Phoenix

Размер шрифта: - +

Пробуждение

      Лучики солнца с волшебным блеском пробирались сквозь решётчатые ставни, аккуратно поднимаясь по личику Клодин. Когда солнечные зайчики заиграли на её пушистых ресницах, она, словно кошка, лениво приоткрыла свои изумрудные глаза, но веки, тяжёлые ото сна, сопротивлялись пробуждению. Прошло несколько минут, пока Клодин открыла глаза, встретившись с пламенным взглядом Шики, который, по-видимому, и вовсе не спал. 
      Клодин села в постели. Убрав за плечи шоколадные локоны и пригладив волчьи ушки, она спустила ноги на холодный пол. Клодин старалась ступать лишь на те места, которые успели прогреться солнцем. Подойдя к окну, девушка с наслаждением потянулась, зевая словно дикая кошка, демонстрируя ряды белых зубов, среди которых выделялись острые клыки. Распахнув ставни, Клодин глубоко вдохнула свежий воздух, наполняя им свои лёгкие. Утренний ветерок прошёлся по её гладкой коже цвета корицы, заливая её щёки румянцем. Клодин взглянула на неприметные домики и узкие улочки, что вели к небольшой площади. 
      Послышались голоса оборотней, которые что-то бурно обсуждали. Из-за угла соседнего дома вышли пятеро мужчин. Трое несли какие-то деревянные ящики, а двое явно возвращались с охоты. На одном плече мужчины, что шёл предпоследним, висел лук и колчан со стрелами, а на другом покоилась добыча. Оборотень, идущий последним, был гораздо моложе остальных. Он приостановился и, подняв свой взгляд, посмотрел на стоящую у окна Клодин. Он смотрел на неё с неким изумлением. Зрительный контакт затянулся и юноша, раскрасневшись, широко улыбнулся, кивнув ей в знак приветствия. Клодин улыбнулась ему в ответ и чуть приподняла руку, чтобы помахать ему, но парень растерянно посмотрел по сторонам и бросился догонять стремительно отдаляющихся оборотней, совершенно позабыв о красавице, что одарила его своей царственной улыбкой. 
      Клодин тихонько усмехнулась и устремила свой взгляд на горизонт, где ещё красовалось золотое пшеничное поле, что контрастировало с утренним розовато-лиловым небом. Урожай оборотни собирали довольно поздно, обычно в этом деле им помогали Воительницы земли. Над полем нависал густой туман. Казалось, золотистые колоски окутаны неким сонным проклятьем, а капельки утренней росы, словно тяжелые цепи, блистали на пшеничных зёрнах. Чем ближе Клодин была к дому, тем сильнее она чувствовала зов Священной Земли.
- Пробудись, пробудись, пробудись… — шептала Клодин, а губы её без устали произносили слова мольбы. 
      Казалось, Боги слышат и внемлют её зову, открывая перед ней свои Мистерии. Казалось, время тихо застывает в ожидании свершения некого таинства. Взгляд Клодин был сосредоточенным, а дыхание стало каким-то тяжёлым. Она ощущала магию, что разливалась по её венам, чувствовала биение своего сердца, вкушала каждой клеточкой своего тела пульсирующую, горячую энергию Шики. Она слышала крик, только что появившегося на свет, младенца и судорожный стон умирающего старика. Но внезапно всё закончилось. Вернулись прежние звуки, мысли, ощущения.
      Клодин редко удавалось погрузиться в это состояние, но именно в такие моменты к ней приходило осознание того, что она не оборотень и не Гибрид. Она нечто иное. Она — Творение своего Создателя. Клодин боялась своей тайной силы, она подавляла её в себе, но стоило ей лишь приоткрыть эту «дверь», что связывала их миры, как её окутывала любовь, забота, вселенское понимание и несвойственное ей одиночество. 
      Дубовые доски предательски скрипнули, когда Шики поднялся с кровати и медленными шагами направился к Клодин. Она несколько раз моргнула и расправила плечи, чтобы убедиться, что ничто не выдает её мыслей. Не то чтобы Клодин скрывала от Шики существование Создателя, но для неё это было чем-то сокровенным. Она не хотела, чтобы об этом кто-то знал. Клодин всё ещё винила себя в том, что позволила Анджеле рассказать ей так много о Создателе. Она должна была узнать всё сама, но нетерпеливость и любопытство сыграли свою роль. Нечто странное всё же происходило с Клодин — с каждым днём ей казалось, что она забывает слова Анджелы, словно кто-то или что-то не даёт ей раскрыть личность Создателя. Её также мучило чувство дежавю, как будто она забывает о нём далеко не в первый раз. 
      Клодин почувствовала, как руки Шики мягко легли на её плечи, она вздрогнула, но не от прикосновения, а от дискомфорта, который внезапно возник внутри. Клодин умело выскользнула из объятий, даже не взглянув на Шики. 
      Наспех надев кофту и натянув сапоги, Клодин вышла из комнаты. Спустившись по лестнице, Клодин подошла к хозяину таверны и поздоровалась с ним, попросив его принести ей завтрак. 
- Молодой человек будет трапезничать с вами, юная Госпожа? — вежливо обратился оборотень.
- Ни к чему все эти формальности…
      Клодин хотела что-то добавить, но по лестнице спустился Шики. Она улыбнулась ему как ни в чём не бывало, пожелав ему доброго утра. Они вместе заняли столик у окна, над которым снаружи висела вывеска таверны, что пошатывалась на ветру с мрачноватым скрипом. 
      Шики и Клодин о чем-то говорили, когда хозяин таверны подошёл и поставил перед Шики тарелку с рисом и курицей, а перед Клодин чашку зеленого чая и блюдце, на котором было несколько печенек. Оборотень достал из левого рукава конверт с письмом и протянул его Клодин. Увидев конверт, Клодин нервно цокнула языком и закатила глаза.
- Кто? — с недовольством спросила Клодин.
- Почтовый голубь, — спокойно ответил ей мужчина.
- Пристрели его, — язвительно сказала Клодин. 
      Оборотень рассмеялся. Его смех был способен вызвать землетрясение, настолько он был тяжёлым и неестественным. 
- Похоже, что ваш отец способен найти вас где угодно, — подметил оборотень.
- Пора уже выбираться из средневековья.
- Ваш отец чтит наших предков, и те традиции, что они нам оставили. 
- Ух ты, оставили нам минимум комфорта и ограниченность в магии.
      Оборотень вдруг вспомнил, что Клодин здесь не одна. Он взглянул на Шики, который сидел с совершенно безразличным видом. Будто эти земные дела его совсем не беспокоят. За время их беседы, Шики и слова не проронил. 
      «Он не знает?!» — вдруг проскочило в мыслях оборотня. 
      Клодин отказалась прочесть письмо, и оборотню пришлось его сжечь. Было бы очень плохо, если бы оно попало в чужие руки. 
- Так письмо, что ты читала в ту ночь у камина, тоже было от твоего отца? — с лёгким интересом спросил Шики.
- А ты думал, у тебя появились конкуренты? — с хитрецой спросила Клодин.
- Кто знает? Почему же ты не прочла это письмо?
- Отец слишком занят, чтобы тратить своё драгоценное время на такую ерунду. Мне всё равно, кто пишет их за него, он в любом случае беспокоится и переживает за меня, когда я далеко, — Клодин опустила взгляд и улыбнулась, казалось, в её глазах вот-вот появятся слезы.
      Шики издал лёгкий смешок, подумав о том, что Клодин бывает дерзкой не только с ним. Но всё это было лишь иллюзией, созданной Клодин. Судя по словам оборотня, Клодин была мудрой, она чётко следовала некому плану, но почему-то не спешила избавляться от своего загадочного образа. 
      «Что прячется под маской невинного ребенка? Каково твоё настоящее лицо?» — задавался вопросами Шики. 
      Весь следующий день Клодин провела в Асуане, выполняя свой долг — помогая жителям деревни. Солнце уже близилось к закату, когда очередной житель благодарил Клодин за помощь, и сейчас ей хотелось как можно быстрее продолжить путешествие. Клодин пришлось вернуться в таверну, чтобы забрать свои вещи и переодеться. 
      Шики ожидал Клодин снаружи, смотря на вывеску таверны, что легко качалась на ветру, издавая монотонный скрип. Шики перевёл взгляд на внезапно открывшуюся дверь таверны из которой вышла Клодин. Шики был немного удивлён, увидев Клодин в таком необычном костюме: откровенный верх из чёрного шёлка с округлой линией декольте и открытыми плечами, корсет с кожаными ремнями, что продолжался длинным шлейфом, и несколько элементов доспехов. 
- Почему ты в таком наряде? — поинтересовался Шики.
- А мне что, несколько месяцев в одном и том же костюме ходить? Не понимаю, как ты это делаешь?
      Шики взглянул на свою одежду и отвёл взгляд. А ведь действительно, с тех пор как они встретились, он ещё ни разу не сменил костюм. Внешний вид его не сильно заботил. Благодаря магии одежда всегда оставалась чистой и не могла повредиться. 
- Это тоже мой маленький бонус. Я ведь всё так же красив, как и в тот день, когда мы познакомились, — сказал Шики, демонстративно поправив пиджак. 
- Самолюбия и скромности тебе не занимать. 
      Шики аккуратно поправил чёлку Клодин.
- Ты собрала волосы в хвост? Тебе очень идет, — сказал Шики, смотря на Клодин мягким взглядом. Он наклонился вперёд, мягко коснувшись её губ своими. 
      Легкие прикосновения, невесомые поцелуи, время, проведённое вместе — всё это было прекрасным сном, который вскоре растворится, ведь близится «рассвет». На землю прольётся небесный свет, и всё, что было скрыто в ночи, станет явным.



Anastasia Wolif

Отредактировано: 13.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться