Песня рассвета

Font size: - +

Песня рассвета - 53

Песня рассвета - 53

Ренсинк Татьяна

***
Ещё несколько часов назад погода радовала своим спокойствием, солнцем. Откуда-то набежавшие свинцовые тучи в одно мгновение скрыли все льющиеся на землю тёплые лучи. Словно потерялось в лабиринте, солнце, казалось, уже не найдёт выхода.
Глядя на небо, надеясь, что хотя бы погода не станет хуже, Маргарита с печалью понимала, что и та не подарит никакого успокоения, никакой надежды. Лишь воспоминания о любимом, которого убила, сопровождали Маргариту. Они не отпускали, не исчезая, куда бы не увозил отец.

Вскоре дилижанс, в котором они путешествовали, остановился на въезде в очередной город, на дворе большого постоялого двора. Хозяева тут же усадили гостей за большой стол к ужину. Горячее, салаты, напитки были быстро поданы. Маргарита, вопреки просьбам отца, села на другом конце стола, чтобы быть подальше и от спутников, и от родителя. 

Не было у неё желания ни есть, ни слушать глупые шутки да беседы вокруг. Всё казалось скучным, неважным. Одна боль терзала душу и хотелось только выпустить эту душу, чтобы быть там, за гранью видимой жизни... С ним... С возлюбленным, нужнее которого, казалось, никого на свете не осталось...

-Вы не притрагиваетесь к еде, - пересел к ней рядом Рамон.

Маргарита же не отвечала, так и сидя в гордой позе и глядя на пустую тарелку.

-Я не хотел долго заводить с Вами разговора, - с беспокойством продолжал говорить Рамон. - У Вас приключилась какая беда, или же Вы в ссоре с отцом?

-Вам-то какое дело? - безразлично вымолвила Маргарита, а по щеке потекла слеза, из-за чего Рамон стал еле видно кивать.

Он понимал, что беда, действительно, случилась. Больше ничего спрашивать пока он не стал, оставаясь сидеть возле и медленно, словно и себя заставлял есть, ужинал. Под конец же, когда его спутники попрощались на ночь да последовали за хозяйкой к спальням, Рамон сказал:

-Это моя сестра с женихом... Мы едем к родителям, чтобы там их обвенчать. 

-Поздравляю, - встала Маргарита из-за стола и обратилась к жалостливо глядевшему на неё отцу:

-Я иду отдыхать, папенька. Спокойной ночи.

-Доброй ночи, детка, - еле слышно ответил он.

Рамон внимательно наблюдал за ними обоими, что-то своё понимая, планируя. Он сразу же отправился следом за Маргаритой, как только она покинула столовую. Он заметил, в какую комнату вошла, и скрылся в спальне, куда указала тут же находящаяся в коридоре хозяйка двора.

И даже когда стемнело, Маргарита не смогла найти покоя. Сон не приходил да и желания спать не было. Слёзы душили, а душа кричала, не верила, что история любви вот так вот завершилась. Не было веры, что Алексей вот так вот погиб. Только слова отца, в которых не сомневалась никогда, убеждали в горькой реальности.

Все мечты казались наивными иллюзиями и стекали по щекам Маргариты, как капли усиливающегося за окном дождя. Всю ночь проплакала она, временами рыдая, временами успокаиваясь. 

За её дверьми некоторое время стоял и слушал вышедший из своей спальни Рамон. Но не посмел он тревожить Маргариту, боль из которой так и не уходила. Сочувственно вздохнув, он вернулся к себе и больше не выходил до самого раннего утра, пока не услышал первые шаги в коридоре. 

Приоткрыв дверь, он увидел медленно уходящую Маргариту. Одетая, приведённая в порядок, будто ничего ночью не мучило, она удалялась...

-Сударыня? - пошёл следом Рамон, а когда Маргарита остановилась и, опустив взгляд к полу, молчала, заметил, что лицо ещё было красным, опухшим. - Пудра не скрывает недавно высохших слёз... Трудно оставаться в стороне, когда такая красивая девушка страдает. Кто Вас обидел?

-Жизнь, - еле сдерживая сея, чтобы вновь не разрыдаться, молвила Маргарита.

Её подбородок затрясся, и она повернулась к Рамону спиной.

-Своя беда всегда кажется самой ужасной, самой большой, - пытался найти подходящие слова Рамон. - Позвольте проводить Вас к Вашему отцу? Он, как никто, может поддержать.

-Папенька убегает и меня забирает с собой, - плакала Маргарита, пытаясь сушить слёзы платочком, что достала из сумочки, свисающей на её запястье. - Нет ужаснее хоронить любимого и не проводить его в последний путь.

-Мне жаль, - сглотнул Рамон, прочувствовав боль, и подал руку.

Маргарита согласилась на его предложение проводить, и вскоре уже стояла в объятиях прослезившегося отца, а там... Там дилижанс отвёз их в город да на вокзал...
 



Tatjana Rensink

#7928 at Romance
#308 at Historical romance
#4168 at Other
#617 at Adventure

Text includes: море, цыган, любовь

Edited: 07.05.2017

Add to Library


Complain