Песня моей души

"Опасная тайна" 7.4

Задрожав, с мольбой повернулась к Кану. Тот напряжённо что-то обдумывал. Страшная ситуация. Мы были здесь в это время, да ещё и с незнакомой королю девочкой, в которой он мог заподозрить посланницу от врагов. И что делать? Что сказать?..

Клён среагировал первым. Он решительно подошёл к Мстиславу, упал перед ним на колени:

- Простите меня, мой король! Это я виноват, - он склонил голову, плечи его поникли, - Вчера у нас с принцем появилась новая догадка. И мы почти до зари провели в опытах и расчётах. Боюсь, какое-то из веществ навредило Вячеславу, ускорило развитие болезни.

- Что?! – проорал король, - Ты позволил ему возиться с веществами в таком виде?! У тебя вообще мозги есть?!

Клён что… решил отвести весь гнев Мстислава на себя?!

С отчаянием посмотрела на Кана. Надо спасти парнишку! А то нрав у чернореченского правителя горячий.

Но молодой алхимик вдруг вскинул голову, посмотрел прямо в глаза своему королю:

- Впрочем, это не болезнь. Мы вчера поняли, что Проклятие алхимиков – это не болезнь, а медленно действующий яд искусственного происхождения или же образовавшийся при смешении некоего искусственного вещества с природным. Возможно, это началось с одного вида алхимического оружия, которое мы использовали против врагов. Может быть, против светопольцев. Ещё есть подземная река под Враждующими странами. Вероятно, именно она разносила яд, - парень указал рукой на стол, - Взгляните, мой король. Там есть карты с метками заболеваний. И все они складываются в подобие реки.

Король шумно вдохнул, шумно выдохнул. Кан, встрепенувшись, выудил из бумажных завалов карты с метками и с поклоном протянул королю. Несколько мгновений мужчина, сощурившись, смотрел в глаза алхимику – тот взгляда не отвёл – потом, не убирая кинжал, ступил к столу, к картам. Клён продолжал сидеть неподвижно, смотря прямо перед собой. Возможно, он нас спас, отведя от нас подозрения. Но… значит, Вячеслав и Клён сразу после того открытия в доме моего брата отправились делать расчеты и ставить опыты! День трудились, ночь. А бедную Цветану замучили дурные предчувствия и кошмары: душа её почувствовала, что с любимым происходит что-то опасное.

- Да, я помню, что в некоторых местах, возле которых кто-то заболел, были битвы, - наконец произнёс правитель Черноречья, - И мы использовали в них искусственное оружие. И вот здесь, в истоке этой реки под Светопольем, мы использовали много мощного яда, ещё при моём отце. Значит, всё-таки не болезнь, а отрава… - некоторое время он напряжённо о чём-то думал, потом подошёл к молчавшему парню, схватил за ворот, поднял, произнёс ледяным тоном: - Но всё это не отменяет твоей вины, Клён. Ты, зная, что принцу плохо, подпустил его к опытам. Ты спровоцировал ухудшение его состояния. Ты за это заплатишь.

- Хорошо, мой король, - спокойно сказал молодой алхимик.

- Своей головой, - припечатал Мстислав.

- Хорошо, мой король, - так же спокойно повторил парень.

Мужчина шумно выдохнул.

- Сегодня же!

- Только у меня есть одна просьба, - невозмутимо произнёс Клён.

- Ты ещё смеешь у меня что-то просить?!

- Я был с Вячеславом. И мне единственному известно, какие вещества мы использовали, какие составы сделали, какие цепи веществ были… - алхимик спокойно смотрел ему в глаза, не обращая внимания на сжавшийся у его горла ворот, - Среди них было то, что ухудшило состояние принца. Может быть, именно оно вызывает Проклятье алхимиков?.. Прежде, чем мне отрубят голову, я должен записать всё, что мне известно. И другие алхимики, может быть, найдут всю цепь, порождающую Проклятье алхимиков. Просто… вдруг второй принц не сможет очнуться? Тогда некому будет рассказать, какие вещества мы использовали, для каких цепей.

Мстислав долго молчал, прожигая его взглядом, но алхимик взора не отвёл. Наконец, король разжал руку – и Клён рухнул на пол. Впрочем, он тут же сел, на колени, и невозмутимо замер, ожидая приказа, подняв на своего правителя спокойный взгляд. Ничего себе, сколько смелости и выдержки у парня!

Мстислав шумно вдохнул, шумно выдохнул. Его рука, в которой он продолжал держать кинжал, дрогнула. Он вдруг указал лезвием на один из шкафов.

- Там – чистая бумага, перья и чернила. Начинай сейчас же.

- Хорошо, мой король, - молодой алхимик поднялся, низко поклонился и быстро направился к шкафу.

- Считайте, вам повезло, - мрачно произнёс Мстислав, посмотрев на нас, - Если бы не этот дерзкий юнец, я бы кого-нибудь из вас прирезал сегодня. А теперь отвечать будет он.

Рука парня, в этот миг достававшего чернильницу, дрогнула. Впрочем, он тут же выпрямился и, притворяясь спокойным, полез за перьями. Он… он спас нас! Ценой своей жизни. Хотя… может быть, он сделал это ради Вячеслава, ведь выпросил себе немного времени, чтобы записать все вещества, которые они использовали вчера с принцем. Но… он в доме у Романа взял и выпил воды из фляги заболевшего Вячеслава. Мол, ради науки.

- Вячеслав! Вячеслав! – взволнованно вскрикнула девочка.

Мы повернулись. Принц смотрел на неё уже осмысленно. Поднял ладонь, погладил её по щеке. Попросил:



Елена Свительская

Отредактировано: 03.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться