Песок

Размер шрифта: - +

Глава 7 Зов чувств

Саша сидела на берегу пруда, рисовала и размышляла, почему с ней происходят все эти странные вещи. В последнее время ей часто хотелось рисовать, почему – она и сама не могла понять. Раньше она рисовала неплохо, но у неё никогда не было желания заняться этим всерьёз. Теперь же её преследовало неимоверное желание изображать во всех красотах лес, пруд около бабушкиного домика и образы своих снов. Казалось, что когда она переносит на бумагу вчерашний сон, ей становится очень легко. Она знала, что Барбара связалась с тем человеком, с которым она должна была встретиться. Не зная почему, Саша была уверенна, что этот самый Генри Картер и есть ключ к загадке её таинственных снов и видений. Она чувствовала, что недалек тот день, когда, наконец, наступит облегчение. Ей хотелось нормальной жизни, и всё бы ничего, если бы не эти сны. Порой Саша совсем не высыпалась, так они тяготили её, но она не считала себя ненормальной. Что-то говорило ей, что она избрана для какой-то пока неведомой цели. Это неизвестно ей, но силам, пришедшим к ней за помощью – в этом Саша была уверена полностью, – осталось только дождаться, когда все фигуры встанут на свои места на клетчатой доске.

Её радовало, что наладились отношения с сестрой и родителями. Однако Саша не хотела возвращаться в Москву. Отпуск заканчивался через две недели, и это время она хотела побыть с бабулей и наедине со своими мыслями. За это время она помогла бабушке Наташе с ремонтом в доме, а также с огородом и консервированием продуктов на зиму.

– Ну, бабуля, теперь твой самогон цел, – выдала она после того, как навела в огороде порядок. – Давно я так не работала! – Она потянулась и, расправив плечи, сняла с рук перчатки. – Хорошо-то как!

– А я пойду натоплю баньку. Жаль, что только мы с тобой вкусили всю прелесть копания! – Бабушка, засмеявшись, потрепала Сашу по взъерошенным волосам. – Ты такая лохматая! Тебе стричься давно уже надо, Сань.

– Может, пострижёшь меня, ба?

– Не знаю, заинька, теперь совсем не так стригутся, как бывало раньше. Ну, сейчас передохнём, а к вечеру видно будет.

– Да ладно, бабуля, можно и завтра.

– Пойду затоплю печку и попарю тебя берёзовым веничком. – Бабушка Наташа, ласково посмотрев на внучку, направилась в дом. Саша, глубоко вздохнув, уселась на пенёк, который остался здесь ещё с незапамятных времён.

Много лет назад, когда бабушка и дедушка получили участок земли, здесь рос старый дуб. Поначалу его совсем не хотели срубать, но дерево начало сохнуть, и дедушка распилил его на дрова. Бабушка до сих пор вспоминает, как много было дров. А пенёк так и остался.

– Сяду, бывало, на пенёчке, – вспоминала Наталья Сергеевна, – вспомню, как хорошо мы здесь собирались с друзьями. И Серёжа ещё был со мной. Так что, Сашенька, этот пенёчек для меня напоминание о твоём дедушке.

«Ничего, – думала про себя Саша, – я обязательно найду эту экспедицию. И больше не будет никаких страшных тайн».

Пока она ещё не знала, как сумеет отыскать ответы на все вопросы, но в одном была уверена наверняка: скоро, очень скоро это произойдёт.

 

 

***

 

Картер немного устал от длительного перелёта, Тоб – так тот вообще всю дорогу клевал носом, но так и не смог заснуть. Они вышли из такси и направились к гостинице, которую им посоветовало агентство, оформляющее визы.

– Никогда не был в России. – Тобиас, оглядевшись по сторонам, довольно улыбаясь, кивнул головой. – А тут ничего.

– Так ведь это Москва. Столица.

– Вражеский стан, оплот коммунизма, – уныло добавил Тобиас.

– Надеюсь, что с коммунизмом в прошлое ушло и всё враждебное. Сейчас, наверное, уже поздно звонить Тумановым. – Генри посмотрел на часы. – Если я правильно перевёл время, сейчас около восьми часов.

– А у меня такое впечатление, что за эту ночь я так и не выспался, – вздохнул Альмадеро. – Ну, что теперь будем делать?

– Пока мы обоснуемся в гостинице, выспимся, а завтра я отправлюсь к Тумановым.

Утром, пока Тобиас ещё спал, Картер решил немного прогуляться. Он зашёл в одно из множества кафе и, заказав себе кофе, сел за столик на улице. Когда официант принёс заказ, Генри отпил немного из чашки и начал листать свежую газету. Он хорошо знал русский язык, поэтому ему не составляло большого труда прочитать все местные новости. Кофе получился отменным, как и завтрак, что для Генри стало неожиданностью. Как многие американцы, он никогда полностью не доверял русским.

Вдруг его как-будто что-то кольнуло – он поднял глаза и увидел девушку, сидевшую за соседним столиком. Ей было не больше двадцати трёх – двадцати пяти лет, она тоже пила кофе и была поглощена своими мыслями. Почему-то она показалась ему знакомой, в ней было что-то такое, отчего Генри перестал думать обо всём, что его тревожило.

Он не мог назвать её красавицей, но в ней было что-то невероятное. Девушка подняла глаза, которые казались огромными по сравнению с худеньким лицом, и удивлённо посмотрела на Генри. Ему вдруг показалось, что он узнал её. Ну конечно, это была она, девушка из его снов! Только волосы немного короче, отчего она была похожа на подростка. Синие потёртые джинсы и такого же цвета рубашка делали её похожей на мальчишку, как и небольшой рюкзачок, висевший на спинке стула. Девушка была такая юная, гораздо моложе, чем себе представлял Картер.



Таьяна Осипова

Отредактировано: 05.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться