Песня о нашей любви

Размер шрифта: - +

Песня третья

Подвеска и фотографии.

 

Я сидела на подоконнике в пустом школьном коридоре и пялилась на браслет, который держала перед глазами. Вечно забывала оставить его дома. Кому же он принадлежал? Может, маленькой девочке? Или моей ровеснице?

– Откуда это у тебя? – спросил мужской голос. Опустив руку с браслетом, я увидела недалеко от себя Макса.

Он, не дождавшись ответа, подошел ко мне и без разрешения выхватил его из моей руки.

– Эй, как это понимать?! – возразила я. Какое он имел право так по-нахальски брать то, что совсем не его.

– Ответишь на вопрос? – разглядывая подвески, проигнорировал он меня.

– Нашла его на лестнице дома.

Макс запрыгнул на подоконник напротив меня и, согнув одну ногу в колене, продолжил разглядывать вещицу. Взгляд, которым он смотрел на браслет, был немного странный, и я совершенно не могла его объяснить. Такое чувство, что он увидел в нем что-то глубокое, полное смысла.

– Может, вернешь? – выгнула бровь я. Посмотрев последний раз на штуку, он протянул мне ее. – Она тебе знакома?

– Скажи мне свой адрес.

Я без лишних слов продиктовала его ему. Макс долго помалкивал, снова вернувшись в пучину своих мыслей. Браслет сто процентов был ему знаком. Неспроста же он окликнул меня напряженным голосом.

– По этому адресу, – тихо начал Макс, – раньше жила моя бабушка с моей сестрой. Потом бабушка умерла, а сестра... В общем, этот браслет принадлежал ей.

– Ты... ты хочешь его забрать?

Неожиданно, нам обоим стало неловко. Что-то промелькнуло в этом разговоре и нам обоим это не понравилось. Такое чувство, как будто мы были хорошими друзьями, которые с легкостью могли доверять друг другу. Макс чем-то отталкивал меня, был мне в чем-то неприятен. Вроде бы, мы не так долго знакомы, чтобы делать выводы друг о друге, но в нем было что-то, что заставляло бежать от него, держаться подальше.

Он покачал головой и, спрыгнув, пошел вдоль по коридору. Проводив его взглядом, я сначала посмотрела на подвеску, а потом в окно. Поскорее бы закончился этот урок, который нам отменили, наверное, стоило сходить с Кириллом в магазин и купить чего-нибудь, а не сидеть здесь и думать об этой штуке.

♪♪♪

Вечером браслет тоже не оставлял меня в покое. Такое чувство, что сегодня он решил полностью завладеть моим вниманием. Смотря на него, у меня не получалось сконцентрироваться на уроках. Когда последние капли терпения покинули меня, я схватила его, засунула в карман толстовки и, выйдя из комнаты, сразу же окликнула папу, который чинил дыру в стене, оставленную прошлыми соседями за кухонным гарнитуром. Сегодня ночью, я увидела мышь по пути в туалет и заорала во всю глотку. Папа осмотрел весь дом и нашел их лазейку, пообещав уничтожить ее после работы.

Мне нужно было узнать у него, осталось ли здесь какое-то барахло, помимо мебели и библиотеки, от старых хозяев. Предложив мне посмотреть на чердаке и в подвале, он снова вернулся к работе.

Подвал, находящийся внутри полуразрушенного амбара, несильно привлек меня своим видом, поэтому я решила выбрать чердак, куда и полезла по немного прогнившей лестнице.

Внутри было много пыли, а над головой весели толстые слои паутины. Я надеялась, что мне на голову не упадет один из пауков. Радость накрыла меня с головой, когда я увидела много чего мелкого и на первый взгляд ненужного, от прошлых жителей этой ямы. Некоторые вещи были в мешках, поэтому, увидев целый стул, я скинула с себя толстовку и кинула ее на него, удобно уместившись сверху.

В первом мешке оказались какие-то детские игрушки. Многие из которых были от «Лего». У кого-то был сын? Но ведь Макс сказал, что здесь жила его сестра и бабушка. Сколько его сестре лет? Неужели она предпочитала игрушки для мальчиков? Что же, это не так уж и странно. Сейчас много девочек вели себя как мальчики, в детском возрасте.

Мне под руку попался какой-то кораблик. Он был приличных размеров и, если смести с него пыль, довольно симпатичный. Отложив его в сторону, я сделала вывод, что он не обязан пылиться в затхлом мешке, а должен стоять на камине в гостиной.

Игрушки мне разглядывать не хотелось, а кажется, именно они и занимали весь первый мешок. Отодвинув все ногой, я подкатила к себе следующий. Увидев, что внутри, я больно закусила губу. Там были фотографии. Полный мешок фотографий. Кажется, кто-то очень любил щелкаться.

Некоторые из них были старыми, они давно уже выцвели, приняв желтизну. Взяв первую фотографию, я увидела мужчину в военной форме, рядом с молодой женщиной. Фотографию кто-то чем-то облил, потому что некоторые ее места были размытыми. Повернув фотографию задом, я увидела надпись, написанную размашистым почерком:

«Андрей Лесницкий и Мария Керимова, 1946 год. с. Ивановское».

Этот самый Андрей, был невероятно красив и ему невероятно сильно шли эти черные сапоги до колен. Военная форма тех годов, делала его каким-то статным, что ли. Проведя пальцем по обоим, я отложила фотографию и взяла следующую.

Сделана она была совсем недавно. Если я не ошибаюсь, фотографировали девушку на полароид. Сзади тоже была надпись. Но в это раз почерк был совсем не размашистый, наоборот очень красивый, изящный.

«Настасья Петровна. Красная площадь».

Было сделано в этом году. Жаль число и месяц не написаны.

То, что попалось мне на руки следующее, немного удивило меня. На фотографии был изображен Макс, та девочка из полароида и какая-то бабушка с волосами цвета воронова крыла.

Это и была его сестра? Что же, она очень очаровательная и маленькая, лет двенадцати-тринадцати. Пухлые щеки, платье в горошек. Сзади никаких записей не наблюдалось, но на ощупь, фотография все еще немного похрустывала. Значит, тоже была сделана недавно.



Сабина Рейн

Отредактировано: 20.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: