Петровна

Размер шрифта: - +

Главы 3 - 6.2

Глава 3. Ночной визит

 

Незваный гость истратил все их силы, и разбор находок Петровна отложила до утра. Мальчишка хоть и бодрился, тоже выглядел измученным. Поэтому оба отправились на покой. И теперь, ворочаясь с боку на бок, Петровна никак не могла уснуть. А сделать это очень хотелось - в глубине души теплилась надежда, что произошедшее — всего лишь кошмарный сон. Стоит проснуться утром — и вновь окажешься дома.

 

Она уже почти задремала, когда почувствовала, что на край кровати кто-то сел. «Переволновался ребенок, - подумала Петровна, открывая глаза, - наверное тоже не спится». Но это оказался совсем не Алмус.

Массивную полупрозрачную старуху в чепце и белом саване Петровна узнала сразу. В основном по габаритам и суровому выражению лица — на портрете, который они с Алмусом откопали в сундуке, она выглядела также. Разве что одежда была другая.

Сейчас покойница буравила Петровну взглядом, словно хотела проделать в ней дыру.

- Чего тебе? - рассердилась Петровна. Что за мир! Никакого гостеприимства!

- Самозванка! - прошипела старуха, угрожающе протягивая к ней полупрозрачные руки. Кольца на ее пальцах тускло светились.

- От самозванки слышу! - не осталась в долгу Петровна. - Твой внучек меня сюда притащил, ему и выговаривай! Смотри-ка, деловая нашлась. Да мне ваш мир и даром не сдался! - от возмущения Петровна даже села. Старуха внезапно успокоилась, убрала руки и вздохнула, плечи ее сгорбились.

- Да знаю я, знаю, - она отвернулась, глядя на сияющую в окне луну. - Глупый он, неразумный. Не может один без присмотра. И я ушла. Итак задержалась больше возможного, а теперь вот… - она развела руками, - застряла тут, в комнате. И все зря, меня он не видит, не слышит, да и не заходит сюда почти, а я по дому не могу двигаться, даром что всё вижу и слышу. Обидно, - по призрачной щеке, оставляя серебристую дорожку, скатилась слеза. - Ай, ладно, чего жаловаться, - старуха махнула рукой, - Я же зачем пришла-то, - проведя рукой по щеке, она повернулась к Петровне, - если уж ты тут, присмотри за внучонком. Тебя-то он видит, в отличие от меня. И послушается. А я буду тебе помогать, подсказывать что да как. Да и в мире нашем помогу освоиться. Он-то ребенок, взрослой жизни не знает, да и в наших женских делах не разбирается. Ну, что скажешь?

Петровна задумалась.

Посмотрела на ждущую ответа женщину. И согласилась.

- Вот и славно! - обрадовалась та. Даже светиться начала сильнее. - Тогда отдыхай, силы нам еще пригодятся, - и растаяла, словно сон.

Петровна еще долго смотрела в темноту, а потом и сама не заметила как уснула.


 

Глава 4. День и его заботы.

 

- Уважающая себя женщина нижние юбки так не носит! - возмущалась бабуля.

Петровна, которая перед выходом в мир решила посоветоваться с ней по поводу наряда, уже тысячу раз пожалела о своей идее.

- Уважающая себя женщина вообще не напялит на себя этот кошмар, - буркнула Петровна, выпуская подвернутую юбку на нужную длину. - Как вы вообще это все носите? А главное, зачем!

- Чтобы теплее было. И удобней. Где у тебя ножны?

- Чего? - уставилась на нее Петровна. - У вас тут что, партизанская война? Какие ножны?!

- В сундуке посмотри, - не отреагировала на ее выпад Галкея (а именно так звали бабушку Алмуса). - Ищи кожаный ремешок с петелькой... Да нет же, это держатель для прически… Вон там, под пелериной посмотри… Да, да, это они! - найденному короткому черному ремешку она улыбнулась как старому другу. - Теперь пошарь на самом дне, там должен быть кинжал, - на лице ее появилось предвкушение. - Да нет же, это зажим для волос, сверток ищи! - старушка от нетерпения подскакивала на месте. А когда Петровна, наконец, откопала завернутую в зеленую ткань штуковину и развернула ее, на лице старушки разлилось умиление. - Ах, мой дорогой, как я по тебе соскучилась. Посмотри какая прелесть, Зиночка! Это мне покойный супруг подарил, сладких ему снов за небесными вратами. Ах, - она всплеснула руками, - сколько всего я пережила с этим кинжалом.

- Да зачем он нужен-то? - насторожилась Петровна. Мир за окном не выглядел настолько агрессивным, чтобы махать оружием.

- Как зачем?! - возмутилась старушка. - А хлеба нарезать? А коренья нужные откопать? А нос утереть завистницам?

Утирание носа кинжалом сразило Петровну наповал. Галкея, видя ее лицо, решила прояснить ситуацию.

- Видишь ли, Зинаида, в нашем мире каждая уважающая себя женщина должна всегда быть на высоте. И не только заботиться о семье и хозяйстве, но иметь достойный статус среди себе подобных. Мы не часто пользуемся кинжалами на людях, но если уж приходится, то ударить в грязь лицом не должны. Кинжал - это статус, и поэтому мой супруг позаботился о том, чтобы меня воспринимали как женщину обеспеченную и уважаемую, ценимую своей семьей. Теперь, - на ее лице возникло возвышенное выражение, - я передаю этот кинжал тебе. Пользуйся с умом. И не потеряй, а то изведу!

- А давай я его вообще брать не буду, - произнесла Петровна, с опаской глядя на блестящий металл со сверкающим на рукоятке камнем. Она всегда недолюбливала ножи, поэтому идея таскать острую штуковину, пристегнутую к ноге, ее совершенно не грела.

- Надо, Зина, надо, - вздохнув, произнесла Галкея, бросая прощальный взгляд на кинжал, - Бери, пока не передумала. Без него у тебя в нашем обществе приличного статуса не будет.

- Да что мне кто-то под юбку будет заглядывать?

- Кинжал не под юбкой, он в сердце и в голове.

Содрогнувшись от представленной картины, Петровна сдалась и, пристегнув под коленом кожаный ремешок, сунула кинжал в ножны.

- Ну вот, - удовлетворенно произнесла Галкея, - совсем другое дело!



Татьяна Охитина

Отредактировано: 14.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться