Петух святой Инквизиции Книга Первая

Глава 6

О том, как преподобный Мазина был приглашен к Папе, а также о том, какой разговор между ними состоялся

Non debet deficere 
si remanet vera fides 
in uno solo. 

Преподобный аббат Игнасиус Мазина, человек нрава живого и беспокойного, проснулся, как всегда, рано. Помолившись в уединении кельи, он уселся за рабочий стол, дабы просмотреть бумаги, отложенные накануне для детального изучения. Толстая кипа донесений о мифической лангедокской ереси пухла день ото дня. Вечерний курьер доставил ему свежее сообщение брата Иллария о задержании вдовы Кубла и о вмешательстве братьев-доминиканцев Инститориса и Шпренгера в процесс дознания. Эта последняя новость доводила аббата до зубовного скрежета. Влияние магистра ордена доминиканцев на Папу–францисканца становилось настораживающим. Как и то, что старейший из орденов, бенедиктинский, ничего не мог этому противопоставить. Была ли то благодать Святого Бенедикта, или его ошибка, но, в отличии от других, бенедиктинский орден был децентрализован и магистр его фигурой более номинальной, нежели политической. Зародившийся в Субиако, обретший жизнь в Монтекассино, орден никогда не распространял свою власть далее монастырей, принявших Устав Святого Бенедикта. При том, что каждый из этих монастырей оставался независимым и был равным среди равных. В этих условиях влияние черных монахов на папский престол основывалось скорее лишь на личных качествах аббатов, но никак не на мощи самого ордена. 
Преподобный раздраженно отбросил в сторону донесение Иллария. Орден, первым принесший католичество в земли Западной Европы, сломивший сопротивление лонгобардов и друидов, терпел поражение во внутриусобной войне единой католической церкви. Аббат остро ощущал свою беспомощность. Междуусобица расшатывала Святой Престол, сеяла смуту и недовольство. 
В келью постучали. Мазина немедленно прищурил правый глаз и обернулся к двери. Появившийся в дверях юный послушник низко поклонился. 
- К вам два сбира, святой отец. 
Аббат сделал дозволяющий жест рукой и в дверях появились рослые стражи закона. Судя по нашивке, один из них был сам бариджелло – руководитель полицейских служителей папской области. Оба сбира почтительно, но неуклюже согнулись. Сказывалось их общественное положение и отсутствие привычки кланяться. Поддерживая правопорядок в папском городе, сбиры обрели слишком большую власть, давно превратившись из защитников в карателей. 
Не разгибаясь, бариджелло прошел к аббату и вручил свиток, скрепленный массивной папской печатью. Благоговейно поцеловав печать, Мазина открыл послание и быстро пробежался глазами по тексту. Его Святейшество, папа Сикст Четвертый, просил своего духовника, преподобного Игнасиуса, прибыть для беседы в ватиканскую апостолическую библиотеку, выехав немедля по получении письма. 
Махнув рукой, аббат отпустил сбиров и отправил послушника спешно заложить карету. Спустя полчаса преподобный выехал за ворота монастыря. До Рима было порядка двухсот тысяч туазов, и часа через три Мазина рассчитывал прибыть к Папе. 

- Папа Сикст Четвертый? – спросила светловолосая женщина, - Тот самый Делла Ровере, который возложил скапулярий на нашего Иллария? И что нам от него ждать? 
- Да особенного ждать нечего, - ответил мужчина в очках. - Просто грех был не ввести в историю о реформаторстве такую колоритную фигуру, как Папа Сикст. 
- А в чем колорит? 
- Во всем. Начиная с происхождения. Известно, что он происходил из обедневшего дворянского рода. И тем не менее, скорее всего, с его же подачи, усиленно муссировались слухи о том, что он – сын рыбака. Помнишь слова Христа апостолам? «Я сделаю из вас ловцов человеков». Образ рыбака, улавливающего заблудшие души. Уж конечно выпускник университета в Болонье, юрист, будущий генерал францисканского ордена никак не был сыном простого рыбака. Но конъюктурщик он был еще тот. Слышала термин «непотизм»? От «непот» - племянник, внук. Пошло от Сикста. Сразу по восшествии на престол он назначил на высшие руководящие должности кучу своих непотов. Торквемада, который у всех на устах – проект Сикста. И Бонавентура тоже. Но и это не главное. Именно Сикст сделал из Рима – Рим. Вот, к примеру, Борджиа – у всех на слуху. Только заговорил о Папе – каждый считает себя теологом, вспомнив имя Борджиа. Классический пример того, что злодеяние в памяти народной фиксируется четче, чем созидание. А то, что Сикст реконструировал Вечный Город, построил дома, мосты, первый в Европе музей, Сикстинскую Капеллу наконец… Ну, это как-то забылось. 



Преподобный Мазина прибыл к ватиканской апостольской библиотеке в полдень.  Двойной ряд гвардейцев перекрывал вход в строение и подступы к нему. Капитан папского легиона, очевидно осведомленный о приезде аббата, поспешил навстречу и почтительно помог отцу Игнасиусу выйти из кареты. Легкому и быстрому Мазине помощь, скорее, мешала, чем помогала, потому он довольно неуклюже спустился, стараясь опираться на протянутую ему руку капитана. Отвергнув дальнейшую помощь, он легко поднялся по лестнице и вошел в здание, пройдя меж двух рослых гвардейцев, раздвинувших перед преподобным алебарды.

Его святейшество, папу Сикста Четвертого, аббат нашел восседающим в центре главного зала библиотеки, в компании неизвестных ему иностранца и двух художников, в заляпанных красками робах. 
Преклонив колено, отец Игнасиус облобызал папский перстень, сам Папа поцеловал руку своего духовника, после чего оба облобызались. 
- Присоединяйтесь, присоединяйтесь к нам, преподобный. Сейчас только почтенный астроном Йоганн Мюллер Региомонтанус объяснял нам движение планет, по коим возможно исчисление календарного времени. Сии знания бесценны, ибо давно назрела необходимость верного исчисления пасхалий. –



Андрей Леру

Отредактировано: 04.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться