Песня моей души

История Кана "Счастливая напасть" 9.1

До утра в разных уголках столицы шумели: радостно орали, били глиняные кувшины, бурно обсуждали находку лекарства, жизнерадостно пересказывали выползшим знакомым. Травили байки про военные подвиги и события мирных дней. Бегали с воплями дети. Кто-то ругался. Где-то сломали забор. Где-то наступили на кота. Постоянные тихие щелчки и шуршание лёгких опадающих шкурок – вдова и Белотур сидели на скамейке за домом и лузгали семечки – тоже отвлекало, но меньше того кошмара, который царил в городе. Мои уши честно докладывали мне обо всех звуках на ближайших улицах и самых громких с дальних. Такого моя эльфийская натура выдержать никак не могла. Так ни на миг глаз и не сомкнул.

После зари, когда шум в Пряном граде стал чуток стихать, я было радостно укутался одеялом…

И с досадой вспомнил, что ещё нужно дозу лекарства выяснить, больных лечить, да и понять, почему были ухудшения у Станислава.

Тяжело вздохнув, выбрался из кровати, натянул штаны и сандалии, сонно сполз вниз, опираясь на перила лестницы, и поплелся на кухню. В дверях столкнулся с каким-то богато одетым человеком. Тот что-то спросил, не дождался внятного ответа и принялся кричать. Я накричал в ответ. Он растерянно отодвинулся и пропустил меня на кухню.

До кувшина с мятным отваром оставался всего лишь один шаг, когда негодяй подскочил сзади и облил меня ледяной водой из ведра. На вопли подбежала перепуганная Алина с тарелкой в руках: она уже готовила завтрак. Я ещё что-то проорал незваному гостю, тот – мне.

Так мы вопили друг на друга, а потом… потом я вдруг понял, что мерзавец, мной обруганный – это Вадимир. И оборвался на полуслове. Выбрать для хамства объект похуже, чем жестокий, коварный и злопамятный новодальский король, было затруднительно. Вот влип!

- Я пришёл поздравить вас с успехом, - с каменным лицом объяснил Вадимир.

- Пока рано поздравлять: мы только обнаружили вещество, которое может справиться с этой болезнью, а подходящую дозу ещё не определили.

Я растерянно замер, подбирая слова для извинений, и думая, не нужно ли прямо сейчас кидаться на колени и молить о пощаде? Мне этого вообще не хотелось, но вот в таких обстоятельствах это могло бы хоть немного смягчить его гнев.

- Почему же рано? – невозмутимо спросил новодалец, изведя меня своим спокойствием и молчанием, - Вы нашли лекарство. Кстати, у меня к вам просьба.

Что за просьба, ради которой он стерпел мою дерзость? Видимо, не из приятных. И, как назло, места для манёвров крайне мало: так как я его только что оскорбил. Оскорбил самого Вадимира!

Он долго играл у меня на нервах, медля с ответом. Наконец признался:

- Проклятье алхимиков захватило слугу, который мне очень дорог. Не могли бы вы вылечить его в первую очередь?

Едва удержался от облегчённого вздоха. Всего-то!

- Заходи! – закричал Вадимир.

Дверь скрипнула, по коридору прошлись тяжёлые шаги и в кухню вошел… Станислав?! Это ради него король Новодалья лично к нам пришёл?

- Знаю, что он когда-то не смог помочь Алине и Цветане, потому, полагаю, у вас нет ни малейшего желания его лечить. Но я согласен вам заплатить.

И даже заплатить? Не ожидал такого предложения от скупердяя Вадимира.

Пока мы с Алиной растерянно молчали, а Станислав с каменным лицом переминался за его спиной, правитель предложил нам сотню золотых, две сотни, пять сотен, тысячу, три тысячи…

- Не нужно денег! – возразил я, когда справился с потрясением.

В конце концов, прошлое прошлым, но мы – лекари, а не грабители. Тем более, этот мужчина чем-то помогал нам и школе, основанной Цветаной.

Вадимир помрачнел, проворчал:

- Хотите, что ли, чтоб я на колени встал? Перед вами?

У охранника графини на лице появился живейший интерес.

- Думаете, не смогу?..

Думаю, но смолчу. С королями нужно следить за тем, что говоришь. Тем более, я ему уже нахамил – и он мне это точно однажды припомнит.

И вдруг… Вадимир сплюнул в сторону и опустился передо мной на колени. Это было так неожиданно, что я онемел. А вот Алина, пользуясь таким случаем, вдруг предложила:

- Давайте вы просто поговорите с королями Черноречья и Светополья?

С кряхтением мужчина поднялся, хотя, в общем-то, был ещё не слишком стар, всего-то первые нити седины появились, да тело ещё дышало воинской силой. Мрачно взглянул на девушку:

- А зачем мне с ними говорить?

А она, решив ковать железо пока горячо, невозмутимо соврала:

- Ростислав подумывает о заключении мира. И ведь вам же не надо соглашаться: я прошу вас просто сходить на встречу с ним, постоять, послушать, что он скажет. – и, припомнив одно из главных увлечений мужчины, припечатала, - И так мы с вас ни монеты не возьмём.

Я всё ждал, что Станислав сейчас не выдержит, взорвётся – и сорвёт весь спектакль. Но король всё повышал сумму, теперь ещё и Алина влезла с её безумной просьбой, а воин всё ещё молчал. Правда, на последних словах девушки он на мгновение ухмыльнулся, а когда Вадимир развернулся к нему, то вновь застыл с непроницаемым лицом. Король молчал очень долго. И я всё ждал, когда же он нас пошлёт с нашими деловыми предложениями, куда и с какими напутственными угрозами или проклятиями.



Елена Свительская

Отредактировано: 03.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться