заглянул мне в глаза, положил руку мне на плечо. Я почувствовала, что онемение с головы проходит, и пыталась было вцепиться зубами в его руку, но он вывернулся, сжал мою голову двумя руками.

- Алина, послушай… - мягко начал он.

Я вздрогнула. Мне показалось, что я слышу голос Кана, но… изо рта этого жуткого остроухого мага.

- Я – его брат, - вдруг сказал преследователь, - Я не желаю ему зла. Прости.

Хотела было что-то сказать, но у меня всё тело как заледенело, смёрзлось в глыбу льда.

- Прости, - повторил эльф и склонился над Каном.

А вдруг… он сейчас его унесёт? Отдаст его остроухим из леса, которым мой милый какую-то гадость сделал, рванувшись отомстить за своих? А я даже пошевелиться не могу.

У меня из глаз полились слёзы. Слёзы бессилия. Я потеряла Вячеслава. Теперь и его.

Невидимый лёд вдруг исчез. Я завалилась на бок. Вскочила, рванулась к остроухому, запуталась в подоле. Он подскочил, схватил меня почти у самого пола.

- Алина, послушай, я не желаю ему зла! - мягко повторил маг, - Он чудом выжил при пожаре три десятилетия назад. Я так рад, что он жив! Но сейчас мне надо его осмотреть, понять, каким ядом его отравили. Не мешай, - он осторожно прислонил меня к другому креслу, возле живота Кана, со стороны сердца, - А то придётся опять тебя заколдовать, - я судорожно вцепилась в левую руку Кана, всем видом показывая, что ни за что не отцеплюсь, а маг почему-то усмехнулся, сказал: - Ну, так-то лучше, - сел справа от моего любимого, стал осматривать его веки.

Так и сидели: я с одной стороны, вцепившись в руку Кана, а остроухий маг – с другой.

Чуть погодя к нам подошёл Вадимир. Спокойно спросил, задумчиво потирая подбородок:



Елена Свительская

Отредактировано: 03.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться