Песня о нашей любви

Размер шрифта: - +

Песня десятая

Давай повторим?

 

Я по-прежнему сидела на кровати, поджав под себя ноги. Слезы уже не текли, но зато разрывался мой телефон, который я беспощадно кинула на тумбочку. Совершенно не было настроя смотреть, кто пытался до меня «достучаться». В тот момент мне было не до разговоров.

Продолжая купаться в стране собственной печали, я не сразу заметила, как в мое логово кто-то зашел. Поднять голову не решилась, поэтому, открыв глаза, единственное, что бросилось мне – были две женские ноги.

Вот только ее здесь не хватало.

Я тоже могла запросто обидеться на отца. Ведь он говорил, что у него начались ночные смены, а в итоге что мы видим? Он проводил все это время с ней. Мы ведь здесь всего месяц, когда они успели познакомиться и настолько сблизиться, чтобы начать посещать молодежные клубы?

Я не могла пялиться на ее ноги. Мне пришлось посмотреть ей в глаза. Пришлось скользнуть взглядом по ее телу, чтобы понять, что папа в ней нашел. Фигура точенная, длинные ноги... Не слишком ли она молода для него? Уверена, ей едва перекидывает за двадцать семь.

Стояла, мялась у двери, не зная, что предпринять. Что же, раз она здесь, значит, у меня появилась возможность во всем разобраться.

Без лишних слов, я похлопала по матрасу рядом с собой. Хотя, я привыкла называть свое ложе кроватью.

Женщина приняла мое приглашение.

– Привет, – сухо, заливаясь краской, сказала она.

– Кто вы? – мне не нужны были ее «приветы».

– Меня зовут Юля, и ты можешь разговаривать со мной на «ты», – улыбнулась, стараясь сделать начало будущей беседы более раскрепощенной.

– Как вы познакомились с моим папой?

Взглянула на меня своими изумрудными глазами, которые, как мне кажется, блестели от счастья.

– Мы вместе работаем... – не успевает она договорить до конца, как я уже задала следующий вопрос.

Я не хотела слушать долгие объяснения оправдывающие то, что я видела в клубе. Коротких, но четких ответов было вполне достаточно.

– Что вы делали там? – уверена, она меня поняла.

– В клубе работает мой брат и я должна была у него кое-что забрать, а Женя вызвался ехать со мной.

– Все это время, у него не было никакой ночной смены, так?

– Нет, нет, нет. Он бы не стал тебя обманывать. Мы вместе работаем в ночную смену, мне всего лишь надо было кое-что взять у брата и снова ехать на работу.

– Сколько вам лет?

– Тебе лет... Мне тридцать один.

Хорошо сохранилась, что скажешь.

– Ты встречаешься с моим папой?

Она моментально прижала ладони к щекам. Я смутила ее?

– Я не знаю... то есть... если только немного.

– Немного встречаетесь? – изогнула я бровь. Что-то Юля совсем красная стала. Вздохнув, я сжалилась над ней и перестала задавать настолько личные вопросы. Придет время и они сами мне все расскажут. – Что он делает сейчас?

– В принципе, я пришла сюда, чтобы поговорить с тобой. В комнате тебя не было, поэтому Женя сказал, что я смогу найти тебя здесь. Понимаешь, Вероника, ты у папы одна и он очень ругает себя за то, что у него почти не остается времени на воспитание. Просто, знаешь, в том, что ты помогла ребятам с танцем и все такое, – она остановилась и откашлялась. Нервничала, – нет ничего плохого. Но тебе стоило предупредить отца. Никогда не знаешь, как может все перевернуться.

Если бы я сказала о подобном заранее, он бы ни за что не позволил мне помочь друзьям. Неужели это не понятно? Папа бы не понял меня. Мы хорошо общаемся, но есть такие темы, какие родители воспринимают по-другому. Отец мог бы в обморок хлопнуться, узнав, что я танцую в клубе ночью. На самом деле, это даже для меня звучит развратно со стороны.

– Как я могу объяснить ему то, что он не сможет понять? – спросила я, уставившись на свои ладони. – Ты видела, что даже там, в раздевалке, он не хотел выслушать меня.

– Папе просто нужно время. Для него это шок, пойми. Он хочет для тебя только самого лучшего и он надеется, что пока работает, ты не идешь понаклонной.

– Но это же всего лишь танец! Я просто хотела, чтобы у меня было окружение. Я помогла ребятам, чтобы они увидели во мне надежного друга, бежащего на помощь по первому зову.

– Это не правильно, Вероника, – вдруг сказала она. От былой неуверенности и неловкости не осталось и следа. Юля скинула туфли и села на центр кровати. – Ты не должна бежать на помощь ко всем по щелчку пальцев.

– Но они ведь хорошо относятся ко мне. Я помогла им всего лишь раз. Понимаешь, мой папа часто переезжает, и, иногда, я слоняюсь по школьным коридорам одна, без друзей, целый год. В этот раз, мне хочется сделать мои учебные девять месяцев наполненными красками.

– Но это не значит, что ты должна подстраиваться под других.

– Я не подстраиваюсь, а всего лишь помогаю друзьям!

Она меня не слышала. Это было ожидаемо, но я, все же, надеялась, что мы поймаем одну волну. Она не выглядела стервой, как тогда, когда я увидела ее впервые. Во мне была надежда, что раз Юля хочет найти со мной общий язык, значит, она поймет все мои переживания и поддержит. Но мы словно находимся на разных вселенных. Не могла я отказаться от своего мнения на этот счет, и принять ее точку зрения.

– Ты не можешь назвать их друзьями, зная один месяц.

– Я не могу их назвать лучшими друзьями.

– Хорошо. Давай зайдем с другой стороны. Папа сказал, что у тебя есть парень, расскажешь?

– У меня нет парня.

Стоило ему уже рассказать, что у нас с Максом ничего нет. Намеки в один из вечеров за ужином, кажется, дошли до него не совсем так, как я этого ожидала.



Сабина Рейн

Отредактировано: 20.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: