Песня неба.

Размер шрифта: - +

Глава 15. Обратный призыв.

      Молчание было всеобщим и гробовым. Молчали абсолютно все. Причем, дружно. Кажется, никто кроме Венди не знал, что тут можно сказать. Даже Аконит, что удивительно, молчал, не в силах собраться с мыслями. Марвелл продолжала ждать, задумчиво рассматривая величественную фигуру дракона.


- Глупый человечек... Я выпью тебя до дна, а ты и рада... - устало вздыхает тот, на секунду прикрывая глаза. Небесная лишь внимательно смотрит, ничего не отвечая и не говоря. Вообще, такая гениальная и простая идея пришла в голову волшебнице совершенно случайно. Зато осталась и была немедленно озвучена. А что, убиваем двух зайцев одним выстрелом! 


      Во-первых, освобождаем дракона от его проклятия долгой жизни, что видно ему очень и очень не нравиться. А во-вторых... Хвостатые же ее совсем не помнят сейчас, а значит не будут страдать. Вот и все! Просто и гениально. На первый взгляд. А на второй...


- Нет уж! Я против! - немедленно вмешивается Йона, буквально прижимая малышку к себе и душа ту в крепких объятиях. Вот что-что, а погибнуть своему дракону (И плевать, что он из другого мира и его, в принципе, вообще быть не должно) и по совместительству лучшей подруге принцесса не позволит. Нужно будет - костьми ляжет.


- И чего это ты опять удумала? - мрачно спрашивает Юн, смеривая удивленную волшебницу осуждающим взглядом. Ведь та совсем не думает об окружающих! Значит, привязала их всех к своей персоне (Драконов в особенности) и тут помереть вдруг вздумала? А ведь ее еще и совсем не волнует, что она кое-кому нравится... Сильно нравится.


- Точно-точно, мелкая... Где твои мысли вообще бродят? - Хак искренне удивлен недогадливости данной персоны и снисходительно похлопывает ее по макушке, чем окончательно приводит в недоумение.


- Я впервые с тобой согласен... - Киджа отворачивается, чуть краснея от неловкости ситуации. Особенно по поводу того, что ему приходиться с кое-кем соглашаться...


- Верно! - Джи Ха как всегда улыбается. Зено и Шинья лишь согласно кивают, тоже не горя желанием отдавать данную мелочь еще кому-то. Конечно, та немного того. Особенно учитывая ее предложение. Однако надо отметить, что она - их того.


- Меня Грандина прибъет, если я так сделаю... - Устало вздыхает Аконит, в мыслях обращаясь к небесам и спрашивая их за что ему такое наказание. Небеса не пожелали общаться с драконом, зато щедро полили дождем всех и вся. Видимо, решив тем самым как-то избежать неловкой ситуации. Вдали громыхнул гром...


      Небесная пару минут удивленно рассматривала лющиеся струи дождя, а потом с радостным смехом побежала вперед, решив побегать под дождем и потанцевать. Правда, тут же чуть не навернулась, не заметив камень, но также быстро выровнялась и закружилась на месте, весело хохоча. Снова громыхнул гром, словно стремясь донести до мира какую-то ему одному понятную мелодию.


- Боже... Она еще такой ребенок... - устало вздохнул Юн, отправившись "пленять" пациентку обратно. Все же, постельный режим еще никто не отменял. Та же, не обращая внимания ни на кого, продолжала весело кружиться, стараясь одновременно поймать струи дождя и не запнуться за очередную кочку. - Венди, подожди. Заболеешь.


- Неа! - уверенно засмеялась малышка, в разрез со словами несколько раз оглушительно чихнув.
- Уже начинаешь. - напомнил парень, стараясь поймать уворачивающуюся девочку, которой явно нравилось все происходящее. А уж когда синевласка, неожиданно исчезнув и в следующий момент оказавшись около сумки, выхватила оттуда венок и так же быстро нахлобучила ему на голову, совсем развеселилась, юркнув под защиту крыла Аконита.


- Ты родилась под счастливой звездой, малышка... Ты одна из немногих драгонслееров, у которых не отняли счастливое детство... Так что тебе повезло... - с какой-то грустью произнес старый дракон, прикрывая глаза. - Грандина явно хорошо постаралась, раз добилась этого.

 

                                                                     ***

      Спокойно прошло три дня. Венди не отпускали одну ни на шаг. Видимо, все еще было живо в памяти ее "своевременное" предложение. Да и Аконит как-то притих, все дольше вглядываясь в небо или за горизонт. Беседовать с кем-то крове Марвелл он отказался. Разве что лишь изредка бросал несколько фраз ближайшему человеку, таким образом стараясь успокоить их.


      Но ребята не успокаивались. Как говориться: "Береженного бог бережет!". Все же, а лишаться Небесной ни у кого в планы не входило. Тем более, что они будут объяснять ее согильдийцам, когда вернуться без малышки? "Упс. Мы ее того... в жертву принесли"? Едва ли те придут в восторг.


      Сама же синевласка особо не обращала внимания на напряженную атмосферу в доме и с головой зарылась в книги, стараясь найти какой-нибудь способ помочь бедолаге. Все же, не в характере Хвостатых бросить нуждающихся в помощи. А то, что Аконит нуждался - даже не обсуждалось.


      Поиски здорово упрощало то, что малышке, в принципе, даже спать не было нужно. Так что волшебница сутками перерывала книги, изредка прерываясь на прогулки или же еду. Хотя тоже почти не ела, так как у нее банально не оставалось на это времени. Легко понять, что таким режимом пациентки Юн, как врач, был недоволен. Но молчал.


      Все уж лучше так, чем если бы Венди действительно отдала свою жизнь за освобождение. Остальные молчаливо с этим соглашались, однако все равно упрямо пытались плотно накормить Марвелл. Как ни удивительно, но спасителем тут стал Киджа, который просто усадил синевласку перед собой и начал кормить ту с ложечки, пока та все еще пыталась отыскать что-то в конспектах.



Белоглазый демон

Отредактировано: 25.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться