Песня неба.

Размер шрифта: - +

Глава 14. Цена избавления.

     Вы когда-нибудь пробовали играть со смертью? Именно такой смертью, что все включая тебя понимают, что занимаются самоубийством. Но даже несмотря на это, продолжают сво занятие. Так и Марвелл считала, что вмешиваться в это дело не имеет ни сил, ни возможности. Однако упрямо продолжала бежать, все еще надеясь хоть на что-то.


     Бежать ночью по темному лесу - не лучшая идея. Особенно, если ты и днем-то не смотришь под ноги. По крайней мере вот уже десятое падение упрямо ведет статистику, что не стоит. Но слишком хорошее для человека зрение от силы примеряет Небесную с темнотой. И пускай зрение дракона - не глаза кошки, но все же видеть хоть чуточку лучше неплохо получается.


       Если быть до конца откровенной с собой, то синевласка не знает, какой результат ее ожидает. Главное, успеть, остановить, помочь! Главно не допустить жертв среди мирного населения! А кто знает на что способен обезумевший дракон? Девчушка... девчушка знает. Она видела, до чего довел себя Акнология. Видела, какие бывают глаза у безумцев. И прекрасно знает, что может произойти.


       Волшебница бежит так, будто она соревнуется в гонке со временем. А может так и есть? Может, сейчас время и есть злейший враг? Каждая секунда, каждая минута позволяет сознанию дракона проваливаться все дальше и дальше в пучину безумия. И вытащить его на поверхность все сложнее и сложнее.


       Шум, трес и грохот горящих деревьев усиливается. Небесная чувствует, как ее кожу опаляет жаром. А еще она буквально наяву слышит, что ее волосы потрескивают. Сейчас малышка бежит среди деревьев, тещетно стараясь найти хоть какой-то проход среди густого дыма и нестирпимого жара огня.


      Дракон там, в средине пожарища, на поляне. Почему-то он не пытается никуда улететь и не старается никому навредить. Хвостатая рада. Это значит, что еще есть шанс вытащить его. Еще есть шанс помочь и предотвратить трагедию. Ближайшее дерево надсадно скрипит и падает, чудом не задев малышку. Зато перегородило дорогу. И обойти его не получиться.


        Огонь везде. Огонь, огонь, огонь. Несмотря на открытый воздух, трудно дышать. И Венди чувствует, что задыхается. Марвелл чувствует себя хрупкой преградой между мирным населением и непонятной ужасающей силой, которая готова в любую минуту, как дикий зверь, наброситься на добычу. Но так просто Небесная сдаться себе не позволит. Ей нужно пройти туда, где еще можно спасти... А какой ценой неважно.


        Малышка с трудом перепрыгивает дерево, чувствуя, как на ноге появляется ожог. Впрочем, главное поскорее добраться туда. А остальное уже неважно. Об остальном можно будет подумать и потом.


       Не веря собственному счастью, Хвостатая медленно входит на поляну, где и правда лежит дракон. Уставший раненый дракон, находящийся почти при смерти. Интересно, чем можно нанести такую большую рану? Венди не знает. Зато четко понимает, что должна помочь. Дракон, кажется, не обращает на нее никакого внимания. Лишь безразлично смотрит куда-то в небо, словно пытается что-то прочесть там.


- Эй-эй... Я помочь пришла... - тихо шепчет Небесная, аккуратно забираясь на лапу и подползая поближе к ранненому боку. Голова дракона дергается и на малышку смотрит зеленый глаз. Слишком умный для животного. - Привет-привет... Простите, поздновато. До вас было сложно добраться. - хихикает, бросая короткий взгляд на обоженную ногу. А потом внимательно осматривает бок, пытаясь на ходу придумать хоть что-то. Магия привычно отзывается, устремляясь к ране, обеззараживая ее и заживляя. Конечно, это не так-то просто. Особенно, если весь бок огромного существа буквально превратился в фарш, но потихоньку, вливая всю силу до капли, у нее начало получаться.


      Спустя час, оказавшись полностью сухой до противной дрожи от слабости и черных кругов под глазами, Венди сползла на землю, чувствуя, что двинуться не сможет. И плевать, если дракон сейчас решит ее убить. Плевать, если он сделает что-нибудь городу... Ну или кто там его ранил? Сейчас девчушка просто хочет СПАТЬ! Даром, что недавно и так уже нехилый такой выброс силы перенесла, а сейчас выложилась досуха. Так еще и ожоги от огня и дымом надышалась.


      Уже сползая в противное липкое забытье, малышка почувствовала, как ее подхватывают на руки и прижимают к теплому боку:


- Какое же ты хрупкое препятствие для моего душевного равновесия, дочь Грандины...

 

                                                                                ***


- Ну простите. Да, я сглупила! Но я не могла его так просто там бросить! Он же умирал! - наверное уже в сотый раз говорила синевласка одно и тоже. Йона переглядывалась с Хаком, драконами и Юном. Все дружно пожимают плечами, не зная как донести до Марвелл главную тему беседы. Жрец в воспитательной беседе участия не принимал. Лишь качал головой, бурча что-то про "искателей приключений". Будь на его месте Эрза или Люси, они выразились бы более грубо. Но и так, в принципе, все верно.


- Венди, о чем ты вообще думаешь, когда ТАК поступаешь? - наконец устало спрашивает Юн, награждая вчерашнего "найденыша" хмурым взглядом. И парню даже как-то плевать, что перед ним большой и могучий дракон. Ведь, в принципе, все та же ящерица, только огромная, бронированная и крылатая. А еще клыкастая.


- Я с ними согласен. - неожиданно вмешивается в разговор "семейки" Аконит, впервые подавая голос с момента встречи с нынешней компанией. Небесная пискнула и растерянно покосилась на него. - Они за тебя волнуются. Ты не только меня вылечила, когда я умирал, хотя все еще была сильно истощена, но еще и "накачала" жизненной силой. Скажи мне, дочь Грандины, ты так сильно стремишься за матерью на тот свет?



Белоглазый демон

Отредактировано: 25.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться