Петров крест

Размер шрифта: - +

Глава 11. Свобода.

Мы цепи таинственной звенья,

Нам духом в борьбе не упасть,

Последнее близко сраженье,

И темных окончится власть.

М. И. Цветаева «В зале».

 

Дома Тамара пыталась успокоиться, но не могла. Её разрывал весь спектр чувств: от восторженного ожидания до тревоги за свою дальнейшую жизнь. Вроде бы всё было ясно как день, но в тоже время будущее оставалось загадочным, как Бермудский треугольник, и пугающим, как Гринпинская трясина. Пётр держался молодцом. И даже смог сходить в душ и переодеться.

Однако скоро обоим стало ясно, что они слишком волнуются, чтобы делать что-то полезное. Пётр бросил начатую было курсовую работу. Тамара отложила стирку. Не сговариваясь, они уселись за кухонным столом, налив себе свежезаваренного чая и терпеливо дожидаясь полуночи. После пережитого хотелось выпить более крепких напитков, но решили воздержаться. Пётр первым нарушил тишину:

– Тась, как ты думаешь, как мы будем жить, если у меня заберут все эти способности? – спросил он.

– Так же как и все люди, – тихо ответила она.

– Неужели меня отпустят? Даже не верится! Заживём, Таська, подумай только, на море съездим в свадебное путешествие! – воскликнул Петр.

– Ещё ничего не решено, – напряглась Тамара, залпом выпила свой остывший чай и тут же встала, чтобы налить новый.

– Но всё же закончилось. Успокойся. Наконец-то у нас начнётся нормальная жизнь. Ты чудом спасла меня, – начал подбадривать её Пётр.

– Я всё равно боюсь, – сказала Тамара и всхлипнула.

– Я тоже не люблю сидеть сложа руки. Я рад, что тогда ты всё-таки мне поверила. Скоро у тебя будет шанс лишний раз во всём убедиться. Когда придёт Иван Иваныч, не к ночи будь помянут, тот самый, о котором я тебе рассказывал.

– Да больно нужно, – насупилась Тамара, – сто лет его не видела и ещё бы столько же.

– Ну, перестань. Мы скоро всё узнаем. Только подумай: мне не надо будет никому служить, писать эти чёртовы работы, я буду учиться, как нормальный человек, спокойно жить, валяться на диване, пить пиво, разбрасывать везде свои носки, – перечислял Пётр.

– Лишь бы хуже не было, – вздохнула Тамара.

– Куда уж хуже?! – спросил её жених и замолчал.

Они сидели в тишине, гипнотизируя свой чай в кружках, и даже не заметили, в какой момент за столом их уже стало трое. Тамара подняла глаза и даже вскрикнула от неожиданности: прямо перед ней сидел порядочный на вид пенсионер в пенсне и с остренькой бородкой в тщательно отглаженном сером костюме и при галстуке.

– Здрасьте, – машинально сказала Тамара.

Ей показалось странным, что она снова смогла увидеть представителя этих так называемых тёмных сил, хотя сейчас она не теряет близкого человека, даже наоборот. Но додумать эту мысль Тамара не успела.

– Наконец-то я вижу вас воочию, моя юная леди, весьма приятно познакомиться, – произнёс дедок, протягивая Тамаре руку.

– Но-но, Иван Иваныч, держите свои копыта подальше от моей невесты, – пригрозил Пётр.

– Некультурный дерзкий хам. Каким был, таким и остался. И что же вы, столь прекрасное создание, в нём нашли? – поинтересовался старичок, но руку всё же убрал.

Тамара вся оцепенела и сидела молча, разглядывая узор на кухонных шторах.

– Ну, мы вас внимательно слушаем, – торопил его Пётр.

– Так жаль с вами расставаться, молодой человек, ну не откажите мне в любезности и позвольте в последний раз сполна насладиться вашим обществом, – ответил Иван Иваныч, почёсывая бородку.

– Так я же хам? – справедливо заметил Пётр.

– Другие ещё хуже, – отпарировал его оппонент.

– Вы что, издеваетесь? – вскипел Пётр, уже готовый взорваться.

– Шутки в сторону, мои юные друзья. Слушайте и не перебивайте.

– Ну, так мы слушаем, – почти заорал Пётр, но Тамара посмотрела на него с укоризной, и он замолчал.

– Пётр Аркадьевич, – начал пожилой джентльмен, – теперь я имею полное право называть вас именно так. Не перебивайте. Все, находящиеся в этой комнате, в курсе того, что в возрасте тринадцати лет и в силу непреодолимых жизненных обстоятельств вы были вовлечены в обязательства, связанные с шагреневой кожей. Вы получили невиданные доселе жизненные блага, за что должны были расплатиться своей молодой жизнью.

Именно тогда и именно я завербовал вас в другую организацию и по иному контракту, по которому вы служили верой и правдой вплоть до двадцать второго июня сего года.

По нашим данным агент Келлер преступным способом добыл непредназначенную для его ушей информацию о том, что в нашей Инфернальной службе безопасности сейчас проходят перетрубации. Старая гвардия заменяется новым личным составом, в полевых условиях проходит обучение новичков.



Anny

Отредактировано: 20.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться