Песня рассвета

Font size: - +

Песня рассвета - 54

Песня рассвета - 54

Ренсинк Татьяна

***
  Родилась вчера ты — и завтра умереть должна.
Кто же дал тебе жизнь на этот короткий миг?
Красотой сияешь ты, чтобы так недолго жить,
Чтобы отойти в никуда — так свежестью пылаешь!

Напрасно ты себя надеждой утешаешь —
Тебе суждено отцвести, как отцветают все,
Обречённость лежит в самой твоей красоте,
Так как преждевременно ты увянешь и умрёшь.*

-Эта песня про меня, - прошептала Маргарита, летая в думах и слыша песню, что пела сестра Рамона.

Та с братом и мужем тоже дожидалась на станции отправления поезда. Звуки её гитары были слабыми, нежными, а песня на испанском языке печальная. Слушая внимательно слова, Маргарита понимала каждое слово и казалось, что обращаются этой песней именно к ней...

-Ничего, доченька, - погладил её руку отец. - Вот приедем к тётушке, будет легче...

Но Маргарита будто не слушала.

На вокзале пришлось долго дожидаться отправления поезда. К вагонам никого не подпускали. Полиция с контролёрами что-то в каждом купе проверяли, но, так ничего и не обнаружив, разрешили наконец-то пассажирам занимать места.

Держа отца под руку, Маргарита подняла стоящую возле ног  сумку, да последовала к вагону.

-Простите! - оставив общество сестры с её женихом, Рамон примчался к Маргарите.

Он обратился сразу к удивлённо взглянувшему её отцу:

-Простите, умоляю, за моё упрямство, но раз нам по пути, разрешите путешествовать с вами? Я чувствую себя лишним в компании сестры и её избранника.

-Вы не на шутку назойливы, молодой человек, - строго выдал тот. - Мы путешествуем одни, а посему прошу оставить нас в покое.

С сожалением смотрел Рамон им вслед, о чём-то думая и пытаясь что-то придумать. Он скорее помчался в соседний вагон, куда скрылись его спутники, и Маргарита вздохнула свободнее. Чувство, что наконец-то ей с отцом не будет мешать никто, помогало снова углубиться в свои переживания, отпускать которые никак не хотелось.

Пусть солнце снова сияло на просторах небосвода. Пусть грело. Пусть радовало большинство живущих на земле. Только не замечала его ласки Маргарита... 

-Каков наглец, - усмехнулся отец, когда сел в их купе и с облегчением вздохнул.

-Кто, папенька? - словно находясь и здесь, и где-то ещё, тихо сказала Маргарита.

-Да этот,... Рамон, - махнул на закрытую к ним дверь отец. - Ещё один кавалер к тебе привязался. Сладу нет... Не надо было тебе институт бросать, всего бы этого не случилось. Ляпнул зря я тебе тогда после смерти Иринушки, что Нагимова твоим мужем желаю видеть. 

-Зря, - как в тумане вторила Маргарита, глядя за окно, но будто не туда.

Она накинула на голову кружевной платок со своих плеч и стала кутаться, будто было холодно. Взглянув на дочь, полную страданий, отец вновь прослезился. Он несмело взглянул на небо за окном и прошептал:

-Прости, Господи...

Молчанием шло время. Уже несколько часов были они в дороге, но так и не было сказано больше ни слова. Устало глядя в сторону, Маргарита чувствовала, как её укачивает. Силы будто покидали её. Разум туманился всё больше, а тот последний взгляд любимого... не отпускал. Видела и думала лишь о нём Маргарита. 
Не сразу отреагировала, когда поезд остановился, а в коридоре вагона послышался шум и крики:

-Там что-то происходит, слышишь? -  её отец взволнованно припал к двери подслушивать.

Но Маргарита не отвечала, не шевелилась, пока с грохотом ни отворилась дверь и ни ворвались в купе трое переодетых в чёрные маски мужчин. Вздрогнув, Маргарита уставилась на отца, севшего под дулом наставленного на него ружья. Он сел возле неё, застыв, как камень.

-Доставай все деньги, - приставил револьвер к затылку Маргариты другой нападающий.

-Убейте меня, - со смешанным страхом и надеждой освободиться от бремени жизни выдала она.

За её слова разозлившийся мужчина хотел ударить револьвером по голове, как в дверях раздался выкрик примчавшегося Рамона:

-Нет!

Запыхавшись от бега, он уставился на нападающих, и те смотрели с вопросом в ответ. Рамон потряс испуганно головой да бросился в бег. Сорвавшиеся с места замаскированные мужчины кинулись за ним следом.

-Папа, - выдохнула Маргарита.

Она тут же оказалась в объятиях отца. А вскоре стало и тихо. Паровоз тронулся с места, оставляя ту небольшую деревеньку, у которой была совершена остановка. Только сил продолжать сидеть и ждать следующих событий в жизни у Маргариты, как она чувствовала, оставалось всё меньше. 

Когда же произошла остановка на первой станции в Испании, Маргарита уже не понимала, где она, в какой стране и что происходит. Туман в глазах, слабость и, наконец, жар овладели ею да стали беспокоить отца всё больше и больше. 

Он звал на помощь, просил найти доктора, но что было потом — Маргарита уже не слышала и не чувствовала...



Tatjana Rensink

#7909 at Romance
#308 at Historical romance
#4152 at Other
#620 at Adventure

Text includes: море, цыган, любовь

Edited: 07.05.2017

Add to Library


Complain