Петля Антимира

Размер шрифта: - +

Глава 14

 

Ворот в проеме заводской ограды давно не было. Красный Ворон бесшумно скользнул в темный двор, обошел будку охраны и остановился за грудой сгнивших ящиков. Центральное здание было прямо перед ним: высокий бетонный цех с рядом окон внизу. Из двух лился ровный розовый свет.

Сначала он подумал, что там горит аномалия, но, когда подкрался ближе, понял, что это артефакт "светляк", который часто используют для освещения. Помассировав раненое плечо, Ворон огляделся и перебежал к стоящему в стороне двухэтажному кирпичному дому, решив, что оттуда будет удобно следить за воргами.

По захламленной лестнице он поднялся на второй этаж, в коридоре осторожно толкнул первую же дверь. Через окно лунный свет озарял спинки стульев и длинный стол. Пахло мышиным пометом. Он уже собрался шагнуть внутрь, когда ощутил рядом чье-то присутствие…

Что-то обрушилось на него сверху, повалило лицом вниз, выбив пистолет из руки. Он задергался, но его спеленали, будто плотным брезентом. И начали сжимать. Придавленной к боку правой рукой Ворон поскреб стиснувший тело кокон – будто ногтями по стали провел. Попытался встать, но это было уже невозможно. Грудь сдавило так, что от нехватки воздуха закружилась голова. Минута, две, и он точно задохнется. Схватившая его тварь шевельнулась, пытаясь сжать кокон еще сильнее, Красный Ворон воспользовался тем, что давление на миг ослабло, и дернул пальцами левой руки за свесившуюся на ладонь цепочку. Заточка легко выскользнула из трубки, пристегнутой к запястью.

Он любил это оружие и дорожил им потому, что рабочая часть заточки была вымочена в "сиропе", одном из артефактов аномалии "маяк", той, что приманивает измененных. Погруженные в "сироп" на несколько минут предметы становились невероятно твердыми – заточенной частью своего оружия Ворон мог резать стекло.

Кокон, чем бы тот ни был, заточка пробила легко.

Тварь застрекотала, давление ослабло. Красный Ворон согнул руку, вспарывая кокон дальше. Стрекотание стало громче и тоньше, штопором ввинчиваясь в барабанные перепонки. Кокон сильно дернулся, Ворона отшвырнуло на середину коридора. Заточка вылетела из плохо сжимающихся пальцев левой руки. Приподнявшись на локтях, он зашарил вокруг. Тварь позади верещала, хлопала и стучала. Донесс цокот когтей о пол, скрипнула приоткрытая дверь. Зазвенело стекло. Ворон, найдя заточку, вскочил и поспешил следом, на ходу поднял "Глок", ввалился в комнату, сильно хромая, подскочил к окну – и увидел метнувшийся в небо крылатый силуэт. Птица… нет, скорее летучая мышь размером с небольшой дельтаплан. Или дракон, летающий ящер? Правым крылом тварь махала слабее, чем левым.

Окно выходило в сторону забора, и Ворон выскочил обратно. Толкнув дверь напротив, пересек небольшой актовый зал с трибуной и рядами сидений, выглянул в другое окно. На первом этаже центрального здания два прямоугольных проема по-прежнему светились ровным розовым светом, силуэты воргов иногда проходили в глубине комнаты за одним из них. Снаружи никто не появился – значит, они ничего не услышали.

Когда он попятился от окна, левая нога подогнулась, и Красный Ворон с тихим вскриком повалился на бок. Ногу свело судорогой, каблук почти прижался к ягодице. Лежа на боку и постанывая сквозь стиснутые зубы, он вытащил из кармана кожаный сверточек, расправив, выхватил иглу и вонзил в бедро. Острая боль прострелила ногу. Рана в плече ответила пульсацией, сильно задрожала левая рука… и судорога прошла. Спрятав иглу, Ворон потянулся к карману с деревянной шкатулкой, но так и не достал ее. Огневка взбодрит на несколько часов, однако ничего хорошего из этого не выйдет, потом он надолго ляжет пластом. Ему обязательно нужно поспать хотя бы час-полтора. Ворги сюда не пойдут, что им тут делать в темноте? И если, пока он будет спать, они покинут Завод, ничего страшного. До сих пор он шел за отрядом, надеясь, что тот выведет его в более обжитые места, но этот район Ворон знает и дальше может двигаться сам. Отсюда до Аэродрома идти всего ничего, надо только обогнуть Завод, пройти пустырь и спуститься по длинному склону. Хотя проследить за воргами интересно, очень это необычно – целый отряд смуглокожих, движущийся в сторону Аэродрома. Может, они туда и идут? Вся эта возня с "доминатором" завязана на Ведьмака, а тот, как известно, контактирует с воргами. Напрашивается определенный вывод…

В общем, у него есть время передохнуть. Так и не воспользовавшись огневкой, Красный Ворон заполз на лекторскую трибуну, лег под кафедрой и плотнее запахнулся в плащ, положив голову на сгиб правого локтя.

 

* * *

 

Татуированный, которого все называли Татухой, отыгрался за сломанный нос по полной программе. Наверное, под конец у него кулаки очень болели. А уж как болело у Пригоршни! Все тело – и ребра, и плечи, и брюхо, и спина с задницей. Голову он сумел защитить, прикрываясь руками, и пах тоже. Если бы не Барс с другими охранниками, Татуха бы измордовал его до смерти.

Получив ускорение пинком под зад, он влетел в подвал под лифтовой шахтой и растянулся на устилавшем пол тряпье. Сзади лязгнула решетка, стукнула дверь. Щелкнул замок, и стало тихо. Пригоршня лежал лицом вниз, приходя в себя.

А не сломана ли пара-другая ребер? И шея очень уж ноет, вроде, позвонки вывихнуты. Да и хребет, по которому Татуха любовно прошелся своими говнодавами, огнем горит. Пригоршня уперся в пол локтями, собираясь встать. Не выпрямиться, нет, до этого еще далеко, но хотя бы подняться на колени и глянуть по сторонам. Ощутив легкую пульсацию в голове, он замер. Она была не то чтобы неприятная, скорее непонятная. Смутная, глухая какая-то. И сопровождалась ритмичным шипением, будто волны набегают на берег.



Андрей Левицкий

Отредактировано: 22.01.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: