Песня моей души

История Кана "Сокровище над головой" 8.1

Я ходил по комнате, стараясь ступать осторожно, чтобы не разбудить спящую за стеной девушку. Вчерашние события лишили любимую сил. Когда Цветана и Станислав ушли, она долго не могла успокоиться, смачивая мою рубашку горячими слезами. Я подхватил её на руки и отнёс в её комнату. Однако вскоре тихо зашлёпали босые ступни по коридору и по лестнице – и в мою дверь тихо постучалась Алина. Мол, одну её одолевают тяжёлые мысли. Робко присела на край моей кровати. Я говорил о разной ерунде, гладил любимую по голове, всячески отвлекая от печальных мыслей. Потом она свернулась в клубочек, напомнив мне котёнка, и всё-таки заснула. Переместил в её комнату. Осторожно укутал своим одеялом. Рядом постоял. Спит. Тогда вернулся к себе. Спать не хотелось.

Стоило оказаться в одиночестве, как на меня самого напали мрачные раздумья. И про ухудшение состояния Вячеслава, и про Клёна, пожертвовавшего собой ради нас и своего принца, и про алхимиков, которые, выходит, уже успели солидно замусорить мир – и неизвестно, когда грянет очередное отравление, уводящее за Грань, вроде Проклятия алхимиков или ещё сильнее. Также за всеми тревогами вчерашнего дня мы совсем забыли об уговоре с первым и пока единственным человеком, пережившим Проклятие алхимиков. Я вспомнил о нём лишь тогда, когда отправлял наших лекарей по их родным странам после короткого обсуждения. С утра займусь его поисками: он нам очень нужен. Тем более, он уже много чего на себе испробовал, а среди использованных им средств одно являлось драгоценным противоядием.

Отравляла душу и новость, подслушанная сегодня у новодальских лекарей, оставленных обследовать людей в Пряном граде. Осведомлённости Вадимира я верил. А тут сведения даже просочились до простого народа.

Недавно молодой дракон подрался с единственным сыном Хэла. Драконы смутились и прислали своих лекарей помочь эльфийским. Наши лекари даже позавидовали «везенью Лэра», мол, хорошо быть принцем, столько заботливых вокруг, шансы поправиться намного выше. Нашим-то заболевшим ни эльфы, ни драконы не спешили помогать, «только о своих думали, наглые морды».

Я знал о древних магах побольше своих помощников из людей, потому призадумался о размахе последствий этой драки двух юнцов.

Если драконы отправили своих лекарей в Эльфийский лес, состояние наследника остроухих критическое. Может быть, Лэр долго не протянет. Других детей у Хэла нет. Да, он ещё в Долгой молодости, даже первую сотню лет не встретил, но у эльфов вообще рождается мало детей. Обычно два-три. К тому же, сам Лэр ещё не был женат и вроде бы даже от любовниц детей не имел. Разумеется, драконы стараются поддержать эльфийских лекарей! Если Лэр перейдёт Грань, отношения между древними магами сильно ухудшатся: эльфы могут начать говорить, что молодой дракон нарочно убил их наследника. Если Хэл не совладает с гневом, может начаться новая война. И, боюсь, людей эта война тоже может зацепить.

Люди-то уже не помнят, а вот древние маги запомнили, какой ужасной была прежняя наша война друг с другом. Много тогда воинов с обеих сторон полегло. И Эльфийский лес едва не сгорел весь.

Впрочем, мне сейчас нужно думать о себе.

Поскольку молодой дракон страшно повредил здоровью единственного эльфийского принца, тем более, если Лэр скончается, крылатые будут серьёзно виноваты перед остроухими. Вроде как сами эльфы драконам поводов для новой вражды не давали уже давно. И, если драконы захотят избежать войны, им потребуется как-то эльфов задобрить. Нападение на единственного ребёнка Хэла и, особенно, его гибель искупить будет нелегко.

Вот я и призадумался, может ли эльфийский король обратиться к драконам, чтобы те нашли разрушителя дворца? Магия крылатых помощнее эльфийской будет. И драконы уже виноваты. Как бы крылатые не отыгрались на мне! Более того, если меня поймают, как бы ни обнаружили мою связь с Нэлом. Из-за меня и мой брат, и родители, избежавшие Чёрной чаши, могут пострадать. Самому стать причиной их ухода за Грань, теперь и вместе с моим братом – это ужасно!

Да, впрочем, самому выпить Чёрную чашу теперь, оставляя невесту одну, бросая помощников-лекарей и больных на произвол судьбы – тоже жутко. Даже если наш отряд нового мага найдёт, на это уйдёт драгоценное время. Болезнь ждать не будет. Да, эльфам и драконам известно больше нейтрализаторов, но что-то они не спешат людям помогать! Я подарил надежду больным и лекарям из Враждующих стран. И я же её и отберу?

Да, суета из-за несчастья с Лэром могла отвлечь эльфов от меня. И разрыв магического слоя у разрушающегося дворца мне помог скрыться. Но эльфы за разрушение дворца меня ненавидят. Вполне могут меня казнить. К тому же, драконы не спешили отдавать остроухим юнца, подравшегося с Лэром. Возможно, у него был редкий дар, особый талант в какой-либо науке или родство со Старейшинами крылатых. Может быть, весь гнев захотят сорвать на мне. А драконам выгодно меня поймать и передать остроухим.

Я жутко перепугался за брата. Он ведь меня нашёл потом, общался со мной. Могут подумать, что Нэл – мой сообщник в разрушении дворца! Ладно если я один буду казнён, но вот мой бедный брат, который и без того вырос с репутацией сына мятежника и сопутствующим презрением, и родители… родителей могут заподозрить, что они это всё подстроили. Не только уничтожение дворца, но и нападение дракона на сына Хэла. Ведь раз их уже обвинили в мятеже! Нэл сказал, что дело было тёмное: отец точно не собирался как-либо вредить королю, видимо, его подставили. Может быть, тот, кто подставил моего отца, всё ещё в Эльфийском лесу? Но и проклятый Хэл толком не разобрался! Эх, из-за моей мести, одного моего глупого поступка, может пострадать столько людей!



Елена Свительская

Отредактировано: 03.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться