Пицца, бластеры и ящик контрабанды.

Размер шрифта: - +

Пицца, бластеры и ящик контрабанды.

Пицца, бластеры и ящик контрабанды.

 

Галактика... Какое романтичное слово! Звездная пыль, удивительные планеты, где жизнь еще только зарождается или, наоборот, угасла миллиарды лет назад, черные дыры и темная материя. ­Сколько сокровищ таится в недрах звезд, ископаемых и рукотворных. А сколько опасностей подстерегает искателей приключений!

Просторы Галактики – это рай для контрабандистов и коммивояжеров. Вот уж кто точно знает, где можно достать диковинные артефакты или выгодно продать требующий капитального ремонта звездолет с морально устаревшим движком. И разве может каких-то пару тысяч мегапарсеков стать препятствием на пути к выгодной сделке. Как говорится, бешеной кошке лишний мегапарсек, не крюк.

Космические авантюристы, будто созданы для всевозможных неприятностей. Они так и движутся от одной переделки к другой засаде. А все потому, что им совершенно невозможно удержаться от соблазна втихую стащить все, что плохо лежит, и их нисколько не заботит, что некоторые вещи, лучше бы и вовсе не трогать для собственного благополучия.

А, впрочем, довольно предисловий. Мне уже не терпится начать рассказ!

 

Дело было утром... По крайней мере, по биологическим часам наших героев наступило утро. Надо думать, в эти самые часы, в самой большой Империи Галактики, которая занимала всего ничего – 1/823543 звезд в составе Млечного Пути, уже вовсю кипела жизнь. Хотя, жизнь имеет забавное свойство не затихать ни на минуту, пока ядро планеты еще не остыло. Утро наступило и для трех человек экипажа маленького звездного корабля, неспешно бороздящего просторы бескрайнего космоса. Точнее, настоящим человеком являлся только один член экипажа, однако пилоты настолько притерлись друг к другу за долгие годы совместных путешествий, что уже не замечали расовых различий.

 

Внезапно корабль резко поменял курс. Это пробудило кошкодлака, которую звали Тайлондри, хотя для близких друзей она предпочитала быть просто – Тай. Девушка посмотрела на часы и решила, что можно смело спать дальше. Но стоило ей погрузиться в новый волшебный сон, как по всему звездолёту раздался грохот, и чувствительные кошачьи уши наполнил скрежет металла. Тай вскочила с ложа, которое в шутку обзывала саркофагом, испуганно выгибая спину. Вид из иллюминатора недвусмысленно указывал на то, что корабль приземлился на небольшом астероиде.

Что произойдет дальше, было и так понятно. И Тай отправилась приводить себя в порядок после сна. На полдороги к вещевому отсеку каюты, ее лапа опустилась на недоеденный кусочек пиццы. Грациозно слизнув реплицированный томатный соус, кошка, наконец, увидела, какой же в комнате царит беспорядок. "Черт, и почему здесь так грязно?!".

Простенки завибрировали – это заработал бур, вгрызающийся в плотную породу и выкачивающий топливо из звездного тела. Ультразвук и вибрация ударили по барабанным перепонкам. Тай вытянула свой плейер из-под подушки и водрузила на голову огромные наушники. Музыка ее немного успокоила – все лучше звуков сверления астероидных пород. К тому времени, как девушка оделась, бур тоже закончил работу. Как только вибрация перестала зудеть на кончиках коготков, Тай убрала плейер с наушниками в тумбу, зафутболив в утилизатор тот самый злополучный кусок пиццы, в который ей посчастливилось вляпаться. Чудное начало дня, что ни говори.

В комнату постучали.

– Заходи, – промурлыкала Тай.

– Утро доброе, – в комнату вошел человек, среднего по галактическим меркам возраста. На пилоте была самодельная спецброня из сверхлегких материалов. Не какая-нибудь там кустарщина – искусная ручная работа. На поясе у него было множество карманов, наполненных самыми разнообразными инструментами. Один глаз пилота был биомеханический. Нетрудно догадаться, что перед нами бортинженер, собственной персоной. Киборга звали Дронт.

Бортинженер считал, что обладает милым и чудесным характером, хотя окружающим он казался, мягко говоря, экспрессивным и эксцентричным.

– Чем это тут пахнет? – поинтересовался Дронт.

– Всего лишь остатками вчерашнего веселья. Ничего особенного.

– Просто убери это! Хорошо, Тай? – хихикнул Дронт. Пилоты дружно направились в кают-компанию. Инженер тут же рухнул на диван, врубая стереовизор. Девушка обнаружила еще кусок пиццы в контейнере, разогрела его на генераторе СВЧ и тоже плюхнулась в кресло, поперек сидения, свесив ноги-лапки с подлокотника. Развлекательные галактические новости резко прервались рядом страшных картин, сопровождающихся не менее пугающими звуками. Дронт аж подскочил с дивана, а кошка едва не подавилась едой.

– Будь ты проклят, Леон! А если я так пошучу с твоим компьютером! Мне для этого даже не нужны всякие хитрые гаджеты, – возмутился инженер. Как и положено любому честному киборгу, компьютер у него был встроенный...

 

Вы уже, наверное, догадались, что Леон был третьим членом экипажа. И хотя, по сути, он выполнял функции навигатора, ему выпадало достаточно много и другой работы. Он успешно справлялся с функциями координатора небольшого экипажа. В компьютерах он был настоящим ассом – не существовало ни одной системы, которая могла бы устоять от его взлома. Леон практически сросся с рубкой звездолета, где и устроил себе берлогу. Общался с экипажем он обычно посредством стереовизоров, громкоговорителей и другой звуковоспроизводящей аппаратуры. В свою каюту он не допускал никого, так что можно было только догадываться, что на самом деле творится в рубке за штурвалом. Это требовало высокой степени доверия от других пилотов, но команда уже давно привыкла к его чудачествам, не сомневаясь в профессионализме навигатора. Такой уж он социофоб.



Даниил Топорский

Отредактировано: 05.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться