Песня о нашей любви

Размер шрифта: - +

Песня пятнадцатая

Знай границы, художник.

 

Лежа под пристальным взглядом Макса, я старалась не ерзать. Мои руки лежали на подушке над головой. Мое дыхание было спокойным и ровным, пришлось приложить усилия, чтобы сделать его таким. В комнате тихо, слышен только звук карандаша, черкающего линии по плотной бумаге.

– Твои руки лежат немного неправильно, – сказал Макс и, поднявшись с места, подошел ко мне. С каждым его шагом моего дыхание учащалось. Да что со мной такое? Я никогда в жизни подобного не испытывала.

Максим остановился около кровати и, возвышаясь надо мной, взял мои руки в свои и опустил их. Затем, он приказал мне сесть в положении полусидя и опереться спиной к изголовью кровати.

– Сможешь снять кофту? – спросил он, посмотрев своими космическими глазами в мои. Я собираюсь отказаться, но в последний момент передумала. Почему я должна стесняться? Летом же на пляже в купальнике хожу.

Тянусь к краям кофты и потихоньку тяну ее вверх. Руки немного трясутся, я все равно безумно нервничала. Максим помог мне, забрал кофту из моих рук и повесил на спинку стула. Снова обернувшись, он бросил взгляд на мою грудь и мне очень захотелось прикрыться руками.

– Тебе незачем стесняться, Вероника. Художники и не такое порой видят, – заверил меня он серьезным голосом. Я знала, что человек, который связал свою жизнь с рисованием людей, порой видит их и обнаженными.

Снова наклонившись, он взял мои руки в свои. Его ладони были настолько горячие, что на секунду мне показалось, что на моих запястьях останутся ожоги. Аккуратно нажав большим пальцем на тыльную сторону моей ладони, он заставил этим расслабить ее. Положив первую ладонь на мое солнечное сплетение, второй накрыл первую сверху. Затем Макс достал из шкафа белую простынь и попросил меня согнуть одну ногу в колени. Накинув сверху эту самую простынь, перешел к моим волосам. Его пальцы ловко прошлись по моим каштановым прядям, заставляя их свисать с плеч. Когда костяшки пальцев Максима дотронулись до кусочка моей груди, я почувствовала дрожь.

Наконец-то он отошел, снова направляясь к мольберту. Протянув руку, я поправила лямку красного бюстгальтера. Пыталась заставить себя расслабиться, но это получилось очень нескоро.

Прошло немало времени, я чувствовала это по затекшей спине. Незаметно покрутила бедрами, пытаясь ее немного размять, при этом в упор смотря на Максима. Его брови нахмурились, вены на руках слегка вздулись. Закусив губу, ощутила что-то странное внутри себя. Я знала, что это и мои щеки моментально покраснели. Кажется, мне противопоказано оставаться с Максимом наедине.

– И часто ты приглашаешь девушек в свою конуру, чтобы их нарисовать? – спросила я, чтобы перебить назойливые и не очень невинные мысли. Мой голос резко охрип и, испугавшись, что Макс поймет почему, я начала кашлять.

– Ты третья, – ответил он, не отрывая руки и взгляда от листа.

– Это что, твой способ соблазнения? – неожиданно для себя произнесла я.

Макс начал посмеиваться и у меня от этого по спине снова пробежал табун мурашек. Блин!

– Ты думаешь, я пытаюсь тебя соблазнить? – выгнул он бровь, обратив на меня все свое внимание. – Наверное, тебе просто неизвестно, когда парень действительно пытается соблазнить девушку.

– Да? Может, покажешь, чтобы я больше не ошибалась? – это было произнесено дерзко и слишком самодовольно.

– С радостью, – ответил мне Максим и, положив карандаш на подставку, поднялся. – Сначала, парень сделает так, – начал тот и плавно снял пуловер. – Затем, он сделает так, – Макс подошел к тумбочке и начал возиться с ремешком своих наручных часов, но снимать не спешил, просто показывал, что бы соблазнитель делал. 
Я любовалась его торсом. В свои годы он имел неплохое тело, я бы даже сказала, что очень даже неплохое. Во рту все пересохло. Во всем была виновата обстановка, она слишком напрягающая и слишком... близкая...

– Потом, он не спеша забирается на кровать, – продолжил мучить меня Макс, как хищник забираясь на постель.

Надо его остановить. Надо ег...

– Он резко возьмет тебя за ноги и заставит оказаться под ним, – рывок и я уже лежала на спине под Максимом.

Останови его. Давай же.

Максим сел на мои ноги и, посмотрев мне в глаза, ехидно улыбнулся, дернув бровями.

— Он заставит тебя дрожать от его прикосновений, — хрипло произнес Макс. Голос начинал подводить его, значит, я не одна это чувствовала. Хоть что-то радовало.

Ладони парня легли на мои бедра и начали их поглаживать, поднимаясь выше. Я правда начала дрожать и обрывками ловить воздух. Все его прикосновения такие невесомые, но в тоже время взрывающие, глубокие.

Неожиданно, Максим наклонился и прикоснулся губами к коже ниже пупка, заставив меня резко выдохнуть. Уверена, что он слышал меня. Он слышал, что делал со мной. Надо было срочно остановиться, он слишком близко, но в тоже время очень далеко.

Его губы поднимались выше, он проводил ими совсем невесомо, еле касаясь кожи. Мое сердце стучало гулко, я слышала его удары в ушах. Глаза смотрели в потолок, руки судорожно сжимали подушку над головой. Он ничего толком не сделал, а я уже начинала дрожать. Что же будет, если его губы по-настоящему коснутся моих?

– Он будет плавно высасывать из тебя последние капли разума, – приглушенно, но так привлекательно звучал его голос.

Губы. Ох уж эти губы, начинающие оставлять еле влажные прикосновения на моем теле.

– Он начнет снимать с тебя одежду, – руки Макса потянулись к застежке моего лифчика, но я ловко перехватила их. Нет, это уже слишком. Тот понимающе посмотрел на меня. – Но, если ты откажешь, он поймет, что в тебе еще остался контроль, поэтому продолжит забирать его по крупинкам, целуя в грудь, – Максим дотронулся губами до кожи возле бюстгальтера и начал слегка ее посасывать, – в шею, – его тело полностью нависло надо мной, а лицо опустилось к моему горлу.



Сабина Рейн

Отредактировано: 20.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: