Петров крест

Размер шрифта: - +

Глава 7. Объединение.

Мы прыгнем в лето на двоих

С обрыва чувств – в озерный омут,

Где камыши с восторгом стонут

При отраженьи глаз твоих.

 

И. А. Щёлоков «Лето на двоих»

 

На следующий день, как только яркое почти июньское солнце полозотило верхушки деревьев, Дилер открыл глаза. Он был полон невиданного доселе счастья. Его девушка тихо посапывала рядом. Впервые Дилер проснулся не один, а с женщиной. И не просто женщиной, а женщиной своей мечты, мог обнимать её, чувствовать ее запах, и вместе с ней окунаться в млечность сна, пусть даже короткого и нервного.

Дилер представил, что будто бы открылась тайная дверь в весенний солнечный сад, благоухающий яблоневым цветом. В душе воцарился мир, в голове поселилась радость, потому что сердце до краев заполнила любовь. Неожиданно появилась надежда на положительный исход дела.

Дилер увидел, как они с Тамарой, все в белом, гуляют, держась за руки, по почти райскому саду, болтают и смеются. Он вдруг понял, что он обладает чем-то прекрасным, чего нет у других, чем-то, что делает его сильнее. Дилер почти физически ощутил, что весь мир уютно трётся у его ног, как маленький рыжий котёнок.

Погладив спящую Тамару по волосам, Дилер поцеловал её в щёчку, в шейку за ушком, откинул назад растрепавшиеся пряди, чмокнул в плечо, вдыхая аромат ее тела, осторожно снял одну бретель ночной сорочки и долго ласкал губами обнаженную грудь, словно пил ключевую воду и никак не мог насытиться.

С трудом вспомнив, что ему нужно идти, Дилер вернул лямку на место, накрыл Тамару одеялом и пошёл на кухню. Ещё никогда его так не радовал столь ранний подъем. Выпив бокал чёрного чая, Дилер умылся, почистил зубы и отправился на пробежку.

Привычный маршрут казался сказочным лесом. Даже начало месяца и перспектива новой «чёрной метки» не омрачали раззадорившегося летнего солнца и чудесного состояния души. Вчерашние чёрные мысли и вовсе ушли в тень.

Вернувшись, Дилер принял душ, особенно налегая на холодную воду: мысли о лежащей в соседней комнате Тамаре почти неглиже поднимали не только настроение. Обтеревшись полотенцем, он неспеша позавтракал, убрал за собой посуду, собрался и уже направился было в университет к восьми часам, но подумал, что «Всевидящее око» нужно захватить с собой от греха подальше, запихнул чудо-рамку в рюкзак и вышел.

Тамара проснулась около десяти. Она встала, умылась, убрала волосы в две несимметричные косички, переоделась в свои домашние штаны и футболку. Сложила диван, убрав постельное белье и подушки в свободный шкафчик в стенке.

Тамара искренне считала, что теперь она как женщина будет заниматься хозяйством в квартире Дилера. Тем более, работы нет – что ещё делать? А в комнатах у молодых людей обычно есть, что убрать, – это она знала по Ивану.

У последнего под диваном паслись целые стада носков, домашние штаны могли запросто валяться на полу, а компьютерный, он же письменный, стол был завален всяким хламом. Мысленно запретив себе сравнивать кого бы то ни было, Тамара прошлась по квартире и осмотрелась.

Порядок везде царил просто идеальный. На кухне все поверхности были чисты как первый снег. Мойка была пуста. Кухонные полотенца как будто только что из прачечной аккуратной выглаженной стопочкой лежали на подоконнике. Фильтр-кувшин был полон чистой воды. Рядом с ним была столь нужная подставка для ложки.

На кухонном столе стоял набор из сольницы, перечницы и салфетницы. И все они были наполнены содержимым. Нарушала идеальную картину только чашка, из которой Дилер, видимо, всегда пил чай и поэтому не споласкивал после каждого использования.

Большая комната не уступала кухне. На ковре не было ни соринки, на всём периметре пола не обнаружилось ни одного носка. Домашняя одежда была тщательно сложена в одном из шкафов стенки. Тамара обомлела. Она полагала, что у Дилера такой порядок, потому что он всегда старается убраться к приходу гостей. Но вчера он не знал о её приезде, и у него чисто физически не было времени на уборку.

Недоумевая, Тамара зашла в маленькую комнату и стала по череди открывать шкафы-купе. Там были разложены разные необходимые в хозяйстве вещи. Один шкаф целиком занимали художественные книги.

«Утро без конфеты – это не утро», – вспомнила Тамара, вернулась на кухню и открыла холодильник. И забыла, зачем. Там было всё: на нижней полке важно стояла большая кастрюля с супом; в ёмкости поменьше находилось картофельное пюре; рядом стояла тарелка с жареной красной рыбой. Сверху свешивались гирлянды сосисок.

В овощном отсеке обнаружились бананы, апельсины, помидоры, лимон и вилок белокочанной капусты. В боковушках стояло несколько видов йогуртов и пластиковые бутылки с колой и квасом. Также имелись кетчуп, майонез, горчица, хрен и ещё три вида соуса – для мяса, для рыбы и для пельменей.

Тамара опешила. Как так? Она знала, что Дилер живёт один. Да, он поздно ложится, и рано встаёт, но когда же он всё это делает? Ночью что ли? Это не реально. При его-то ритме жизни. Он же пишет все эти курсовые, устаёт.

Взяв себе йогурт, банан и квас, она закрыла холодильник, поставила всё на стол и начала есть. Выпив квасу и тёплого чаю, Тамара поняла, что создала беспорядок. Она заставила себя помыть чашку и ложку и решила открыть морозильную камеру. Замороженных продуктов было припасено будто на случай блокады.



Anny

Отредактировано: 20.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться