Петух святой Инквизиции Книга Первая

Глава 1

В прохладном сумраке библиотеки, за столом, заваленном книгами, сидели двое - светловолосая женщина и темноволосый мужчина в очках.

   - Все-таки ты решил заняться историей инквизиции? - спросила женщина.

   - История инквизиции - вещь сама по себе скучная. -Ответил мужчина, отложив толстенный фолиант. - Поэтому-то ее несколько демонизируют, чтобы привлечь интерес. Невинные жертвы, сжигаемые на кострах, изверги в рясах - это намного увлекательнее, чем инквизиционное судопроизводство, например, или противостояние и дипломатические войны монашеских орденов. Я хотел бы рассказать подлинную историю инквизиции, ну, во всяком случае, такую, в которой было бы больше правды, чем вымысла.

   - И чем ты решил разбавить сухие исторические факты?

   - Обычной историей про обычную женщину. Совсем не героиню и совсем не ведьму. Хочешь поучаствовать в качестве критика? Ладно, тогда слушай...

  

     Глава 1. Про то, как фрау Эмма продавала волшебные яйца, как была за это наказана, и как оказалась в фамильном замке рода Кубла

  

   "Открытая борьба с еретиками,

   Которые зловредны для других,

   Которые над слабыми умами

   Имеют власть и развращают их"

 

   Данте "Божественная комедия" Рай. XII песня.

  

   Маленький ветхий дом на окраине Базеля давно нуждался в ремонте. Построил его в 1320 году прапрадед Эммы- Манвел, в годы процветания и разрастания почтенного семейства Кубла. Годы шли, период благоденствия сменился периодом нужды и к 1474 году в доме проживал последний представитель рода Кубла - бездетная вдова фрау Эмма. С небольшого огорода Эмма собирала некоторое количество зелени на продажу и для себя, а в основном жила на доходы с имевшегося у нее птичьего двора. У дома разгуливали пару сотен куриц, несколько десятков уток и два злобных на вид гуся, охранявших двор лучше любой собаки. Вдова не бедствовала, но позволить себе ремонт обветшалого дома не могла. Приходилось мириться с покосившимися ставнями, дверьми, не желавшими закрываться, сквозняками и прохудившейся местами крышей.

   Сосед, вдовый герр Циммер, по мере сил помогал Эмме. Большей частью советами, разумеется.

   - Вам бы, фрау Кубла, прикупить живности, - говорил он, близоруко щурясь на скромный вырез ее платья

   - Толку-то! - отвечала Эмма. - На рынке яиц, что мух в свинарнике, да и цены невелики.

   -Так-то оно так, - степенно возражал герр Циммер, - но и яйца-то ваши, как у всех. А вот вы когда по рынку с корзинкой ходите, так не молчите. А говорите, что, мол, курочек вы приобрели и петушка у турецких купцов и порода их секретная, лишь у турецкого султана имеющаяся.

   - Что ж там за порода такая? - полюбопытствовала Эмма

   - Скажу я вам, фрау Кубла, что слышал собственными ушами от герра судейского грефье. А сказал он, что от этих курочек раз в год петушок рождается, который яйца несет. И султан только эти яички от петушка и кушает и такую силу получает... Хоть и неудобно мне такие вещи вам, женщине, говорить, но жен у султана турецкого не меньше тысячи и если в день он к двадцати из них не зайдет и внимания не окажет, то и султаном считаться не будет.

   Эмма удивленно всплеснула руками и, смутившись, заспешила домой.

   Ночью не могла заснуть, вспоминала усопшего супруга, который и одной-то жене внимание оказывал не чаще раза в неделю, да и внимание то и вспоминать не хочется, смех и слезы. За яички от петушка озолотили бы ее и жена бургомистра, и жена судьи. А уж о жене герра Шпигеля и говорить нечего. Совсем извелась женщина. Только где же взять такого петушка, ведь не поверит никто на слово, ежели сказать, что яйца петухом снесены. С этими мыслями Эмма и заснула, а проснувшись поутру, первым делом заспешила в курятник.

   - Ведь что отличает петуха от курицы - задумалась Эмма, - Да ничего, кроме гребешка. Ну что же это за несправедливость-то такая... Вон у фрау Рунке, усы растут побогаче чем у нашего кузнеца. Ну почему бы и курочке не вылупиться с гребешком? так ведь хотя бы раз такое чудо случилось. Видать не с моим счастьем. Хоть приклеивай этот гребешок. Или пришивай. Ох, ты Господи! А ведь действительно же, чего б и не приклеить? Как раз завтра собиралась тушки на рынок отнести. Ежели срезать гребешок, приклеить к курочке, да соседей позвать... А вдруг и получится. А не получится, так беды мало - тушку все равно продавать.

   Эмма была женщиной деятельной и светлые идеи, посещавшие ее голову, редко оставались неосуществленными. И потому, недолго думая, фрау Кубла поспешила в дом за широким ножом, которым пользовалась исключительно для забоя птицы. Вооружившись, поймала петушка, давно приговоренного ею к смерти, за скверную манеру клевать до крови спины оседланных им курочек, и быстренько его обезглавила. Пока с тушки стекала кровь, аккуратно срезала гребешок вместе со скальпом, а саму голову бросила всегда охочим до свежего мяса курам. Затем растопила на огне сваренный ею по рецепту герра Циммера особо крепкий клей, которым собиралась подлатать рассыпавшийся от старости сундук. Пока клей остывал, поймала несушку, в которой прощупала готовое к выходу яйцо. Прижав ей клюв, чтобы поменьше кудахтала, состригла с ее головы перышки. Обильно смазав клеем, нахлобучила скальп на голову несушки, постаравшись придать гребешку естественное положение. Посидела с курицей в руках, придирчиво рассматривая посиневший уже гребешок.

   - Авось до первого яйца продержится, - пробормотала Эмма и выпустила несушку. Та трясла головой, скребла лапой голову, но гребешок держался, вселяя в Эмму надежды на скорое обогащение. В конце концов, она и не собирается обещать каждому съевшему недюжинных мужских сил, а лишь расскажет о том, какое действие снесенные петухом яйца имеют на турецкого султана. А это ведь истинная правда, об этом рассказывал сам герр судейский грефье. Так что моральный аспект задуманного предприятия Эмму мало волновал. Сложнее было подготовить жителей Базеля к такой новости. И Эмма решила начать процесс подготовки немедленно после снесения курочкой яйца.



Андрей Леру

Отредактировано: 04.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться