Песня моей души

"Счастливая напасть" 9.7

- Тебя не раздражает, что выдуманный тобой герой начинает ходить не только по Черноречью, а в его уста вкладывают не только твои истории? – спросила как-то Алина.

- Он ожил и сам пошёл странствовать, - усмехаюсь, потом ловлю её в объятия и надолго прижимаюсь губами к её лбу, а она блаженно замирает в моих руках.

Может… Ну все эти дела?.. И этих дурней-королей? Просто пожениться бы… целовать упоённо эти сахарные уста…

Тут я по затылку получил. Ковшом из-под вишнёвого компоту. Мрачно обернувшись, увидел хмурого Романа.

- Ты пошто девку портишь? – проворчал тот, - Хочешь лапать – иди, женись!

- Брат, ну ты чего?! – возмутилась Алина, черпак яростно дёргая.

И вдруг совсем вырвала из рук опешившего от такой ярости родственника.

- Хватит уже его бить! – возмутилась моя невеста, - Надоело смотреть уже!

Следующие полчаса-час они носились вокруг дома. Сначала и спереди – Роман, а за ним – Алина с черпаком. Муравьи и мухи встречные млели в объятиях вишнёвых капель. Ну, что ж, хоть кого-то черпак этот сегодня сделал счастливым. Но Алина… что это вдруг на неё нашло?..

- Ах, какое дивное зрелище! – восхитился сонный Стёпка, смотря из окна кухни на всю эту беготню, - Жаль, правда, смотреть, как твои мечты сбываются не у тебя.

- Каки таки мечты?! – грозно спросил Белотур, подкравшись к нему со спины и вдруг нависая над ним с кочергою занесённой.

- Да я это… - парень смутился, - Да я ж пошутил!

Но светополец на него мрачно замахнулся.

Но наш Ёршик успел вывернуться и во двор кинулся.

- Ополоумел! – вопил он возмущённо, - Совсем ополоумел!

Тут об него налетел Роман. Дальнейшую их цветистую речь я приводить не буду. Эх, они бы поэмы читали с таким пылом! Всех бы вдов и девиц с ближайших улиц повлюбили бы!

А Белотур посмеивался, глядя на тех орущих из окна.

- Да я пошутил! – ухмыльнулся он, когда те, всех соседей перебудившие и собравшие вокруг забора, наконец-то опомнились и вернулись в дом.

Хозяйка спустившаяся – румяная неестественным свекольным румянцем, да в бусах ярких, с косою уже расчёсанной, да в платье праздничном – молча поставила перед ними большую тарелку подсолнечных семечек, вчера слегка прожаренных. Тарелка подействовала магически – они невольно все трое зачерпнули в пригоршню шуршащих чёрных капелек и задумчиво стали их грызть.

А потом вдова-невеста, да Алина вернувшаяся, красная как мак – соседей тоже поздно приметившая, радостно внимавших редкому зрелищу из-за забора – быстро приготовили завтрак и накрыли на стол. И ели мы дружно. И работать пошли. Я перед уходом положил на стол перед хозяйкой золотой. Белотур тут же серебряный, добавил:

- За вкусну-еду.

Степан серьёзно прогулялся в чулан, который они с женихом делили на двоих – и принёс два серебряных. Роман отвернулся, пряча перекосившееся лицо. Но, раз все были такие щедрые с утра и благодарные, ушёл – и выложил два серебряных.

- За постой и за еду, - сказал.

- Ох, спасибо! Ох, благодарю! – глаза хозяйки радостно блестели, - Да еда-то какая еда?.. Самая обычная! А у меня ведро прохудилось, новое куплю.

- Да я починю, - серьёзно пообещал Белотур, - Ты лучше иди и купи себе новые бусы. Я вчера видел новые у лавочника. Такие зелёные камешки, перламутром отливают.

- Глаз кошачий! – глаза у женщины мечтательно заблестели.

- Да она бы всё равно никогда ведро новое не купила! – проворчал Степан, когда мы уже из дома вышли и отошли шагов на пять, - Попёрлась бы за новыми бусами. Ей же теперь есть, перед кем хвостом крутить.

- Ох, компотику бы сварить?.. – пропела вдова мечтательно с кухни, - Вишнёвого бы… Нынче хорош получился.

И недавних приятелей черпака разом передёрнуло.

 

- Но, всё-таки, неужели тебе не жаль твоего Гришку? – прильнула ко мне Алина, когда мы дня через два опять очутились на кухне одни.

Подошла со спины, обвила руками нежно, щекою нежной прильнула к моей спине.

Усмехнулся:

- Люди запомнят лучшие сказания. Чему же огорчаться отцу Гришки?

Руки её взял и поцеловал нежно ладони и каждый пальчик.

- Ты не сможешь вновь притворяться им, - грустно заметила Алина, - А люди так твой образ полюбили! Вот хотя бы людей пожалел бы? Кто с тобой-то сравнится?..

- Благовест, - улыбнулся.

У Цветаны я случайно узнал имя того парнишки-менестреля, который меня пытался обокрасть. Оказалось, они в тюрьме вместе сидели, когда Вячеслав устроил мятеж! Сам бы с ним поговорил, но Благовеста много где носило, по разным странам Белого края. Я подозревал, что парнишка немного хоть да магичит. Но мир расспрашивать не стал: не приставать же к Мирионе с разной ерундой: у неё и своих дел хватает, поболее, чем у нас.



Елена Свительская

Отредактировано: 03.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться