Петля Антимира

Размер шрифта: - +

Глава 9

Шагая между деревьями, Пригоршня глядел на юг. За кронами не было видно ни горизонта, ни темной полосы над ним, оставалось лишь гадать, что там происходит.

– Ворон, слышишь? – окликнул он идущего впереди наемника. – А что это за Аэродром такой? Это реальный аэродром, да? Военный? А то гражданские вообще-то аэропортами называют.

Ворон не реагировал, но Пригоршня упрямо продолжал:

– И когда мы там будем? Не молчи, ответь на вопросы!

– Да, бывший аэропорт, – заговорил наемник. – Там живут… вольготно. Будто не в Зоне. Кабаки есть, гостиница.

– Ого – гостиница! Ну ладно, а выбросы? Вот последний – там же куча трупов должна остаться, какая уж тут вольготность?

– Там три убежища: в вышке Ведьмака, под зданием управления и под ангаром, который называют Ареной.

– А людей много? В Зоне вообще, как я вижу, глуховато. Толп как-то не видно.

– Постоянных поселков мало, в основном временные лагеря сталкеров. Аэродром – самая крупная точка в северной части Зоны.

– И сколько там народу живет?

– Не знаю. Много.

На пути то и дело встречались свободные от деревьев места: то чаща такая, что и не продраться, то проплешина, поляна или просека. Двигаясь вслед за Красным Вороном, Пригоршня подумал о Роберте Титомире. Если наемник прав, майор совсем недавно здесь проходил. Пригоршне он всегда напоминал старый армейский нож: остро заточенный, но с легкими выщерблинами. Тот еще тип. И он собирался Пригоршню с Витькой убить! Просто взять и отдать местным бандитам. Он даже деньги заплатил, чтобы избавиться от своих собственных людей. Такое не прощают. Как, интересно, Титомир отреагирует на появление Пригоршни в Зоне? Пожалуй, сейчас для майора солдат из Комплекса будет просто дополнительной парой рук и ног, которую можно использовать…

Красный Ворон свернул, огибая небольшую поляну. В центре ее торчал пень, очень корявый и очень черный, с гнилой дырищей вверху. Над пнем густой стаей вилась мошкара. Наемник снова ступил под тень деревьев, шагая уверенно и ровно. Влажная листва и хвоя под ногами почти не шуршали. В лесу все застыло, тишина здесь стояла какая-то неземная.

Шаги Ворона глухо доносились спереди, едва слышные сквозь шелест палой листвы. Пригоршня поморщился, дернул ворот куртки на горле – тот давил, мешал дышать. Воздух был влажный, густой, как в бане, деревья маячили серыми столбами. Как они близко – обступили со всех сторон, сдвигаются, давят. Он медленно переставлял ноги, шаря вокруг взглядом. Частило сердце, дышать было тяжело – не просто тяжело, он уже задыхался. Пространство сжималось вокруг него, небо нависло над головой тяжелой крышкой. Крышкой гроба! Пригоршня упал на колени, схватился за грудь, захрипел. Рядом кто-то есть… человек… наемник… тоже стоит на коленях. Держится за горло, качается. Рот разевает – пытается что-то сказать. Шевелятся губы. Пригоршня не слышит, уши заложило. Хотя что-то еще может разобрать…

– Стреляй!

– Куда?! – хрипнул Пригоршня

– Просто стреляй! Ну!

Это было последнее, что Ворон сумел выдавить из себя, и потом боком свалился в траву, дергая ногами.

Что-то маячило в воздухе позади. Пригоршня ощущал его как темное облако: объект без глаз, рта, но опасный, угрожающий. Он не мог повернуться, он даже не мог достать из-за спины автомат или силовую винтовку. Слабеющей рукой взялся за пистолет, потянул из кобуры. Мир-гроб смыкался над ним и давил на грудь. Ворон бился в судорогах, скрюченная рука царапала землю. Лицо перекосило, левая половина обмякла, а правая исказилась в дикой гримасе. Левый глаз налился чернотой.

Пригоршня достал "Грач", хотя пальцы почти не слушались, кое-как поднял и вдавил спусковой крючок.

Выстрел ударил по ушам. Он моргнул.

Все изменилось мгновенно. Гроб раскрылся, крышка его взлетела вверх и стала светло-серым осенним небом. Расступились деревья, мир раздался вширь. Он стоял на коленях возле поляны, рядом Красный Ворон пытался сесть. Пригоршня еще хватанул ртом воздух, хотя с дыхалкой было уже нормально, и повернулся к поляне.

К ее центру двигался большой шар дыма. Клубясь, подлетел к пню, завис. Донеслось тихое шипение, от шара к дырке в пне потянулась дымная струя – прямо внутрь. Пригоршня выпучил глаза. Будто включился пылесос: тугим потоком шар быстро засосало в недра пня, он съежился и пропал. Над пнем снова появилась стая мошкары.

– Аномалия "дымовуха", – сказал Ворон, двумя руками прижимая к груди "Галац". – Редкая сволочь. От нее паника, потом удушье или сердце отказывает.

– "Дымовуха", – повторил Пригоршня, выпрямляясь. И как он раньше не понял – это ведь не мошкара там летает! Черные точки, крапинки, крошечные сгустки… Аномальное излучение.

– Дальше идем, – Красный Ворон с трудом выпрямился.

– Нет, стой. Там возле пня… Видишь, в траве?

Ворон вгляделся.

– Ничего не вижу.

– Там лежит что-то. Арт "дымовухи", правильно?

– Я ничего не вижу, – повторил наемник, – но если там что-то есть, то это артефакт "липучка". Подходить к пню близко нельзя, разве что веткой… "Липучку" лучше забрать. Не помешает.

– А что он делает? – Пригоршня шагнул к дереву и отломал длинную ветку.

Вблизи арт выглядел как кусок влажного пластилина с вкраплениями мелких блестящих кристаллов. Легким облаком его окутывали быстро снующие черные мушки. Когда Пригоршня осторожно поднял его на ладони, облако почти скрыло кисть.

– Прилепи на кожу, – посоветовал Ворон. – Поближе к голове, на плечо или сзади на шею. Действует пару суток, если попадешь под пси-излучение, поможет. Пошли, бандиты сзади.



Андрей Левицкий

Отредактировано: 22.01.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: